Новости

09.03.2017 11:10

Экспедиция в прошлое

Валерий Фокин - о маскараде 1917 и 2017 годов.
В чем параллели двух времен, "Российской газете" рассказал режиссер, художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин.
Фото: Сергей Куксин/ РГ

100 лет революции, и 100 лет со дня премьеры великого сценического шедевра начала ХХ века - сегодня на вашу идею работают две эти даты.

Валерий Фокин: Значение этого спектакля шире сугубо театрального. "Маскарад" Мейерхольда - это один из самых прекрасных, гармоничных, но вместе с тем и трагичных спектаклей прошлого. В том театре были уникальные вещи. Да, там искали другие характеры, особое выражение страсти, темперамента. Конечно, сегодня мы живем в другом информационном пространстве, все поменялось. Но нам многое может пригодиться. И, как минимум, такая театральная экспедиция сто лет назад любопытна. Как будто мы залезли в 1917 год, и там, среди оживающих фотографий и костюмов Головина, начинаем поиски.

Тогда, в 1917 году спектакль Мейерхольда превратился в реквием по культуре. Огромной, большой культуре. Когда шла панихида по Нине в конце четвертого акта, фактически - отпевали ту Россию. Все чувствовали, что это так.

В связи с постановкой "Маскарада" я читал архивные материалы, - люди в 14-м году, в 16-м, в 17-м гадали: что будет с нами? Это конец света? В газетах обращались к колдунам, к ворожбе... Мы сейчас, как и век назад, перед началом какой-то новой истории, живем в апокалипсическое время, и эти исторические повторы, мне кажется, идеологически очень важны. Общая обстановка в мире - кризисная. То же самое было и 100 лет назад. Мы опять на рубеже...

Легенда гласит, что Мейерхольд репетировал свой "Маскарад" шесть лет. Почему так долго?

Валерий Фокин: Неточно говорить, что шесть лет, на самом деле - гораздо меньше, просто процесс растянулся по времени. Я тоже сначала думал: ничего себе, шесть лет репетировали, что, каждый день? Ничего подобного. Началось все как самостоятельная работа - Теляковский, директор императорских театров, только к концу разрешил тратить деньги. Репетиции то возобновлялись, то прерывались.

Потом хотели выпустить "Маскарад" к 1914 году, к юбилею - собирались праздновать столетие со дня рождения Лермонтова. Но началась Первая мировая война, премьеру отменили. Позже вернулись. Менялись исполнители. Время требовалось на изготовление невероятных декораций Головина - там четыре тысячи эскизов, реквизит, бутафория, чашки, ширмы, мебель, около тысячи эскизов костюмов, пять занавесов. Колоссально. Надо сказать, в музее Александринского театра многое из того спектакля сохранено. Так что только читается: шесть лет шла работа. Но она то шла, то не шла.

А потом, как это часто бывает, когда оставался лишь месяц до премьеры, Теляковский поставил дату и сказал: будете играть 25 февраля, или не будете играть вообще. И они тут же мобилизовались и выпустили. Когда даже в голову не могло прийти, как эту огромную махину за месяц Мейерхольду удастся собрать, а плюс еще хор и оркестр. Но все в итоге оказалось на месте. Так обычно и бывает, когда поставлены жесткие сроки.

В спектакле Мейерхольда было занято около двухсот человек статистов...

Валерий Фокин: Мы не приглашали такое количество молодых актеров для участия в пантомимах и сценах бала - у нас их значительно меньше. Всего не восстановить. Потом, ведь существовало четыре редакции "Маскарада". В 1917 году было двести статистов, а в редакции 1939 года уже меньше задействовано народа, - учащихся театральных школ, студий, в том числе Мейерхольдовской. И пел хор Архангельского. Для нас музыку написал композитор Александр Бакши. Есть и звуковые вкрапления из мейерхольдовского спектакля. Вокруг в переходах Александр Бакши дал шику сегодняшнего ритма, современного звука, чуть ли не альтернативного рока. А внутри, извините, если там идет Вальс-фантазия Глинки, то он должен идти. Так же как и мазурка на балу. Или поется романс...

Конечно, это другой театр. Но это и любопытно. Мне интересно было сравнить подходы через сто лет. Это намного увлекательнее, чем, если бы я взял просто "Маскарад", и стал его интерпретировать, делать современную историю.

Мейерхольдовский "Маскарад" оказался самым дорогим спектаклем той театральной эпохи...

Валерий Фокин: Для нас это тоже была, во всяком случае, не дешевая история. Потому что с одной табуреткой такое нельзя было сделать. Одни занавесы восстановить - целая эпопея. Решали вопрос: где их шить? Ведь был только один мастер в Петербурге, который это делал.

Но Лермонтов и Мейерхольд заслуживали всех затрат, что и говорить. Для Александринского театра это был важный момент. Живы еще старики, которые помнят последнюю редакцию "Маскарада" сороковых годов, начала войны. С этим спектаклем связана еще одна легенда, что все декорации мейерхольдовского "Маскарада" погибли. Якобы туда, где они хранились в императорских мастерских, упала бомба, и все сгорело. На самом деле - они были вывезены и спрятаны. Потому что Мейерхольд был репрессирован. Но списали на то, что бомба все уничтожила. И в результате - сохранили. В данном случае, они хорошо тогда придумали...

Событие

В завершении юбилейной программы спектакля "Маскарад" в сентябре 2017 года гастроли спектакля Александринского театра "Маскарад. Воспоминания будущего" пройдут в Москве на Исторической сцене Большого театра России.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники