Новости

14.03.2017 23:42
Рубрика: Культура

"Я поведу тебя в музей..."

Ничего необычного в том, что 9 марта 2017 года забастовали сотрудники Лувра, и прежде всего служба безопасности этого музея, пожалуй, и не было. И прежде всего потому, что подобные забастовки здесь случаются регулярно, как правило, не реже, чем раз в два года. Их причина неизменна - музейные профсоюзы жалуются на увеличение потоков посетителей при неизменной численности сотрудников и замороженной заработной плате. Разве что в апреле 2013 года к этим причинам добавилась еще одна - карманные кражи, опустошающие карманы и сумки посетителей и служащих, которые опять же участились из-за того, что музейные работники не могли уследить за бандами несовершеннолетних воришек, которые проникали в Лувр на льготных условиях.

Не только в марте 2017 года, во время взрыва посещаемости выставки "Вермеер и мастера жанровой живописи", когда за день ее стремились посмотреть 9,5 тысячи человек, а за неделю - 40 тысяч, но и в феврале 2007 года служба безопасности Лувра бастовала, перекрывая кассы, где продавали билеты в музей, из-за того, что ее сотрудники, по их словам, испытывали страшный стресс, охраняя "Мону Лизу". Шедевр Леонардо да Винчи за день осматривали 65 тысяч людей: теоретически каждый из них мог совершить акт вандализма по отношению к великому полотну. Еще десять лет назад сотрудники, обеспечивающие безопасность шедевров Лувра, жаловались на "страшные перегрузки" на рабочих местах и требовали увеличить премиальные выплаты со 100 до 150 евро. В принципе, их можно было понять. За один год - с 2005 по 2006 количество посетителей главного музея Франции увеличилось на 800 тысяч человек и достигло 8,3 миллиона. В 2015 году эта цифра превысила 8,6 миллиона, а Лувр стал первым музеем мира по посещаемости. Но и там, где наплыв посетителей меньше, чем в Лувре, например в д'Орсе, случаются забастовки персонала. Несколько лет назад здесь бастовали из-за решения Генеральной дирекции музеев отменить выходной день для того, чтобы открыть экспозиции для школьников и студентов колледжей: сотрудники увидели в этом наступление на свои права. Разумеется, лично у них никто не отменял выходные, но сам факт, что увеличивался поток посетителей, вызывал негодование профсоюза.

В 2015 году в Лувр пришли 8,6 миллиона человек, он стал самым посещаемым музеем мира

При этом важно понимать, что не только во Франции, во всем мире, в том числе и в России, музеи стараются не просто увеличить поток посетителей, но сделать это, расширяя свои выставочные пространства, увеличивая количество залов и даже зданий, которые приобретают или строят для того, чтобы публика могла увидеть большую часть коллекций, чем сегодня. За минувшие четверть века Эрмитаж, Русский музей, Третьяковская галерея, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Исторический музей и многие другие российские музеи, что называется, приросли недвижимостью. Это естественным образом отразилось на количестве посещений. И если в 2015 году Эрмитаж посетили 3,6 миллиона человек, то после полного освоения здания бывшего Генерального штаба, открытых хранилищ за пределами Дворцовой площади эта цифра может приблизиться к 6 миллионам. Что, в свою очередь, бесспорно, должно изменить и число сотрудников, и качество управления зрительскими потоками. Подобная стратегия развития позволяет решить две задачи: представить публике все большую часть своих фондов и увеличить собственные доходы. Ведь крупные музеи могут одновременно показывать от 7 до 10% своих собраний. А увеличение собственных доходов позволяет более успешно привлекать новые инвестиции. Понятно, что реализация такого рода амбициозных планов предполагает и увеличение расходов, но результаты стоят того. При этом нельзя забывать, что музеи не могут и не должны превращаться в доходные предприятия. У руководителей музеев существует ответственность не только перед их спонсорами, но и перед современной культурой и перед будущим, для которого они должны сохранить те шедевры. Они знают, что устают не только сотрудники, но и картины, которые не могут все время выставляться напоказ и бесконечно путешествовать, не возвращаясь домой.

Совсем недавно в рамках программы "Культурная революция", которая была посвящена проблемам современной жизни музеев, чуть было не разгорелся скандал, выходящий за рамки "парламентской дискуссии". Речь зашла о причинах огромных очередей на звонкие выставки последних лет - от антологии Валентина Серова до шедевров из Музея Ватикана. При том, что в ведущих музеях страны давно продают электронные билеты по Интернету, справиться с очередями довольно сложно. Прежде всего потому, что есть пределы пропускных возможностей музейных залов. Это связано и с воздействием публики на состояние работ - потоки зрителей неизбежно влияют на температурно-влажностный режим в залах, несут с собой огромное количество микробов и вирусов, которые могут быть разрушительными для произведений. Они требуют высокого напряжения всех музейных служб. Наконец, публика за свои деньги должна получать качественную услугу: ей нужно предоставить оптимальное время для осмотра экспозиции. Словом, у музейной активности есть свои пределы, которые не должны разрушать ни жажда заработать побольше денег, ни зигзаги социальной моды.

Нельзя забывать, что музеи не могут и не должны превращаться в доходные предприятия

Успокаивает то обстоятельство, что сегодня, при очевидном музейном буме, общее число посетителей, жаждущих встречи с прекрасным, не превышает четверти миллиарда в год. То есть не более 3,5% от общего населения планеты. А ведь есть музееманы, которые готовы ходить туда не один, и не два раза в год. Они точно знают: сегодня чаще всего спрашивают не о том, что прочитали, а о том, что посмотрели.

Культура Культурный обмен Культура Арт Музеи и памятники Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники