Человек сверхчеловеку корм

Рецензия 15.03.2017, 16:00 | Текст: Алексей Литовченко

Хмурого вида лысый мужик похищает трех старшеклассниц явно не с целью щенят показать. Его зовут Кевин, и он - личность в самом буквальном смысле многогранная. У Кевина в голове умещается целая коммунальная квартира, где ютятся еще 22 человека. Притом "добрососедство" - не самое, мягко говоря, подходящее слово для описания атмосферы, царящей в этом ментальном клоповнике: всю власть прибрали к рукам мерзенькая характером тетка и нервный педант. С ними, а также с одним малолетним мальчуганом в основном и предстоит иметь дело пленницам.

У тех, впрочем, распределение ролей тоже не вполне равномерное. Но в определенной степени справедливое, если принять во внимание продвигаемые восставшим из пепла Шьямаланом идеи, о коих чуть позже. Две из трех запертых в подвале девочек - типичные богатенькие популярные школьницы, из тех, кому все бы хиханьки да фоточки в Instagram. Они тут откровенно для мебели. Тогда как третья - изрядно потрепана судьбой, и оттого в жестоком социуме пубертатных сверстников числится изгоем. Ей по сценарию положены флэшбэки и старательно прописанный характер - она исполняет роль Красавицы с иммунитетом к Стокгольмскому синдрому, то есть не влюбляется в Чудовище, а изучает его, находит его слабые стороны, из жертвы становясь охотником. В чем ей немало помогает некоторый объединяющий их с похитителем опыт. Довершает список действующих лиц бабуля-психиатр, Кевина лечащая, - тоже, как и фурнитурные девицы, по сути, персонаж-функция, но функция более важная.

В свое время один немец с кустистыми усами и извилистыми мозгами придумал сверхчеловека. Что это такое, он толком не объяснил, но некоторые идеей настолько прониклись, что, пользуясь ее расплывчатостью и - как следствие - гибкостью, принялись растягивать бедного уберменша в разные стороны и натягивать его, бедного, за уши на что попало. Иногда получалось совсем печально. А вот у Шьямалана вышло здорово.

Не страдал - не сверхчеловек. Сверхчеловек - цель. Человек - средство. В худшем случае - питательное. Это если не страдал (см. п. 1). Ницшеанские тезисы в "Сплите" цветут буйным цветом, щедро опыляемые фантазиями на тему диссоциативного расстройства идентичности, которая сама по себе ввиду малоизученности к фантазиям располагает. Личный мозгоправ Кевина, которая бабуля, считает вот, что иные из особо юродивых - возможно, хоть и душевнобольные, а здоровее многих "нормальных". И что в них - ключ к потусторонним тайнам Психеи, а также ответ на вопрос жизни, Вселенной и всего такого. И даже эволюции. А поскольку диссоциация, как большинство ученых полагает, - следствие травм и переживаний, это лишь еще раз подтверждает первый тезис данного абзаца.

Из этого чудного симбиоза философии и психиатрии Шьямалан соорудил нечто еще более бульдогоносорогистое, водрузив на вершину своего творения, как он это любит, неожиданный твист, благодаря которому фильм трансмутирует в какую-то странную штуковину, очертаниями отдаленно напоминающую марвеловскую киновселеную. И, что характерно, она живая!

В этом отчасти заслуга Джеймса МакЭвоя, прямо на глазах изумленной публики меняющегося в лице каждый раз, как у Кевина внутри происходит смена караула. И отчасти - самого М. Найта, который все эти метаморфозы фиксирует крупным планом. Но для этого, допустим, много ума не надо - нужно просто МакЭвою время от времени говорить: "Эй, Джимми, давай ты сейчас как будто девятилетний пацан. А теперь давай как будто дама средних лет". И МакЭвой слушается - то пляшет инфантильно, то бутербродики принимается заботливо конструировать, кокетливо поправив шерстяную накидку.

Но не МакЭвоем единым. Шьямалан, перезагрузившийся, казалось, окончательно в "Визите", понемножку выудил из своих предыдущих картин - включая откровенно неудачные - все, что в дело годится. Из "Знаков" - детерминистский мотив (все неспроста, мол), из "Дьявола" - собственно, дьявольщину. Один фильм так вообще приквелом сделал. Затем в сто пятидесятый раз пересмотрел и переконспектировал классические триллеры Хичкока. Нашел нового Энтони Перкинса. Собственные приемы переосмыслил: медленные повороты камеры, крупные, опять же, планы в изобилии, отражения, камео себя любименького. И все это вдруг начало работать как надо. Кроме камео, оно опять дурацкое и не к месту.

"Сплит" - никакой, конечно, не хоррор, а самый настоящий психологический (психиатрический, точнее) триллер, где совершенно отсутствует интрига, кто в итоге выживет, но ее там изначально и не предполагалось. Зато присутствует интрига иного рода - что дальше будет. А дальше - не сочтите за спойлер - точно будет. И если многострадальный М. Найт Шьямалан, подобно своему герою, действительно трансмутировал в сверхкинодела - демиурга киновселенной, будет ого-го.

4.0

Другие материалы по темам

Читайте также