Что удивило иностранцев в путешествии по российскому Крыму

Почему крылатое выражение "Потемкинские деревни" имеет мало общего с путешествием Екатерины Великой по российскому Крыму

Мифы и правда истории - неисчерпаемая тема для ученых, писателей, кинематографистов. переплетение вымысла и доказанных фактов, фольклора и архивных документов делают наши знания глубже, ярче, эмоциональнее. Ведь за каждым мифом стоит своя история, порой не менее интересная, чем история реального события.Открываем рубрику материалом о "Потемкинских деревнях".

"Потемкинских деревень", конечно, не было, то и дело повторяют знатоки истории и интеллектуалы. Не было декораций вместо реальных деревень. Но крылатое выражение не исчезает, помечая прихотливую дурь подчиненных, готовых перед взором высокого начальства являть театр несуществующих достижений.

А что все-таки было?

Екатерина Великая, добившись независимости Крыма и дальнейшего его присоединения к России, отправилась в 1787 году осмотреть новые земли - Новороссию и Таврическую область. После чего некоторые современники засвидетельствовали курьез: князь Потемкин демонстрировал государыне переустройства и изобилие новых земель нарисованными на ширмах, не существующими в реальности деревнями.

Но кто эти очевидцы?

Схема поездки Екатерины Великой по Крыму в 1787 году.


"Люди и стада пригнаны фигурировать..."

Среди приверженцев растиражированного сюжета оказались прежде всего конкуренты князя Потемкина. Неоднократно ловимый современниками на множестве ошибок историк и публицист князь Михаил Щербатов, знаменитый полководец и военный теоретик граф Петр Румянцев, один из могущественных статс-секретарей Екатерины князь Александр Безбородко... "Злоба", "зависть" и "все коварства" - эти слова из письма Щербатова, адресованного Екатерине, вполне соответствуют отношениям придворных группировок и "партий" вокруг императрицы.

Не больше оснований доверять и иностранным распространителям мифа. Швед Иоанн Альберт Эренстрем подробнейшим образом описывает якобы увиденное: "... На большом расстоянии видны были деревни, но они были намалеваны на ширмах; люди же и стада пригнаны фигурировать для этого случая, чтобы дать самодержице выгодное понятие о богатстве этой страны... Везде видны были магазины с прекрасными серебряными вещами и дорогими ювелирными товарами, но магазины были одни и те же и перевозились с одного ночлега на другой".

Но эту впечатляющую картинку Эренстрем рисует в своих мемуарах спустя несколько десятилетий. За плечами у него судьба политического авантюриста, служившего по очереди то Швеции, то России, стоявшего у позорного столба и однажды лишь в последний момент избежавшего эшафота. "Вспоминатель" - человек с сомнительной репутацией, переметчик и конформист.

Не менее красноречивый "свидетель", саксонский дипломат Гельбиг, утверждавший, что в воинских магазинах в мешках вместо зерна лежал песок, в поездке по Крыму участия не принимал. Единственные его источники - гулявшие по Петербургу слухи. Но именно книга-памфлет Гельбига "Потемкин Таврический", многократно издаваемая в Голландии, Англии и Франции, открыла Европе феномен "потемкинских деревень". Некоторые современные критики Гельбига считали: компрометирующими выдумками он хотел приостановить поток западных колонистов в Крым по призывам Екатерины.

И. Айвазовский. Приезд Екатерины Великой в Феодосию. 1883 год.

Как сказали бы сейчас, это был антипиар.

Но в то же время австрийский принц Шарль Жозеф де Линь, посланный императором Иосифом II в Россию с важными поручениями, благосклонно принятый и надолго оставшийся в Петербурге, был в крымской поездке с императрицей и по возвращении назвал толки о декорациях нелепицей.

- "Потемкинские деревни" - именно миф, а не достоверно установленный факт, - безоговорочное мнение известного филолога Александра Панченко, автора работы "Потемкинские деревни" как культурный миф". Но исчерпывается ли причина его возникновения одной лишь борьбой придворных группировок и мелкой злостью иностранцев?

И все-таки - что за чудеса Потемкин демонстрировал императрице в Крыму?


Апельсины на лаврах

Князь Потемкин-Таврический - человек недюжинного калибра и огромных заслуг перед Россией жил в век, который сегодня можно было бы смело назвать веком "придворного пиара".

Большим пиар-талантом обладала, во-первых, сама императрица.

- Сюжета с декорациями вместо реальных деревень, конечно, не было, - рассказывает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. - Сюжеты эти в основном придумали немцы, которых не взяли в поездку. Но надо понимать, что у Екатерины во всех ее деяниях присутствовал театр. Не для того, чтобы пустить пыль в глаза. Это была своего рода презентация будущего - ей хотелось показать, как здесь все будет. Или как может быть.

Екатерина Великая очень увлекалась театром, сама играла, но это не была игра с целью обмануть, поясняет Михаил Борисович:

- Актер же не обманывает, он - играет. Рассказывает историю другими способами. Так же и государыня. Такой театр длился все ее путешествие в Крым. Она, например, возила с собою сервизы и декорировала ими презентации чего-то возможного в будущем.

Чем же государыню, выдающуюся мастерицу пиара, мог удивить князь Потемкин?

Но Григорий Александрович тоже был выдумщик, каких поискать!

Одно из "великолепных по разнообразию и пышности" зрелищ, подготовленных князем, демонстрировало императрице "амазонскую роту" из ста вооруженных балаклавских дам, в основном гречанок. Наряд их был весьма впечатляющ - юбки из малинового бархата с золотыми галуном и бахромою, курточки зеленого бархата с золотым галуном, тюрбаны из белой дымки с золотом, блестками и страусовыми перьями. К ружьям, выданным дамам, даже добавили по три патрона. Правда, холостых. Смотр роты состоялся среди лавровой аллеи, усеянной лимонами и апельсинами.

Которые, как известно, на лаврах не растут.

Назвать это "потемкинскими деревнями"? Но авторы декораций и не мыслили выдавать их за реальность. Историки же склонны рассматривать такие инсценировки как интересное свидетельство об истории развлечений, придворного быта и поведения 18 века.

Иллюминации, фейерверки и салюты тоже входили в культуру развлечений того времени. И в крымском путешествии Екатерины они были особенно грандиозны и пышны. Фейерверк в Севастополе, например, насчитывал до 20 тысяч одновременно взлетавших в небо ракет. (Австрийский император Иосиф II, сопровождавший Екатерину в поездке под именем графа Фалькенштейна, даже расспрашивал фейерверкера о технических деталях феноменального шоу). А тут еще 55 тысяч плошек, разложенных на горах, будучи зажженными, образовали вензели императрицы...

Королевские и царские дворы не отличались экономией казенных денег на развлечения. Граф де Людольф писал, что "для разорения России надобно не особенно много таких путешествий и таких расходов". Спорить с этим трудно. Однако серьезные историки сожалеют, что бесконечные феерии мешали разглядеть важные идеи, которые двигали устроителями иллюминаций.

И они были связаны с вопросами, судьбоносными для России.



В. Нестеренко.Триумф Екатерины. 2007 год.

Флот и армия - потемкинский проект

Прежде всего в путешествии взору высоких гостей - австрийского императора Иосифа II и нескольких принцев Европы - были явлены сильные флот и армия. Из Киева в Крым Екатерина отправилась хоть и на богато декорированных в римском стиле, но настоящих военных галерах. Вооруженные суда весьма впечатлили иностранных гостей, особенно пальбой, хоть и приветственной, из настоящих пушек.

Поражала гостей и армия. Татарская конница сопровождала Екатерину в качестве почетной охраны. Три тысячи донских казаков после впечатляющего смотра с гиканьем скакали возле ее кареты...

Уже упоминавшийся граф де Людольф позже написал "Письма о Крыме" по дневнику, который вел во время поездки. Граф был поражен тем, как стремительно, прямо на его глазах ( он приехал в Херсон за несколько недель до прибытия туда государыни) были построены военные корабли. Поначалу де Людольф сомневался в долговечности сделанного на скорую руку. Но вскоре записал в дневник: "знатоки говорят, что корабли очень хорошо сделаны", несмотря на то, что "строитель - русский и никогда не выезжал из своего отечества, но, по-видимому, он хорошо знает свое дело".

- Это страна вещей удивительных, - признал пораженный граф.

Почти теми же словами выражал свои впечатления граф де Сегюр, говоривший Иосифу II: все увиденное похоже на страницу из "Тысячи и одной ночи".

Восхищение в отзывах иностранцев, впрочем, все время соседствовало со скепсисом. На прямой вопрос Екатерины, что они думают об увиденном, зачастую следовали безмолвные поклоны. Однако мысль о сильной черноморской эскадре упорно внедрялась в умы именитых гостей. Этого и добивался князь Потемкин, увлеченный такими идеями гораздо больше, чем апельсинами на лаврах.


"Наиболее обильная проектами страна..."

А еще помимо военной удали Потемкин хотел явить миру энергичное оцивилизовывание пустынных и бездорожных степей Новороссии и Крыма. И оно было явлено не намалеванными на ширмах сценами - реальностью. Даже такой сомнительный мемуарист-авантюрист, как Эренстрем, не мог не упомянуть триумфальные ворота заново выстроенного города Херсона, арсеналы, красивые дома, дворцы и крепости.

На дома, планировку улиц, посадку 80 тысяч плодовых растений Потемкин бросил 7 миллионов рублей.

Иностранные гости шутили о Херсоне: ну, второй Амстердам!

В ходе путешествия императрицы был заложен Екатеринослав (впоследствии Днепропетровск, недавно переименованный украинскими властями в Днепр), где Потемкин дал волю своим градостроительным фантазиям. Он, в частности, решил построить здесь собор, похожий на собор святого Петра в Риме. И даже больший по размеру. Планы не осуществились, храм в Екатеринославе со временем построили обычный. Но, как писал исследователь этой эпохи Александр Панченко, "Потемкин более всего потряс путешественников не тем, что он им показал, а тем, что они могли увидеть только на планах. Здесь мы вступаем в мир идей - и это, вне всякого сомнения, самое интересное в новороссийском путешествии".

Потемкинские прожекты - не "деревни"! - впечатляют и сегодня. Над князем витал дух Истории, потому что он ее проектировал.

"В этой стране ежедневно появляются новые планы; они могут быть лишь вредными, если они не выполняются с мудростью и если они не представляют собой никакой действительной пользы; но я замечаю, что в данную минуту это есть наиболее обильная проектами в мире страна", - признавал граф де Людольф.

Он, как и посланники европейских держав, вскоре стал догадываться, с какой целью взяла их в путешествие государыня.

"Их скепсис был скорее маской, - писал Александр Панченко. - За нею скрывался страх, что Россия сумеет осуществить свои грандиозные планы". Миф о "потемкинских деревнях", похоже, был плодом внутренней борьбы впечатленных гостей и их приближенных со своими страхами. И, возможно, своеобразным способом подтолкнуть на конфликт Турцию, "клюнувшую" на миф.

А как еще логически объяснить, что в тот же 1787 год она объявила войну России?

В. Сибирский и Е. Данилевский. Диорама "Штурм крепости Измаил". 1973 год.


Турецкое разоблачение мифа

В Молдавии туркам нанес ряд тяжелых поражений фельдмаршал Румянцев-Задунайский. После осады Потемкина пал Очаков. Слывшая неприступной крепость Измаил была быстро захвачена несравненным Суворовым. Турецкий флот был больше по численности Черноморского, но и здесь у турок следовали поражения за поражением - от Ушакова и де Рибаса. По заключившему войну мирному договору Крым и Очаков окончательно отошли к России, а границы российской империи были отодвинуты до Днестра...

Побежденные, сами того не желая, убедительно развеяли миф о фальши "потемкинских деревень".