Новости

19.03.2017 20:13
Рубрика: Общество

От "Стрелы" до "Зубра"

Почему с логарифмической линейкой не спешат расставаться даже в век суперкомпьютеров
Нынешний директор РФЯЦ-ВНИИТФ Михаил Железнов недавно рассказал мне, что в ящике рабочего стола хранит старую логарифмическую линейку, оставленную еще Владимиром Нечаем. Директором уральского ядерного центра (входит в структуру "Росатома") Владимир Зиновьевич Нечай был в конце 80-х - первой половине 90-х. То есть в самые тяжелые для отраслевой науки годы, а для ВНИИ технической физики - поистине драматические и переломные…
До появления первых ЭВМ вычисления вели на логарифмических линейках, счетных машинах "Мерседес" и советских арифмометрах типа "Феликс". Фото: Александр Емельяненков До появления первых ЭВМ вычисления вели на логарифмических линейках, счетных машинах "Мерседес" и советских арифмометрах типа "Феликс". Фото: Александр Емельяненков
До появления первых ЭВМ вычисления вели на логарифмических линейках, счетных машинах "Мерседес" и советских арифмометрах типа "Феликс". Фото: Александр Емельяненков

Сейчас времена иные. Электричество и воду за долги не отключают. Зарплату в институте и во всем Снежинске люди получают без задержек, и вполне приличную. Да и собственная вычислительная база в уральском ядерно-оружейном центре год от года крепнет. А логарифмическая линейка - она как напоминание о том периоде жизни нашей страны. Да еще о том, что интеллект ученого не может полностью заменить даже самая совершенная и мощная ЭВМ, которой располагает центр.

Однако на этой теме - вычислительных возможностях их главного суперкомпьютера - твердое табу. Ни директор Железнов, ни научный руководитель центра академик РАН Георгий Рыкованов развивать ее не станут. А вот о гражданских ответвлениях мы обстоятельно говорили с заместителем директора Юрием Румянцевым, отвечающим как раз за это направление.

По его словам, за пять последних лет объем "прочей" продукции РФЯЦ-ВНИИТФ вырос втрое: был в районе миллиарда рублей, а в 2015-2016 годах уверенно перевалил за три. В ближайших планах - выйти на четыре миллиарда выручки от реализации той самой, прочей, продукции.

- Почему "прочая"? Потому что не вся такая продукция имеет гражданское назначение, - предвосхищает Румянцев мой неизбежный вопрос. - У нас так: все, что не ядерные заряды и не ядерные боеприпасы, считается прочей продукцией. Если за год от нее набегает три миллиарда выручки, то три четверти в портфеле - это вещи, применимые в смежных с нами отраслях. А чистой "гражданки" не так много…

Из того, что хорошо умеют делать в Снежинске и что применимо в "смежных отраслях", на первом месте лазеры. Совсем недавно на специализированной выставке "Фотоника. Мир лазеров и оптики-2017", которая проходила в Москве, потенциальным потребителям был представлен оптоволоконный лазер и элементная база твердотельных лазеров уральской разработки.

- Мы предлагаем разработки под конкретного заказчика, под его технические требования - от идеи до мелкосерийного производства, - рассказывает Юрий Румянцев.- Крупные серии, десятками тысяч штук, мы никогда не производили. А мелкую серию - до 50, 100 изделий можем выпускать у себя. Начинается обычно с идеи, с испытания одного-двух образцов. После того как заказчик говорит "да, мне это нравится", идет присвоение литеры и осваивается производство. Специально по лазерам год назад запустили участок мелкосерийного производства на нашем заводе №1. Видим возможность сделать лазер полностью отечественным. Пока еще есть определенные компоненты иностранного производства, и прямо стоит задача их замещения.

На второй, вслед за лазерами, важнейшей позиции - разработка супер-ЭВМ и компьютерное моделирование. Но и здесь не массовое серийное производство, а довольно узкая специализация на машинах среднего класса под конкретного заказчика. Из недавних примеров - ЭВМ, созданная и поставленная в Москву для проектного и конструкторского института НИКИЭТ им. Доллежаля. Эта машина для сложных расчетов создавалась в тесной кооперации двумя ядерными центрами - Снежинска и Сарова.

- Проект, продолжавшийся около трех лет, успешно завершен, - резюмирует мой собеседник. - А до этого у наших коллег во ВНИИЭФ была Федеральная целевая программа по ГРИД-технологиям, и в ней ставилась задача по масштабированию сравнительно небольших машин - класса 1-2 терафлопс.

Параллельно с этим в Сарове занимались доработкой программного обеспечения под машины такого класса. А в Снежинске, отметим, замахнулись выше - на машины производительностью свыше 10 терафлопс.

Имя собственное "Зубр" получила модульная разработка мощностью от 10 до 100 терафлопс. По словам Румянцева, она содержит в себе всю инженерию: системы питания, охлаждения, пожаротушения - все в этой машине есть.

Первые ЭВМ, как и первый спутник, стали символами эпохи. Фото: РФЯЦ-ВНИИТФ

- Когда наших специалистов приглашают поговорить на тему больших машин или высокопроизводительных вычислений, мы идем от задачи. То есть пытаемся понять, для какого класса задач необходима та или иная машина. И потом именно это определяет ее архитектуру - строение материнских плат, количество графических ускорителей либо количество вычислительных процессоров. Инженерные решения, которые при этом осуществляются, как раз и являются нашим продуктом.

Всякая большая машина потребляет много электроэнергии, а значит, требуется отвод тепла. В этих компетенциях и технологиях мы достаточно хорошо разобрались, поэтому можем просчитать и предложить решения, абсолютно конкурентоспособные - в разы более выгодные с точки зрения энергозатрат…

Фото: РФЯЦ-ВНИИТФ

Как фактор абсолютно позитивный и обоюдовыгодный расценивают в Снежинске хорошие партнерские отношения с коллегами из ВНИИЭФ.

- У них есть продвинутые продукты, которых нет у нас, - не боится признать Юрий Румянцев. - Например, программный пакет "Логос". Да и другие их продукты можно достаточно быстро довести, что называется, "до коробки". Мы с абсолютным пониманием относимся к тому, что ВНИИЭФ - головной в этом деле. Они дольше этим занимаются, и многие вещи понимают лучше. Поэтому спокойно идем на изготовление каких-то отдельных модулей, отдельных блоков.

А для клиента за пределами атомной отрасли нет принципиальной разницы в том, какую часть и где - у нас или во ВНИИЭФ - исполнили. Это все - разработки "Росатома", и они работают на усиление наших общих позиций.

Досье "РГ"

Что за зверь уральский "Зубр"?

Суперкомпьютер средней производительности "Зубр" в базовой конфигурации имеет минимальную производительность 10 терафлопс. На основе базовой конфигурации можно сформировать вычислительную систему производительностью до 100 терафлопс. В шкафу небольшого размера размещены: вычислительная система, система бесперебойного питания, система охлаждения и система пожаротушения. Такая компоновка всех систем позволяет установить суперкомпьютер "Зубр" в обычное помещение, не требующее специальной подготовки. При этом у заказчика есть право и возможность еще на стадии рабочих консультаций определить оптимальную для себя комплектность: типы процессоров CPU и их количество, наличие ускорителей GPU и их количество, емкость оперативной и внешней памяти.

Далекое-близкое

В хозяйстве Забабахина

Во времена хрущевской "оттепели" вместе с первыми в мире спутником и атомным ледоколом в нашей стране появилось много всего со словом "впервые". В том числе первые советские ЭВМ "Стрела". Для чего использовали такую машину в ядерном центре на Урале? И почему математики, а с ними заодно физики-теоретики еще долго не решались расстаться с привычными логарифмическими линейками, на которых были рассчитаны первые в СССР атомные и водородные бомбы?

Об этом и многом другом пойдет речь на XIII Забабахинских научных чтениях. Они открываются 20 марта в Снежинске и посвящены 100-летию со дня рождения академика Е.И. Забабахина, который с 1960-го до конца 1984 года был научным руководителем этого ядерного центра и активно внедрял в своем коллективе новые методы вычислений и новую вычислительную технику.

Общество Наука Компании Госкорпорации Росатом