Новости

Давид Иоселиани: ХХI век станет веком хирургии без хирургических разрезов, а иногда и наркоза
В Суздале традиционно проводится Российская школа молодых специалистов по рентгенэндоваскулярной диагностике и лечению. Организаторы школы - Российское научное общество интервенционных кардиоангиологов, Центр интервенционной кардиоангиологии и Первый Московский медицинский университет имени Сеченова. На обложке программы школы года нынешнего значится "третья". Но история проведения подобных школ насчитывает не одно десятилетие. В чем же смысл таких мероприятий? Об этом обозреватель "РГ" беседует с инициатором и научным руководителем школы, академиком, директором московского Центра интервенционной кардиоангиологии Давидом Иоселиани.
Новый щадящий метод позволяет оперировать без хирургических разрезов, а иногда и наркоза.  Фото: depositphotos.com Новый щадящий метод позволяет оперировать без хирургических разрезов, а иногда и наркоза.  Фото: depositphotos.com
Новый щадящий метод позволяет оперировать без хирургических разрезов, а иногда и наркоза. Фото: depositphotos.com

Давид Георгиевич, мы не впервые говорим об эндоваскулярной хирургии. Тем не менее известно о ней мало. Что это за метод? Почему он набирает популярность?

Давид Иоселиани: Официально наша специальность называется "рентгенэндоваскулярная диагностика и лечение". Однако правильнее было бы называть ее "рентгенэндоваскулярная хирургия". Этот метод позволяет выполнять лечебные процедуры, можно сказать, аналогичные хирургическим вмешательствам, практически на любых органах тела, не требуя ни хирургических разрезов, ни искусственного кровообращения, ни наркоза в подавляющем большинстве случаев. Эти диагностические и лечебные вмешательства значительно более щадящие, что комфортно для всех пациентов, а в особенности тех, для которых открытые операции сопряжены с большим риском или вовсе противопоказаны. К примеру, у пациентов преклонного возраста или с тяжелыми сопутствующими заболеваниями. Метод выигрышный и с точки зрения продолжительности лечебных процедур. Они значительно короче, чем аналогичные по цели хирургические вмешательства. Проводятся они через проколы или крохотные разрезы, с помощью катетеров, проводников, баллонов и других приспособлений. Это немаловажно и с чисто косметической точки зрения - рубцов и шрамов не остается. На протяжении всей процедуры пациент в сознании, он в контакте с врачом, и в любой момент может комментировать свои ощущения и эмоции. А это помогает врачу контролировать ситуацию. И больные выписываются из клиники не через неделю-две, а на второй-третий день после вмешательства. Сотни тысяч пациентов получили лечение этими методами, что позволило им вернуться к полноценной жизни.

Это направление медицины быстро внедряется во все области: для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, в онкологию, гинекологию, нефрологию, пульмонологию, гастроэнтерологию, неврологию, офтальмологию, урологию и так далее. Можно утверждать, что XXI век будут называть веком рентгеноэндоваскулярной медицины. Труднее назвать область, куда не проникнут катетеры, стенты и другие атрибуты этого метода, который получает все больше распространения в мире. И наша страна - не исключение.

Не только в больших городах и в крупных клинических центрах, но и в региональных клиниках появляются соответствующие специалисты и оборудование. Хотя справедливости ради вынужден признать: мы немножко запоздали с его внедрением. Долгое время полноценному развитию мешало нежелание консервативных кардиологов и кардиохирургов предоставить этому перспективному направлению "зеленую улицу". Да и организаторы здравоохранения не спешили. Страдало финансирование, практически отсутствовали отечественные расходные материалы: стенты, баллоны. Кстати, и сегодня с этим не все в порядке: лишь единичные российские предприятия производят такую продукцию. Поэтому нашу школу мы используем и как площадку для демонстрации продукции фирм - производителей медицинских изделий, как отечественных, так и зарубежных.

Жизнь у врачей в наши дни и так нелегкая. Зачем же осложнять ее сведением счетов?

Но главное-то кадры. Как, кто, где их готовит?

Давид Иоселиани: Этот вопрос непосредственно относится к событию, которое привело нас в Суздаль. Кадров явно не хватает. Это не только российская проблема, так обстоит дело во многих странах. Мы стремимся использовать все возможности для образования молодых врачей. По нашей инициативе в ведущих медвузах страны - в Первом МГМУ имени И. М. Сеченова и в РНИМУ имени Н. И. Пирогова - созданы профильные кафедры, где молодые специалисты повышают профессиональный уровень. Сейчас решается вопрос о преподавании этой специальности студентам-медикам. С той же целью мы решили возродить традицию школ молодых специалистов. Кстати, идея школы родилась в нашей стране, а первая была организована более 40 лет назад по инициативе выдающегося кардиохирурга, директора Института сердечно-сосудистой хирургии, академика Владимира Ивановича Бураковского. Какое-то время школы проводились регулярно. Та, первая школа, также проходила в Суздале. И когда мы решили возобновить эту практику, то, естественно, решили вернуться сюда. Молодые врачи стремятся попасть в нашу школу. Здесь они могут не только послушать лекции известных специалистов, но и рассказать о волнующих их проблемах, обменяться мнениями по наиболее актуальным проблемам. В таком общении нередко рождаются новые оригинальные мысли и предложения. С будущего года хотим дать возможность молодым специалистам в период прохождения школы выставлять по одному своему докладу о наиболее значимых исследованиях. Конкурсная комиссия определит три лучшие работы и премирует авторов поездкой на один из престижных международных форумов.

Давид Иоселиани: Что греха таить, профессиональный уровень многих врачей оставляет желать... Фото: Олеся Курпяева

Мне кажется важным еще и то, что молодежь общается друг с другом. Видно, что они коллеги, что, образно говоря, одной крови - понимают друг друга, готовы к сотрудничеству.

Давид Иоселиани: Согласен. В нашей огромной стране, к сожалению, многие специалисты не знакомы друг с другом. Подобные школы помогают знакомиться, обмениваться информацией. А для кого-то это может стать началом дружбы. Ведь нередко между врачами одной специальности возникает нездоровое соперничество, переходящее в неприкрытую вражду. Жизнь у врачей в наши дни и так нелегкая. Зачем же осложнять ее сведением счетов? Школы и подобные им мероприятия помогают налаживать не только профессиональные, но и чисто человеческие отношения. В перспективе прямые трансляции показательных операций, проводимых самыми известными учеными из ведущих рентгенэндоваскулярных центров страны в зал заседаний школы. И молодые специалисты в интерактивном режиме смогут задавать вопросы, делать комментарии.

Повышение квалификации и уровня образования врачей надо, если можно так выразиться, насаждать повсеместно, буквально насильственными методами.

Давид Иоселиани: Конечно! Чего греха таить, профессиональный уровень многих врачей оставляет желать... В то же время такие мастер-классы не должны быть длительными, с отрывом профессионалов от работы на большие сроки. Я не считаю правильным, когда доктор исчезает надолго, чтобы получить бумажку - сертификат. Самая лучшая школа профессионализма - это когда врач стоит у операционного стола, у постели больного, у диагностического оборудования и делает то, что ему велено самим Богом - лечит больных.