23.03.2017 10:07
    Рубрика:

    Почему татарстанцы переезжают из города в экопоселения

    Все больше жителей Татарстана уезжают жить в сельскую местность
    В последние годы в разных районах Татарстана появилось около двух десятков так называемых экопоселений, или родовых поместий. Сюда переезжают семьи, решившие сменить городскую суету на сельскую размеренность. И таковых становится все больше. Что представляют собой эти населенные пункты и как здесь живут "помещики" нового типа, выяснял корреспондент "РГ".

    Идеология экологии

    Общепризнанного смысла термина "экопоселение", или "родовое поместье", как и его юридического статуса, на сегодня нет. Одни понимают под ним "возврат к истокам" с отказом от достижений цивилизации - электричества, автомобилей и компьютеров. Другие - сочетание жизни на селе с удобствами, которые предоставляют современные технологии.

    Объединяет и тех и других желание жить в экологически чистой и тихой по сравнению с городом обстановке, как можно меньше нанося вред окружающей среде. На этом основываются некоторые правила - например, возделывать землю определенным способом и без удобрений, а также отказываться от привычной в хозяйстве бытовой химии. В каждом поселении существуют и дополнительные ограничения.

    Один из подобных населенных пунктов разместился в часе езды от столицы РТ - в Звениговском районе Марий Эл. Организовали его и обосновались в нем в основном казанцы: в Татарстане со свободными земельными участками трудновато, вот и обратили внимание на соседний регион.

    Вырвались из замкнутого пространства

    Сейчас в поселении постоянно проживает 27 семей, включая 20 детей. У каждой из них участок по 1,3 гектара, и такой размер площади выбран не случайно. Как объясняют инициаторы проекта, на меньшей территории с трудом удастся разместить все необходимые для большой семьи объекты - дом, баню, гараж, мастерскую, огород с теплицами и сад. На большем же пространстве неизбежно появятся неиспользуемые участки, вдобавок усложняется вопрос с подводом коммуникаций.

    Чуть более полугода назад жителями поселения стала семья Гимаевых: Артур, Мария и две их дочери.

    В беседе с корреспондентом "РГ" Мария призналась: до недавнего времени она и думать не могла, что уедет из мегаполиса в сельскую местность. Работала журналистом, как и супруг, в одном из городских изданий, мысли возникали разве что о доме в черте Казани или максимум - пригороде.

    - Артур активно интересовался родовыми поместьями, читал разные материалы. Несколько раз заводил разговор о возможности переезда, но я всегда была категорически против. Мнение кардинально поменялось в феврале прошлого года, когда впервые приехали сюда в гости. Проведя здесь целый день, поняла, что хочу жить и воспитывать детей в такой среде, вдали от шума и суеты, - рассказала Мария.

    Раздумья над всеми за и против, а также поиск необходимых средств продлились до лета. В начале июня, после определенных процедур, состоялся выбор участка, а спустя месяц началось активное строительство. 20 ноября Гимаевы первый раз остались ночевать в новом доме.

    - Построили дом из панелей с соломой внутри, - рассказывает Артур. - Прошедшая зима показала, что с теплоизоляцией все в порядке. Печки или масляных радиаторов было вполне достаточно. Площадь дома на первом этаже получилась около 60 квадратных метров. Есть еще второй, мансардный, но до его отделки пока руки не дошли. За деньги, в которые нам обошлось такое жилье, в Казани даже комнату купить невозможно.

    Разрешено все, что не запрещено

    В поселении действует определенный свод правил. Во-первых, поместье нельзя продать, оно только может быть передано по наследству. Юридически территория населенного пункта принадлежит дачному некоммерческому партнерству с категорией земли сельскохозяйственного назначения.

    По закону здесь можно построить дом, зарегистрировать его и даже в нем прописаться, но стать владельцем именно земельного участка не получится. Таким образом организаторы поселения подстраховались от недобросовестных граждан, которые могли бы после оформления в собственность раздробить 1,3 гектара по шесть соток и реализовать их. Не жалуют здесь и тех, кто собирается использовать поместье только в качестве дачи. Закрыт вход любителям алкоголя и курильщикам.

    Одним из ключевых моментов также является запрет на применение бытовой химии: шампуней и моющих средств. Посуду, например, чистят с помощью горчицы. В ванной используется хозяйственное или дегтярное мыло, а также косметические жидкости, имеющие в своем составе только природные компоненты.

    Вообще все решения в поселении, включая и правила поведения, принимаются на общем собрании. Здесь же разрабатывается план обустройства территории и составляются рабочие группы, которые занимаются электроснабжением, содержанием дорог и строительно-ремонтными работами.

    Каждое поместье должно участвовать в поддержании местной инфраструктуры или же материально компенсировать трудозатраты.

    Скучно не бывает

    По словам Марии, долго привыкать к жизни в новых условиях не пришлось. Как и прежде, домашние дела, забота о семье. Зато появилось время на вышивание и другие виды досуга, на что в городе обычно не оставалось сил.

    Артур работает, как принято говорить, "на удаленке" - пишет материалы для нескольких интернет-ресурсов. В поселении, кстати, несколько человек имеют возможность работать дистанционно. От нее, конечно, не отказываются, ведь потребность в деньгах никто не отменял.

    - Люди здесь очень разные, но общие интересы все же есть. Поэтому мы отлично ладим с соседями, ходим друг к другу в гости на чай и пироги, играем в настольные игры. В общем доме регулярно проводим всевозможные мастер-классы, учимся чему-то новому. Мужчины часто собираются вместе, чтобы заниматься спортом, - говорит Мария.

    - Дружелюбное отношение между соседями тоже стало одним из решающих факторов для переезда, - перебивает супругу Артур. - Обосновавшиеся в поместьях люди близки по духу, при этом не фанатики какие-нибудь. Для поселенцев жизнь в таких условиях - осуществившаяся мечта, она их не угнетает, как, например, некоторых жителей деревень, стремящихся уехать в город или, по крайней мере, в районный центр. Тут не отгораживаются трехметровыми заборами, как в коттеджных поселках, а, наоборот, многое пытаются делать сообща.

    Вместе выезжают из поселка за продуктами в районный центр Звенигово. Стараются попасть на ярмарки, где можно приобрести фермерские натуральные товары. Но и без супермаркетов, конечно, не обходится.

    Что касается медицинского обслуживания и образования детей, то, по словам Гимаевых, особых сложностей не возникает. Постоянно действующего медпункта здесь пока нет, но в поселении живут несколько человек с медицинским образованием и опытом работы, так что экстренную помощь оказать смогут. До ближайшей районной больницы семь километров.

    Вопрос с детьми школьного возраста решается по-разному: одни родители возят детей в ближайшие села (примерно 20 минут на машине), другие находятся на домашнем обучении и раз в четверть или полгода сдают аттестацию в образовательном учреждении.

    Мнения

    Камиль Насибуллов, доцент кафедры психологии личности Института психологии и образования К(П)ФУ:

    - Это явление всемирное, и социологи уже давно описали процессы фрагментации общества, характерной для нынешней эпохи постмодерна. Мировоззренческие вопросы являются решением каждого отдельного индивида. Основной тренд, задаваемый экономическими процессами, это общество массового потребления.

    Такой образ жизни, конечно, воспринимают не все, люди ищут другие смыслы. Одним из них и является жизнь в гармонии с природой, это их духовная потребность, мировоззренческая система. Для урбанизированного общества это кажется чем-то новым. Хотя опыт жизни крестьян никуда не делся из нашей родовой памяти.

    Жители поселений достаточно сильные, поскольку преодолели определенные социальные барьеры, бросили вызов самим себе и идут наперекор общепринятой тенденции. Но в их поведении есть и определенные риски. Например, вопрос медицины, так как некоторые из таких поселенцев придерживаются народных способов лечения.

    Стоит вопрос также и с образованием детей. Жителям таких поселений нужно разъяснить, что они сделали свой выбор, а их дети имеют такое же право на свой путь. Мнение о том, что экопоселение - самое лучшее в жизни, не должно насаждаться. Если дети захотят покинуть его, они должны иметь это право и возможности интеграции в другие сообщества. Жителям этих поселков нельзя закрываться, так как они продолжают жить в едином правовом пространстве с остальными гражданами.

    Нияз Гараев, предприниматель, владелец дома в сельской местности:

    - Мне интересно бывать в таких поселениях, но не более. Это чистой воды дауншифтинг (сознательный отказ от благ цивилизации для "жизни ради себя". - Прим. "РГ".). И действительно, великолепно жить на природе, придерживаться здорового питания и образа жизни в целом.

    Поселенцы находятся в эйфории от того, что уехали из города. Радости добавляет отсутствие коммунальных платежей и прочих расходов. Уверен, что через какой-то период времени эта эйфория пройдет. Например, когда появится необходимость решать серьезные вопросы: длительная медицинская помощь или поступление ребенка в вуз. Они наверняка устремятся обратно в город, так как понадобятся материальные затраты и так далее.

    Организовать свое дело, которое приносило бы стабильный доход каждый месяц, на большом удалении от города, очень и очень сложно.