Новости

29.03.2017 20:30
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

В чуме будильник не нужен

Почему Салехард стал мировой столицей северных кочевников
Только раз в году кочевники Ямала собираются вместе - на День оленевода. Он среди местных праздников главный, на краю Земли его отмечают пару месяцев - по выходным, передавая, как эстафетную палочку, от муниципалитета к муниципалитету. Салехард от прочих отличился тем, что собрал на берегу реки Полябты еще и свыше 400 гостей из 27 регионов - арктических, сибирских, дальневосточных.
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Гонки на оленьих упряжках - наиболее зрелищный вид состязаний. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Гонки на оленьих упряжках - наиболее зрелищный вид состязаний. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Это участники прошедшего накануне  форума коренных малочисленных народов страны. Их насчитывается 41. Иные совсем малы, как, к примеру, удэге - чуть свыше тысячи человек. По сравнению с ними ненцы - народ мощный, их около 45 тысяч, и преимущественно это жители Ямала. Кочевников среди них изрядно. Вот они с утра пораньше на косогоре собрались с упитанными ездовыми оленями. Коренастые темнолицые мужчины, подчас похожие на латиноамериканцев, ожидают желающих прокатиться с ветерком на упряжке, поглядывают на растущие ручейки горожан, отовсюду стекающихся с крутого берега реки в низину.

Давно я не испытывал удовольствия от уличной ярмарки. Где еще встретишь такое разнообразие товаров с ярким национальным колоритом?! Оленьи шкуры и шкурки, кисы, пимы, пояса, малицы, совики, ягушки, штаны, шапки, рукавицы. Хозяйственная утварь, масса сувениров - цеховых и самодельных. Приобретаю один из них. Изготовитель, худенькая пожилая женщина из тундры, что-то шепча, отданные мной купюры заносит едва ли не в каждую пару выставленной на продажу обуви - настоящей и игрушечной. Ага, значит, чтобы я, первый покупатель, не был последним.

Наперебой предлагают северные ягоды. Хороша морошка, да куда ж ее - растает. Вот рядовой продукт - оленья тушенка. Вот банальный - пакетированное свежее молоко, но, гляди-ка, с местной фермы. Вот рога. А тут, представьте, махорка в фабричных упаковках. Белорыбицы навалом. Ого, и дичь! На клеенке чередуется белое с черным - куропатки, глухарь, заяц, дикие утки.

- Глухарь - 2500. Зайку за две отдам. Куропатка - всего 250. Чего смотрите? Вкусная она, берите, - уговаривает хозяйка.

Знакомимся. Любовь Сэротэтто из поселка Харсаим. Здесь она с мужем, четырьмя взрослыми сыновьями, дочерью, внуками. Семья живет за счет рыбного промысла.

- Еще охота выручает маленько. И олешки есть, да их немного, - рассказывает Любовь.

Ее дочери в этот день предстоит участие в конкурсе национальных костюмов, а мужчинам - в гонках на оленьих упряжках, наиболее зрелищных состязаниях. Не всякие нарты для них годны. Кстати, хорошие северные сани - это искусная работа мастера, который обходится без единого гвоздя.

Пока зрители наблюдают за другими поединками. Издалека видно борцов, для которых выстроили высокий снежный помост. Прыжки через нарты - однообразное и вместе с тем завораживающее действие: самые ловкие сотни раз перепрыгивают и ни разу не спотыкаются. К удивлению, даже асам накидывания аркана на рога бегущих животных далеко не всегда удается без промаха метнуть тынзян (веревку с петлей) на хорей (высокую палку).

Между тем праздник разгорается. Тысячи человек на Полябте, запружена торговая улица, люди столпились возле ограждений по контуру гоночной трассы. Участников предостаточно. Азарт совмещен с материальным стимулом - самому быстрому достанется японский снегоход.

В отличие от классической гонки на лошадиных тройках здесь всегда запрягают по пять животных, иначе хорошей скорости не набрать. Судьи выпускают на круг первую пару упряжек, вторую, третью… Соперники подгоняют оленей - хореем и резким гортанным криком. Все успешно проходят дистанцию. И тут удача за неудачей: то одна норовистая "пятерка", то другая своевольничает - сходит с "линии", подается влево или вправо, а то и вовсе назад. Однако большинство заездов проходит без сбоев.

…Не обман ли зрения: на стартовых точках нарты с женщинами?

- Да, они всегда в заездах участвуют, - поясняет  стоящий рядом салехардец.

Встречаюсь с одной из гонщиц - Людмилой Климовой, мамой троих детей:

- Ой, к чему меня расспрашивать - я на повороте вывалилась. С моим братом Александром поговорите - он второе место занял. А так-то с малолетства нартами управляю.

У Климовых квартира в районном селе Аксарка. Только заглядывает в нее хозяйка, работница оленеводческого предприятия, с семьей крайне редко - иногда всего на 2 - 3 дня в месяц. Тундра не отпускает.

Возле одного из гостевых чумов завязывается диалог с Верой Хоротэтто, несмотря на возраст, также отдающей предпочтение походной жизни. В столице округа у нее дом с коммунальными благами, но зимовала она в чуме - всего в семи километрах от Салехарда, а скоро подастся с родными и стадом оленей в сторону Карского моря.

- Люди оседлые не понимают, почему держусь за чум. В нем умиротворяющая атмосфера, с ним ты часть природы. Будильник излишен, не суетись, ориентируйся на светило, как поучает мой отец. Раскладываешь чум, вытряхиваешь из шкур накопившийся негатив, на другом месте в свой обновленный дом въезжаешь. И пища наша  вкуснее и полезнее любых деликатесов.

Справка "РГ"

Пятая часть коренных северян РФ проживает в ЯНАО, где насчитывается 42 тысячи представителей малочисленных народов. Из них 16,5 тысячи - кочевники-оленеводы. По их количеству региону нет равных на планете.

Общество Ежедневник Праздники Общество Ежедневник Стиль жизни Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО ЯНАО Ямал - тепло российской Арктики
Добавьте RG.RU 
в избранные источники