Новости

Антимонопольная служба объявила войну псевдоконцессиям
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) не собирается подвергать сомнению соглашение по системе "Платон", но будет продолжать воевать с имитацией концессионных проектов, где государство за счет бюджета компенсирует практически все расходы инвесторов.
"Платон" не живет только за счет бюджета, а взимает плату с каждой проезжающей по дороге фуры. Фото: РИА Новости "Платон" не живет только за счет бюджета, а взимает плату с каждой проезжающей по дороге фуры. Фото: РИА Новости
"Платон" не живет только за счет бюджета, а взимает плату с каждой проезжающей по дороге фуры. Фото: РИА Новости

Каким образом и в каких масштабах - об этом в интервью "Российской газете" рассказал заместитель руководителя Федеральной антимонопольной службы Рачик Петросян.

Федеральная антимонопольная служба настаивает на внесении изменений в концессионное законодательство. Из-за этого на последней коллегии минэкономразвития даже случился жаркий спор ФАС с минтрансом, свидетелями которого были журналисты. Чем вызвана необходимость правок?

Рачик Петросян: Представим ситуацию: государство решило построить дорогу. С одной стороны, у нас есть закон о контрактной системе. В рамках этого закона государство выставляет требования, отбирает подрядчика, принимает готовый объект и платит деньги.

С другой стороны, есть закон о концессиях, где в некоторых случаях происходит то же самое: орган власти определяет, что надо построить, в какие сроки, с какими требованиями, и выделяет средства из бюджета.

Но разница заключается в том, что в госзакупках более прозрачные и администрируемые требования к участникам. Поэтому конкуренция выше. В концессиях требования менее администрируемые и прозрачности меньше. Конкуренция при этом низкая. То есть ситуация, по сути, одна и та же, но регулирование разное. На наш взгляд, так быть не должно.

Все-таки чем отличаются концессионные соглашения с полным бюджетным финансированием от госзакупки?

Рачик Петросян: Некоторые коллеги указывают на то, что в концессиях государство не полностью финансирует строительство объекта, и частной компании приходится сначала вкладывать часть собственных или привлеченных средств, которые возмещаются государством позднее, на стадии эксплуатации. Однако в госзакупках происходит ровно то же самое - в большинстве случаев не предусмотрена выплата аванса подрядчику, он строит на собственные средства, и только после того, как работу примет заказчик, осуществляется оплата.

Тогда коллеги нам возражают тем, что в рамках концессионных соглашений сроки проектов более длительные, поэтому риск инвесторов якобы выше, и, следовательно, регулирование по отношению к ним должно быть менее жестким. Но, на наш взгляд, это лукавство.

Если называть концессионным проектом строительство объекта с полным государственным финансированием, рисков там не больше, чем в госзаказе. При этом, торги в таких концессиях проходят при меньшей конкуренции, и подрядчик заведомо оказывается в более вольготных условиях. Причем договор заключается на длительный срок, и победителю оплачивается не только строительство, но и эксплуатация построенного объекта.

По нашему мнению, в концессиях механизмы отбора в части их бюджетной составляющей должны быть приближены к механизмам отбора, которые действуют при госзакупках.

Что конкретно вы предлагаете?

Рачик Петросян: Сделать закрытый перечень требований к участникам торгов. Этот перечень должен быть однозначно определен в законе. Это первое.

Второе. Необходимо ввести электронные торги. К примеру, сейчас на электронных аукционах в госзакупках, заказчик и участники торгов до последнего этапа не знают, кто участник номер один, кто участник номер два... Это важно, чтобы предотвратить сговор между участниками. В случае концессионных соглашений все по-прежнему происходит через устаревший "бумажный" конкурс. От него давно пора отказаться.

Третье. Если даже в рамках концессии проводится конкурс, а не аукцион, нужно ограничить значимость неценовых, субъективных критериев при выборе исполнителя. У нас есть численно измеряемые критерии, администрируемые, а есть те, которые выставляются голосованием, баллами. Вот их значимость не должна превышать определенный процент.

В госзаказе, к примеру, в прошлом году правительство России установило, что значимость субъективных критериев на стройке не должна превышать 20 процентов. Для других видов услуг она может доходить до 40 процентов и даже больше. Но для стройки не больше 20 процентов, чтобы была конкуренция и обеспечивалась бюджетная эффективность.

В проектах без участия бюджетных денег предлагаемое ФАС "госзакупочное регулирование" включаться не будет?

Рачик Петросян: Критерии, связанные с бюджетными деньгами, применяться не будут, но другие наши предложения, связанные, например, с ясностью требований к потенциальным участникам торгов, должны применяться в любом случае.

Исполнителей в концессиях со стопроцентным финансированием казны предлагается отбирать как в госзакупках

ФАС еще предлагала ввести минимальный порог участия частного капитала в концессионных проектах. Эта инициатива остается?

Рачик Петросян: Если мы повысим администрируемость требований к участникам и прозрачность процедуры торгов, то вопрос введения доли иных (не бюджетных) источников финансирования не будет стоять так остро. Механизмы отбора исполнителей в случае с концессиями со стопроцентным бюджетным финансированием не должны отличаться от госзакупочных, если существо правоотношений то же.

А если все-таки ваши стандарты не поддержат? На каком минимуме частных средств в концессии ФАС считает возможным остановиться?

Рачик Петросян: Мы пока не проводили анализ рынка. Есть некое субъективное ощущение, но думаю, что такое решение должно приниматься на уровне правительства исходя из управленческих задач.

Когда антимонопольная служба планирует представить свои предложения по реформе закона о концессиях?

Рачик Петросян: По распоряжению Игоря Ивановича Шувалова (первый вице-премьер. - Прим. ред.) на базе минэкономразвития будет создана рабочая группа, которая будет заниматься вопросом разработки поправок в закон о концессиях. Как только коллеги эту группу создадут и назначат дату первого заседания, мы готовы будем представить наши инициативы.

Росавтодор заявил, что позиция ФАС препятствует запуску новых инвестиционных проектов в транспортной сфере, потому что она пугает инвесторов. Что скажете?

Рачик Петросян: Думаю, что это преувеличение. Желающие гарантированно получить деньги от государства за свои работы и услуги всегда найдутся. Мы считаем, что повышение прозрачности процедуры торгов на заключение концессионных соглашений привлечет больше инвесторов. Прежде всего из числа независимых участников рынка. Инвесторы, которые привыкли по старинке получать бюджетное финансирование, могут лишиться необоснованных доходов из-за того, что им придется конкурировать на равных с другими компаниями. Но это нормально.

ФАС добивается того, чтобы суд аннулировал результаты конкурса на заключение концессионного соглашения о строительстве дороги Стерлитамак - Магнитогорск. Если вы получите положительное решение по этому делу, будете распространять его на новые концессионные соглашения?

Рачик Петросян: Конечно. Мы будем защищать свое решение, потому что мы вынесли его, основываясь на нормах закона, считаем его правильным и обоснованным.

Почему, кстати, ФАС приняла решение аннулировать результаты именно этого конкурса, если аналогичные соглашения заключались и раньше?

Рачик Петросян: По конкурсу на строительство дороги в Башкирии поступила жалоба, поэтому мы обязаны были ее полноценно рассматривать. Нам пеняют, что мы делаем это публично. Прямо говорят: чего вы такой шум подняли? Мы, во-первых, шум не поднимали. А, во-вторых, наши обязанности по раскрытию информации установлены законодательно: наши решения - на сайте, информация о поступлении жалоб - там же, позиция правовая - публична. Нужно, чтобы мы тихо все делали, под ковром? Это неприемлемо.

Ключевой вопрос

"Платон" вне подозрений

Что ФАС собирается предпринять в отношении других уже заключенных концессионных соглашений?

Рачик Петросян: Мы не оспариваем концессионные соглашения инициативно, а только когда поступает жалоба и только до подписания договора. Отменить результаты торгов на заключение концессионного соглашения мы можем только по результатам рассмотрения жалобы до заключения договора. На сегодняшний день новых жалоб в ФАС не поступало. Уже подписанные договоры антимонопольный орган не отменяет, это может сделать только суд.

При этом большинство концессий, о которых часто идет речь, предусматривает иные источники финансирования, кроме бюджета. Например, "Платон" взимает плату с каждого проезжающего по дороге большегруза, значит, существует доход с рынка и, следовательно, нет стопроцентного бюджетного финансирования.

Инфографика "РГ": Михаил Шипов / Юлия Кривошапко