Новости

Экономика знаний вывела в лидеры технологические компании
За последние 10-15 лет мир пережил несколько кризисов, которые привели к экономическому спаду почти во всех странах. Многие государства все еще не могут от этого оправиться, но рынок живет своей жизнью: на фоне роста мирового ВВП ниже исторических стандартов в несколько раз активнее растут IT-компании. На первый план выходит экономика знаний, деформирующая структуру рынков по своему усмотрению.

Такую точку зрения озвучил директор программы "Экономика энергетики" Российской экономической школы Виталий Казаков в рамках лекции "Альтернативные финансы: Экономика знаний" на площадке Московской биржи.

6 экономических трендов

Чтобы понять, как меняется экономика, необходимо проанализировать шесть экономических трендов. Первый - уровень безработицы в развитых странах. После финансового кризиса 2008-2009 годов она сильно выросла, периодами достигая десяти процентов. Второй показатель - уровень роста ВВП в развитых странах. Тренд на снижение начался в 1960-1970-х годах, а после 2008 года тенденция усугубилась.

Третий показатель - уровень инфляции, который после того же кризиса в развитых странах колеблется возле нуля. О проблемах дефляции экономисты задумывались еще в период Великой депрессии, когда снижение цен сопровождалось стагнацией в экономике. Падение цен означает, что деньги дорожают с каждым днем, но такое "укрепление" - причина проблем в экономической среде (например, увеличивается реальная стоимость долгов), и иногда дефляция считается намного более серьезным явлением, чем инфляция.

Некоторые экономисты объясняют эти три тренда системной стагнацией, когда люди хотят больше копить, а корпорации не хотят инвестировать. Возникает дисбаланс между спросом и предложением в экономике, так как избыток сбережений давит на спрос, из-за этого же падают процентные ставки в развитых странах (с декабря 2015 года в США начался цикл повышения ставок впервые за десятилетие).

Четвертый показатель - сильное падение производительности труда за последние 30-40 лет. Этот же период сопряжен с техническим прогрессом: оборудование, которое используют для производства товаров и услуг, усложняется. По идее, стоящий за "умным" станком должен производить все больше продукции.

Пятый показатель - уровень капитализации американских компаний, входящих в индекс S&P 500. В феврале этого года он превысил исторический максимум в 20 триллионов долларов. Это выглядит необычно на фоне слабого экономического роста и невысокой инфляции. Но еще необычнее шестой показатель - это уровень дивидендов в американских корпорациях. С 2014 года они выплачивают больше дивидендов, чем зарабатывают чистой прибыли.

Отрасли меняются местами

С 2001 года также необычным образом изменился топ-5 компаний по рыночной капитализации. На тот момент только одна технологическая компания входила в лидеры. В 2016-м уже весь топ-5 состоял только из них. У Apple, Microsoft, Facebook, Amazon высокое конкурентное преимущество в виде уникальных разработок перед теми же нефтегигантами, которые работают с ограниченными ресурсами (их полностью вытеснили из лидеров).

Рынок самостоятельно совершенствуется, вытесняя убыточный бизнес

Средняя продолжительность жизни компании в индексе S&P 500 сокращается так же быстро, как меняются лидеры. Если в 1930-е годы этот период составлял около 60 лет, то в 2010 году - всего 15 лет, следует из подсчетов Deloitte. Большинство из пришедших новых компаний на рынок представляют сектор высоких технологий, и их бизнес-модели работают по-иному, они же позволяют по-другому взглянуть на те экономические тренды, которые сейчас наблюдаются на Западе.

Выход IT-компаний в лидеры объясняется еще и тем, что современный производственный процесс все меньше ориентирован на дешевую физическую рабочую силу, то есть человек все реже принимает непосредственное участие в производстве. Как итог - происходит роботизация этого процесса.

Альтернативное объяснение

Так в чем подвох? На самом деле, считает Виталий Казаков, экономики развитых стран сейчас переходят в новое состояние, отходя от экономической модели, построенной на капитале, к модели, в основе которой лежат технологические решения. Например, IT-компании меньше инвестируют, так как им не нужно стоить заводы, отсюда и более низкая капиталоемкость (затраты основного капитала на единицу продукции), а также высокие дивиденды.

Проблема в том, что модель статистики, которой сейчас оперируют те же США, была разработана во время индустриализации, а значит, плохо передает нынешнюю картину структурных изменений, в связи с чем макроэкономисты, ищущие традиционное объяснение экономическим трендам, часто называют это системной стагнацией, хотя на самом деле речь идет о так называемом созидательном разрушении.

Под этим понятием, которое сформулировал в 1940-е годы экономист Гарвардского университета Йозеф Шумпетер, подразумевается некий процесс мутации экономики изнутри, когда нынешняя форма (например, доминирование нефтегазодобывающих компаний и реализация ограниченных ресурсов) разрушает структуру и создает на ее месте новую (IT-компании, опирающиеся на знания). Выходит, рынок самостоятельно совершенствуется за счет вытеснения убыточного бизнеса и перераспределения ресурсов в пользу более прорывного сегмента.

Инфографика "РГ": Леонид Кулешов / Александра Воздвиженская