Новости

11.04.2017 12:46
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Два Тургенева в одном

В Театре им. Моссовета поставили и "Месяц в деревне", и "Baden-Баден"
На "Сцене под крышей" в Театре им. Моссовета Иван Орлов поставил "Месяц в деревне". Ожидать от 24-летнего режиссера академическую постановку было бы слишком наивно, поэтому зрителям предложили шутливый лирический фарс. Легкий и оптимистичный, ведь и у Тургенева "Месяц в деревне" - комедия.

В качестве занавеса - прозрачная штора, которую используют для дачного душа. Гладко выбритый, уже немолодой актер, в цветастой рубашке, штанишках на помочах и в панамке, трезвонит в колокольчик, созывая зрителей. Хипстер в красных брюках и желтых штиблетах выходит на сцену и объявляет: "Месяц в деревне. Иван Сергеевич Тургенев". Он широко распахивает пиджак, за которым скрывается футболка с портретом Тургенева. Это потом станет ясно, что первый - это десятилетний Петя (Юрий Черкасов) - сын хозяйки, а второй - старинный друг семьи - Михайла Ракитин (Владислав Боковин).

Место действия - некая дача, утопающая в зелени, вне времени и места, может, даже на Рублевке или на Новой Риге. По крайней мере, главная героиня Наталья Петровна (Наталья Ноздрина) - ухоженная молодая женщина, постоянно меняющая элегантные наряды, явно не бедствует. Тургеневский четырехугольник разыгран очень добротно. Да и возраст, указанный в пьесе, режиссер строго соблюдает: по пьесе Наталье Петровне всего 29, Ракитину - 30, а богатому помещику Аркадию Сергеичу Ислаеву, в доме которого и заводится тот самый любовный четырехугольник - 36 лет. Герои хотят любить, но больше страдают от этого желания. Все говорят-говорят о ней, а в сердце-то - холодок. Причина всему - великая русская хандра - скука и летняя духота, слитые воедино. Зрителям дают почувствовать эту духоту: персонажи то и дело обмахиваются китайскими веерами и иногда поливают себя и друг друга из огородного шланга.

В качестве занавеса - прозрачная штора, которую используют для дачного душа

Наталья Петровна флиртует как-то неумело, также неумело скрывает это чувство от своей воспитанницы Верочки, мгновенно записывая ее в соперницы. Ислаева фальшива, каждое ее движение просто дышит манерностью - настоящая актриса по жизни. Ракитин - тоже позер, играющий на нервах хозяйки, уверенный в себе франт. Двадцатиоднолетний учитель Алексей Николаевич Беляев (Семен Шомин), бегающий в бейсболке, надетой набекрень, и запускающий воздушного зверя, больше напоминающего гигантского китайского дракона, в чувствах недалеко ушел от своего десятилетнего воспитанника: ни в кого не влюблен, ни за что не несет ответственность. Попросят из этого дома - найдет себе подработку в другом. Он живет по принципу - "еще успею". Как сказал бы герой, только уже чеховской пьесы, "молодо-зелено".

Единственная из героинь, которой любовь по плечу и по сердцу - это семнадцатилетняя сирота Вера, блестяще сыгранная Надеждой Лумповой. За один вечер она мгновенно взрослеет. Притворяться в любви ради игры или шутки, от скуки или хандры - это не про нее. Она по-настоящему влюбляется в Беляева, и когда узнает, что он ее ни капли не любит, по-настоящему страдает от того, что ее чувство растоптали. С Верой связаны самые лирические эпизоды спектакля, а сыграна она в лучших традициях тургеневских барышень.

Еще две актерские находки - это врач Шпигельский (Сергей Виноградов) и помещик Ислаев (Сергей Зотов). Первый - циник, жутко надоевший сам себе, но тоже желающий любить, каждому порыву которого веришь. Второй - крепкий хозяйственник, совершенно не замечающий что под его носом творится. Если бы не маменька (Лариса Кузнецова), он так бы и был в неведении. Почему-то, глядя на него, на ум приходит фильм Веры Глаголевой "Две женщины". Не так давно вышедшая на экраны, вполне классическая экранизация "Месяца в деревне", правда, драма, а не комедия. Там Ислаева сыграл Александр Балуев. В его исполнении тот получился чопорным, слишком самоуверенным, глухим к живым чувствам барином - волей-неволей от такого захочется уйти. А в спектакле Ивана Орлова Ислаева хочется пожалеть. И, правда, не знал, что делал. Все работал и работал - хозяйство-то немалое. И в жене своей никогда не сомневался - наивный. Уж больно трогателен он, в своих розовых шортиках и коричневых чулках, с толстенной папкой за пазухой или игрушечной сеялкой, из которой на зрителей первого ряда сыпется зерно. Кажется, у него большое и чистое сердце.

Единственное, что выбивается из общего ритма спектакля - это самодеятельные концерты, которые персонажи разыгрывают на маленькой эстраде в центре сцены. Живая музыка и тексты "Аквариума". Солирует Ракитин - Боковин. Видимо, они призваны повысить градус лиризма, ведь фарса здесь и так предостаточно.

Налево Baden, а направо Баден

Пока на малой сцене Театра им. Моссовета идет "Месяц в деревне", на сцене основной - показывают "Baden-Баден". Оба спектакля - премьеры нынешнего сезона. При этом оба - по Ивану Тургеневу. Чем объяснить такой удвоенный интерес к русскому классику, которого не слишком часто выводят на подмостки? Так вдруг сошлось или в театре заговор тургеневских поклонников - но в этом все-таки не слишком прячется и неслучайный смысл.

"Baden-Баден" поставил Юрий Еремин, это спектакль по роману Тургенева "Дым". Спектакль без авангардных зигзагов. То пыхтит и буксует, как паровоз, то разгоняется. В Баден-Бадене, на германском курорте, гурьбою ходят русские нигилисты с феминистками, кортежами гуляют светские бомонды - законодательницы мод и "даже государственные люди", "мужи совета и разума". И те, и другие, и третьи в раздумьях: "Господа, давайте говорить о России". Ну где еще поговорить элитам, сливкам, властителям дум (опозиционным или вполне державным) о судьбах родины, как не здесь - подальше от нее? Традиция давняя и современная, Тургеневу и нам понятная.

Тут и целебные источники (где-то под сценой), и ностальгическое "русское дерево" (оно же трансформер на полсцены). Тут все переливают из пустого в порожнее. И признаются в разном. "Ну, а Россию, Созонт Иваныч, свою родину, вы любите?" - "Я ее страстно люблю и страстно ее ненавижу". Тут все страстно и все мечутся.

На этом фоне и герой, Литвинов (Алексей Трофимов), мечется между невестой стародавней, теперь замужней роковой красавицей Ириной (Евгения Крюкова - кто ж устоит?), и невестой нынешней Татьяной (Анна Михайловская). Услышит слова любви - и все, задыхается: "восторг, но восторг безотрадный и безнадежный, давил и рвал его грудь".

Одна дьявольски ослепительна, другая - просто ангел. Героя наставляют очень по-тургеневски: "Человек слаб, женщина сильна". Литвинов прямо не знает, что делать. "Литвинов взялся за книгу", - но книги у него были сплошь агрономические, в них все приземленно, никаких судьбоносных ответов.

Кто кому изменил, кто кем тут завладел - уже и не важно. Все у Тургенева в романе вроде бы кончится благообразно. Но важней всего останется - вот это состояние героя, когда он убегает прочь. Все, все кажется ему дымом - и сама жизнь, "все русское и все людское".

Он так и останется - между. Налево - чужестранный Baden, а направо - ясный Баден. Налево нигилисты, оппозиция - направо сливки общества. Налево обманы - направо иллюзии. Налево Запад - направо Восток. Налево Ирина - направо Татьяна.

Так ведь и в "Месяце в деревне" - все друг для друга "между". И сам Тургенев вечно оставался между - идеалистом Дон Кихотом и рефлексирующим Гамлетом. И кто сказал, что наши метания сегодня всерьез отличаются от метаний тех, тургеневских?

Вот чем и хороши спектакли "Моссовета" - напоминают: чтоб мы не слишком обольщались на свой счет.

"Дым, шептал он, дым".

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Гид-парк РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники