Записки Дзержинского

Рассекреченные документы КГБ пролили свет на драматические события ХХ века
Крымское управление УФСБ рассекретило 300 уникальных документов из столетней истории НКВД и КГБ СССР. До сегодняшнего дня они хранились в ведущих архивах Российской Федерации (ГАРФ, РГАСПИ), Центральном архиве ФСБ России и местных архивах. А теперь представлены на выставке в Центральном музее Тавриды.
Честь имею

На культовом фильме "Адъютант его превосходительства" выросло не одно поколение советских людей. Когда в мае 1970 года сериал вышел на экраны, многие зрители задавались вопросом: а был ли прототип у адъютанта Кольцова, блестяще сыгранного актером Юрием Соломиным? Долгое время было принято считать, что красный разведчик Кольцов - это собирательный образ. Отчасти это так, но на самом деле у него был и прототип, чью судьбу хоть и не полностью повторил экранный киногерой. Это чекист Павел Макаров. Его документы хранились в архиве спецслужб. Уроженец села Скопино Рязанской губернии Макаров прошел Первую мировую войну, а в Гражданскую стал адъютантом командующего Добровольческой армией юга России генерала Владимира Май-Маевского. Имея доступ к секретным документам белых, Макаров передавал ценные сведения Красной армии. В фильме адъютант Кольцов гибнет, жертвуя собой, но его прототип остался жив, сбежав из тюрьмы. А в 1939 году Павел Макаров стал фигурантом громкого политического дела в числе прочих "врагов народа".

- Макаров бежал из хорошо охраняемой, укрепленной севастопольской крепости в составе группы заключенных из шести человек, - рассказал пресс-секретарь управления ФСБ по Республике Крым Сергей Терехов. - Как ему это удалось? Кто-то решил, что побег был подстроен белыми, якобы Макарова перевербовали, и он стал двойным агентом.

Однако легендарному разведчику удалось избежать участи многих и многих офицеров-красноармейцев. Суд оправдал чекиста, и он прожил до 1970 года, когда и вышел на экраны культовый советский фильм о его судьбе. На выставке в музее "Таврида" впервые представлена биографическая справка, неизвестные фотографии разведчика Макарова, протокол его допроса. Характерно, что даже спустя почти 100 лет после тех событий, чекисты рассекретили только часть документов об этом человеке. Другая часть по-прежнему остается недоступной для широкого круга.


Не считайте меня предателем

На соседнем стенде документы еще об одном легендарном историческом персонаже, ставшем прообразом литературного героя. Это генерал-лейтенант Вооруженных сил юга России Яков Слащев. В бессмертном романе Михаила Булгакова "Бег" и не менее известной его экранизации Слащев стал прототипом генерала Хлудова. В ноябре 1921 года раскаявшийся белый офицер, по разрешению советской власти, вернулся в Крым. На выставке впервые представлены протоколы допроса генерала, обвинительное заключение, неизвестные фотографии и справки Слащева-Хлудова. Уже из России он написал воззвание к врангелевцам с призывом возвращаться на Родину. Его авторитет среди белогвардейцев был столь высок, что вслед за генералом в Крым потянулись многие офицеры и солдаты.

В протоколах допроса генерал Слащев просил не считать его изменником, хотел строевой должности и давал слово служить честно. Характеризуя моральный дух находившихся в Константинополе белых, он так отзывался о своих бывших сослуживцах: "Много мерзавцев и пьяниц - надо делать персональный выбор". Протокол напечатан на машинке, и орфографические ошибки бросаются в глаза. Например, машинистка пишет "пьянЕц", а слово "персональный" подчеркнуто, видимо так, как делал голосом акцент сам допрашиваемый. Интересно, что в константинопольской эмиграции барон Врангель разжаловал Слащева в рядовые за неуравновешенный характер и пристрастие к спиртному.

Судьба этого запутавшегося царского генерала трагична. В отличие от многих других белогвардейцев, советская власть простила его, и он стал преподавать на высших офицерских курсах "Выстрел". По сути, ему пришлось учить военному делу многих из тех, с кем он сражался на фронтах Гражданской войны. В 1929 году Слащев был застрелен в упор одним из слушателей курсов Лазарем Коленбергом. Тот мстил за брата, повешенного по приказу Слащева в Николаеве (по другим сведениям, в Симферополе). Убийцу признали невменяемым, и он избежал наказания.


Конь в подарок

Все документы, представленные на выставке, по своему уникальны и открывают новые странички истории органов госбезопасности России. Например, приказ командующего Всеми Вооруженными силами на юге Украины и в Крыму датированный 10 октября 1921 года. Им ряд сотрудников "за особые понесенные труды при ликвидации врангелевского фронта" поощрен лошадьми, из числа захваченных у противника трофеев. Первым в числе премированных значится начальник особого отдела Евфимий Евдокимов, получивший "белого коня по кличке "Лебедь" 13 лет, росту два аршина один вершок".

- По нынешним временам такую награду можно приравнять к хорошей иномарке, - говорит Сергей Терехов.

Рядом под стеклом - меморандум по делу "корсиканцев". Так чекисты называли сподвижников Петра Врангеля. Известно, что за рост и амбиции "черного барона" сравнивали с Наполеоном, а его соратники соответственно стали "корсиканцами". На другом стенде редкое фото Феликса Дзержинского на отдыхе в Крыму. На снимке "железный Феликс" запечатлен совсем уж по-курортному в шортах и за столиком в санатории. В 1926 году больной туберкулезом создатель ВЧК поправлял здоровье в крымской Мухалатке. Его восторженные отзывы об этих днях представлены на стендах выставки в музее "Таврида" короткими, написанными его рукой записками.

- У нас здесь прекрасно, - пишет Дзержинский из Крыма. - Не захочется уезжать. Головных болей не было вовсе, сплю много, купаюсь, ничего не делаю, хожу в горы.

А вот записка, написанная Дзержинским и адресованная Ягоде. Этот небольшой штрих характеризует "железного Феликса" как человека скромного. "Прошу распорядиться (распорядиться зачеркнуто и заменено на просить) во всех помещениях мне подведомственных, снять мои портреты, оставив только групповые снимки. Неприлично".


Кстати

Севастополь, военные базы, всегда притягивали иностранные спецслужбы в Крым. На выставке представлена так называемая "закладка" - на жаргоне контрразведчиков, замаскированный под кусок дерева передатчик. В начале 90-х он был найден в одном из домов Севастополя. Сегодня такие шпионские штучки вызывают улыбку. В век глобального интернета и цифровых технологий они кажутся архаичными, как деревяшка, под которую были замаскированы. Но на самом деле, меняются только технологии, а суть работы разведки и контрразведки остается неизменной.