Новости

19.04.2017 15:40
Рубрика: В мире

Историческая амнезия

Японии стоит помнить о возможных последствиях своей политики
Текст: Олег Кирьянов (кандидат исторических наук, Сеул)
В конце апреля в Россию с визитом прибывает премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Японский лидер ставит перед собой очень амбициозную цель - решить территориальный спора с РФ, питая при этом необоснованные надежды на передачу части островов Курильской гряды под юрисдикцию Токио. Одновременно немалые вопросы вызывает и позиция Японии по сирийскому вопросу и КНДР, где Токио выступает в авангарде "ястребов", идя на поводу у тех, кто провоцирует конфликты. Накопились претензии к Японии и у Южной Кореи, которая требует от Токио извинений за преступления Второй мировой войны. Вся эта "ястребиная" политика правительства Японии вызывает обеспокоенность по поводу того, что Токио опять начинает наступать на грабли милитаризма, повторяя ошибки прошлого.

Главную цель своего предстоящего визита в РФ премьер-министр Японии определил достаточно ясно: решение территориальной проблемы, подписание мирного договора с Россией и определение путей реализации совместной экономической деятельности на тех самых Южно-Курильских островах, на которые Токио претендует. Стратегия Синдзо Абэ, который только в прошлом году уже дважды бывал в России, тоже очевидна: пообещать России экономическое сотрудничество, в первую очередь на Южных Курилах, начать какие-то проекты, но при этом договориться, чтобы острова в итоге стали японскими. Получается, что Токио хочет развивать именно те территории, которые считает своими, и намерен их вернуть. Под это дело может быть обещано и участие Японии в других проектах на Дальнем Востоке РФ, но все же приоритет будет отдаваться именно Южным Курилам.

Стремление японского политика войти таким образом в историю и обеспечить себе огромную популярность среди электората, даже несмотря на нынешние и без того весьма неплохие рейтинги, объяснима и понятна. А потому понятна настойчивость Абэ, который неоднократно говорил президенту Путину, общаясь с лидером РФ на "ты": "Владимир, давай уже решим эту проблему!" Однако подобный подход оставляет впечатление, будто премьер Японии надеется, что в Москве махнут рукой и скажут: "А забирай!". Понятно, что подобные проблемы так не решаются.

Россия, безусловно, заинтересована в иностранных инвестициях для освоения огромных территорий Дальнего Востока и Сибири и понимает, что зарубежные бизнесмены хотят получать прибыль от своих вложений. Однако при этом всегда следует помнить, что здесь обязательным условием был и будет следующий подход: иностранные инвесторы станут пусть и желанными, но гостями, никогда им не быть владельцами российских территорий. Это в полной мере относится и к Южным Курилам. Москва согласна на совместное развитие этих территорий и готова предоставлять особый статус для посещения их японцами и работы там граждан Страны восходящего солнца. Но предварительным условием будет то, что острова навсегда останутся под юрисдикцией РФ, и это не может быть "товаром" для дипломатического торга.

Впрочем, если в отношении Южных Курил Япония пытается продавливать свои интересы хотя и очень активно, но под прикрытием традиционных улыбок и заверений о "большом потенциале двухсторонних отношений", то на ряде других направлений внешней политики Токио показывает зубы, выступая в авангарде тех, кто провоцирует осложнение ситуации вплоть до вооруженного конфликта.

Когда администрация США недавно быстро назначила виновным правительство Сирии за химическую атаку, не став утруждать хотя бы минимальным расследованием всех обстоятельств инцидента, и нанесла ракетные удары по базе ВВС Сирии, то тот же Синдзо Абэ заявил о своей "поддержке решимости" Вашингтона и "понимании" действий США.

Судя по дальнейшим действиям Токио, в Японии "поняли", что любые обвинения по поводу использования химического оружия могут стать хорошим предлогом для любых дальнейших действий, включая военное вмешательство. В Японии тут же решили использовать эту схему и на другом важном направлении - в отношении Северной Кореи, заявив, что КНДР скорее всего имеет химическое оружие, а также может установить боеголовки с зарином на свои баллистические ракеты.

Этот "вброс" был сделан на фоне крайне напряженной ситуации вокруг КНДР, когда руководство США заявило о возможности военных ударов по Северной Корее, направив к Корейскому полуострове авианосную группировку и атомные подлодки с крылатыми ракетами. Заявления же Японии по поводу "химического оружия КНДР" подлили еще больше масла в огонь и стали дополнительным доводом для тех, кто склонен сначала предпринять нечто рискованное, скорее не для себя - для соседей, и лишь потом думать и просчитывать возможные последствия.

Не случайно правительство Южной Кореи, которое нельзя отнести к лагерю союзников КНДР, восприняло заявления Японии с обеспокоенностью. Сеул быстро донес до Вашингтона пожелание, чтобы обо всех военных действиях в отношении КНДР США сначала проконсультировались с Южной Кореей. Одновременно южнокорейские чиновники подчеркнули, что не желают войны и выступают за решение проблем Северной Кореи путем диалога.

Понятно, что "пацифизм" консервативного руководства Южной Кореи объясняется отнюдь не любовью к Стране чучхе, а пониманием того, что вооруженный конфликт на Корейском полуострове в первые же свои часы чреват сотнями тысяч человеческих жертв, катастрофическими последствиями для экономики и в итоге перерастанием стычки в войну с применение ядерного оружия,

Япония же, которая лично знает ужасы Хиросимы и Нагасаки, почему-то стала забывать о возможных ужасающих последствиях провокационных действий. В КНДР уже предупредили, что базы США в Японии наряду с Южной Кореей станут первыми же объектами для "ударов ядерного возмездия" в случае атаки со стороны США на Северную Корею.

Хотя Сеул является одним из важнейших союзников США в Восточной Азии, но его отношения с Японией, мягко говоря, далеки от идеальных. Если в чем-то и можно найти единство пестрых политических сил Южной Кореи, то именно в вопросе о непримиримости по отношению к "исторической амнезии" Японии. В Сеуле практически все политические силы Юга требуют от Токио полноценных извинений за злодеяния японской военщины в годы Второй мировой войны. Попытка правительства Пак Кын Хе подписать, а затем заставить народ принять соглашение с Японией по принципу "деньги вместо полноценных извинений за преступления" привела к тому, что этот шаг стал еще одним довеском для обоснования действий тех, кто в итоге добился досрочного отстранения Пак от власти. Соглашение же, как очевидно сейчас, новый президент Кореи, кого бы на этот пост не выбрали, не будет реализовывать. Южная Корея, и здесь КНДР солидарна с ней, требует от Японии не денег, а раскаяний.

В этой связи хотелось бы отметить, что исторические раны наносятся подчас в мгновение ока, а затягиваются очень долго, продолжая кровоточить веками. Это мы в полной мере видим на примере непростых южнокорейско-японских отношений - корейцы вспоминают японцам не только Вторую мировую, но и даже Имчжинскую войну конца XVI века, негодуя по поводу рассказов полководца Тоэтомо Хидоеси, который хвастался соотечественникам о сооруженных им "горах из отрезанных корейских носов и ушей" во время его похода в Корею.

В любом случае хотелось бы, чтобы премьер-министр Японии Синдзо Абэ, с которым в Москве, конечно же, хотят иметь конструктивные и взаимовыгодные отношения, помнил об уроках истории, а также просчитывал до конца все возможные последствия политики своей страны, которая, безусловно, уже давно превратилась в мощную силу не только в сфере экономики, но и во внешней политике. С другой стороны, как уже говорилось, деньги помогают решить многое, но отнюдь не все. Это касается и позиции России в отношении Южных Курил, которые не будут разменяны ни на какие обещания о крупных совместных проектах и инвестициях.