Новости

20.04.2017 20:52
Рубрика: Культура

На русском без акцента

"Золотые маски" для Гамлета, "Грозы" и жены Толстого
Главная национальная театральная премия "Золотая маска" подвела свои итоги. 220 показов спектаклей конкурсной и внеконкурсной программы позади, пятьдесят "Золотых Масок" нашли своих обладателей среди 295 номинантов - такого рекордного количества претендентов не было за всю историю фестиваля.
Данила Козловский получил «Золотую маску» за лучшую мужскую роль в этом сезоне и в мировом репертуаре - Гамлета. Фото: Виктор Васильев Данила Козловский получил «Золотую маску» за лучшую мужскую роль в этом сезоне и в мировом репертуаре - Гамлета. Фото: Виктор Васильев
Данила Козловский получил «Золотую маску» за лучшую мужскую роль в этом сезоне и в мировом репертуаре - Гамлета. Фото: Виктор Васильев

Членам жюри можно было только посочувствовать (сколько кандидатур им пришлось обсудить), не говоря уже о членах экспертных советов, отсмотревших за сезон 936 спектаклей, - за эмоциональные перегрузки их благодарил буквально каждый второй, если не первый, выходящий на сцену за своей наградой.

Председатель жюри драматического театра и театра кукол режиссер и художественный руководитель РАМТа Алексей Бородин прежде всего отметил труд артистов: "Самые главные победители в театре - это люди, которые выходят на сцену. Поэтому наши главные премии - актерам, которые могут обеспечить высокий уровень исполнения наших замыслов".

Лучшим актером в драме признан Данила Козловский - за роль Гамлета в спектакле Льва Додина в петербургском Малом драматическом театре. "Лев Абрамович Додин обладает удивительной мощью, силой и особенным драйвом не ставить "Гамлета" как легко усваиваемый и комфортный для каждого спектакль, а, занимаясь Шекспиром, задавать те самые вопросы, которые не задать сегодня просто невозможно, - благодарил своего учителя актер. - Спасибо театральной компании Малого драматического театра, всем своим партнерам - каждый раз, выходя на сцену, я испытываю огромную радость, что работаю вместе с Сергеем Курышевым, Игорем Ивановым, Игорем Черневичем, Лизой Боярской, Ксенией Раппопорт и Стасом Никольским... И спасибо моей семье, родителям и маме, которая довольно часто спрашивала у меня, а где ее "Маска"? И вот сегодня, наконец, я смогу ответить ей на этот вопрос".

Евгения Симонова, получившая "Золотую маску" в аналогичной женской номинации - за главную роль в спектакле Театра им. Маяковского "Русский роман", помимо коллег "кланялась" Софье Андреевне Толстой: "Почти пятьдесят лет она прожила со своим великим мужем и дала ему счастье на очень длительный период - на пятнадцать лет, когда он создал свои грандиозные сочинения "Война и мир", "Анну Каренину", "Воскресение". Спасибо, что она была рядом с ним, и, может быть, благодаря ей мы и получили те бесценные сокровища, которыми являются его романы".

Пятьдесят "Золотых масок" нашли своих обладателей среди 295 номинантов

Двумя спецпремиями жюри отмечены актерские ансамбли театра "Красный факел" из Новосибирска - за спектакль "Три сестры", и актеры Александринского театра - также за чеховскую сценическую историю о трех сестрах "По ту сторону занавеса".

У Евгении Симоновой «Золотая маска» за лучшую женскую роль (спектакль Театра им. Маяковского "Русский роман"). Фото: Александр Куров/ТАСС

"Труппа Александринского театра способна обеспечить и сыграть все, что только может быть в театре, - признавался в любви Александринцам председатель жюри Алексей Бородин. - За высочайший актерский талант и профессионализм два великих артиста - Игорь Волков, Виталий Коваленко и совсем молодая актриса Елена Вожакина - все трое становятся лауреатами премии". На что Игорь Волков отпустил ремарку: "Благодарим за признание. Кто работал с Андрием Жолдаком и знает, что это такое, нас поймет".

Александринцы увезли в Петербург еще три "Золотые маски": за работу художника - Николая Рощина в спектакле "Ворон", за женскую роль второго плана - Елены Немзер в том же "Вороне" и за выдающийся вклад в развитие театрального искусства - Николаю Мартону, принимавшему награду наравне с Резо Габриадзе, Владимиром Этушем и Олегом Табаковым.

Андрей Могучий получил "Маску" как лучший режиссер драматического спектакля за "Грозу" в БДТ им. Товстоногова. "Я горжусь командой БДТ, я влюблен в них. Мы идем одним фронтом, исповедуем одни идеи, и мы можем сделать еще очень многое", - пообещал режиссер.

Лучшим драматическим спектаклем большой формы признан "Русский роман" Миндаугаса Карбаускиса. Театр Маяковского после Александринки (у которой четыре "Маски") собрал самый большой урожай значительных премий за этот вечер. Помимо "Маски" для Евгении Симоновой за лучшую женскую роль и лучший спектакль большой формы, "Русский роман" отметили и за лучшую пьесу. Литовский драматург Марюс Ивашкявичюс шутил: "Я должен извиниться перед всеми российскими драматургами. Потому что премии драматургу не было более двадцати лет, и вот, наконец, она появилась и - уезжает в Литву. На самом деле, я полностью согласен, что это нечестно. Вы слышите, с каким акцентом я говорю. С таким же акцентом я и пишу. И только благодаря необыкновенным актерам и режиссеру Миндаугасу Карбаускису эта пьеса прозвучала на русском без акцента. Я очень признателен Театру им. Маяковского, что он нечаянно стал моим театральным домом. Но ничто не растет на пустом месте, и я хочу сказать о своем лесе, в котором я вырос, и литовском театре. Някрошюс, Туминас, Коршуновас, Карбаускис - это такие вершины, что, живя с ними, ты можешь либо умереть, либо стремиться приблизиться к их высоте. Моя цель была - выжить".

"Маска" для пуантов

Главную "Золотую маску" за лучший спектакль в балете получил "Ромео и Джульетта" из Екатеринбурга, о котором "РГ" давно писала с симпатией. При всех успехах екатеринбуржцев последних сезонов, посыпавшихся на театр, балетную труппу с приходом бывшего мариинца Вячеслава Самодурова, удачный "Ромео..." - все-таки приятная неожиданность, учитывая его тяжелый балетный шлейф от Леонида Лавровского до современных полуудач. Придумал его Самодуров для скромного театра Гента, налет общей европейской культурности очевиден, да и эмоций через край: спектакль честный, яркий, лихой, говорящий о постановщике гораздо больше, чем он хотел бы. Например, что в любовных объяснениях он косноязычный романтик, а в уличной драке свой человек. Может, Самодурову было немного обидно не получить "Маску" за лучшую работу хореографа, но спектакль и вправду хорош как общее дело - авторы умной сценографии Энтони Макилуэйн (вот вам шекспировский Глоб и "красный Феррари"), света Саймон Беннисон, прекрасных костюмов Ирэна Белоусова и труппа, чьи недостатки Слава скрыл, а достоинства выпятил - достойны награды. В этом же ракурсе логично смотрится персональная "Маска" за лучшую мужскую роль в балете самозабвенному Меркуцио-Игорю Булыцыну - и всей труппе в его лице."Маску" же за лучшую хореографию всегда стараются отдать автору "не лучшего" спектакля, чтобы не все призы шли в одни руки: ее получил Антон Пимонов за поставленный в родном Мариинском "Скрипичный концерт N2". Из того же спектакля личная "Маска" прекрасной Виктории Терешкиной, и оба приза выглядят поощрительно-отеческими: хореографа стимулируют сочинять, а прима-балерину (после победного взятия вершин в "баядерках" и "лебединых озерах") ввязываться в премьеры, гарантирующие не верный успех, но рост. Ибо в академических театрах все еще не выветрилась мракобесная установка, что прима, танцующая что-нибудь хуже Петипа, роняет честь и достоинство. Браво Терешкиной.

Первым в современном танце признан очень толковый "Все пути ведут на север" театра "Балет Москва", уже второй год берущего "Маски" за лучший спектакль. Театр этот - образец перехода количества в качество, в стабильного поставщика хороших спектаклей. В нынешнем хореограф Карин Понтьес почти час рассматривает семерых мужчин, находя в них семь непохожих характеров, безудержных в страсти. Всех, кто скучает по такому зрелищу, спешим порадовать: спектакль в постоянном репертуаре театра и время от времени возникает в афише.

Дирижерская "Маска" в разделе хореографии отошла Павлу Клиничеву из Большого. Формально - за спектакль "Ундина" с головоломной тягучей партитурой, чудом разложенной все тем же Самодуровым на балетные па. Неформально - за надежность швейцарских часов, с которой Клиничев много лет находит баланс между желанием балетного люда "оркестра под ногу" и спрятанными в нотах указаниями композиторов.

В итоге среди расставленных жюри акцентов на балетно-танцевальном поле нет ни одного, вызвавшего бы недоумение или эмоции похлеще. Что прогремело в сезоне, то и отмечено, что смотрелось честной работой, то и с призом. Хороший итог: "Золотая маска" зафиксировала процесс для истории.

Подготовила Лейла Гучмазова

Сезон оперы

В опере жюри одаривало "Масками", как родители одаривают детей: пусть достанется всем. Сезон, в общем, располагал к такому благодушию. Качество оперных актуализаций, выйдя из разряда сенсаций, демонстрирует теперь хорошую творческую форму как столицах, так и вдали от них. Победа генделевской "Роделинды", признанной лучшим спектаклем (Большой театр с лучшей режиссурой (Ричард Джонс), добавила этому направлению очарование встречи с раритетом эпохи барокко, преподнесенным в эстетике неореализма. Без Генделя победу Большому было бы не одержать, так как на хвосте у него "висела" крепкая постановка Александра Тителя, придумавшего для "Кармен" Екатеринбургского театра оперы и балета едва ли не более удачный неореалистский облик. Но "Кармен" ничего не дали. "Манон" Московского театра Станиславского и Немировича-Данченко, переодетая Андрейсом Жагарсом на манер 1960-х, принесла Липариту Аветисяну приз "За лучшую мужскую роль" кавалера де Грие, а "Саломея" московского театра "Новая опера" - приз "Лучшему художнику": Этель Иошпа придумала черно-золотую гамму, в которой по-"климтовски" сверкнул модерн и эпоха Рихарда Штрауса. Самый жаркий конкурс - "За лучшую женскую роль" - выиграла Надежда Павлова, чью сенсационную Виолетту Валери из "Травиаты" Пермского театра оперы и балета не перепел никто. Никто не "переиграл" и Теодора Курентзиса, признанного "Лучшим дирижером" за ту же "Травиату".

Исчезновение с премиального горизонта режиссера "Травиаты" Роберта Уилсона выглядит загадкой. Ну а приз, выданный ему как лучшему художнику по свету, в контексте вклада Уилсона в мировую режиссуру вполне может сойти за легкий исторический анекдот. Важная номинация "Работа композитора в музыкальном театре", принеся победу Эдуарду Артемьеву за мюзикл "Преступление и наказание", оставила двойственное ощущение, - либо в композиторской отрасли случился сезонный провал, либо жюри руководствовалось правилом количества - музыки, лет, известности, которым определяется качество. Ближайший конкурент по номинации Александр Маноцков - композитор "Снегурочки" новосибирского театра "Старый дом", придумавший бессловесному спектаклю подробный, театрально разговаривающий звуковой текст, проиграл автору мюзикла, что обидно. Потому что во многом благодаря изобретению совершенно нового театрального языка, естественной частью которого предстала работа композитора, "Снегурочка" была награждена за лучшие костюмы Елены Турчаниновой и безоговорочно выиграла номинацию "Эксперимент", где соревновалась с шестью радикальными спектаклями новейшего поколения.

Подготовила Елена Черемных