Новости

Замглавы минфина Алексей Моисеев - о финансовых пирамидах, биткоине и альтернативах банковских вкладов
Алексей Моисеев: Уровень финансовой грамотности населения сильно вырос.  Фото: Александр Корольков/РГ Алексей Моисеев: Уровень финансовой грамотности населения сильно вырос.  Фото: Александр Корольков/РГ
Алексей Моисеев: Уровень финансовой грамотности населения сильно вырос. Фото: Александр Корольков/РГ

Минфин постепенно меняет подходы к финансовой безопасности. Биткоины и другие криптовалюты, еще совсем недавно считавшиеся явлением, мягко говоря, подозрительным, как никогда оказались близки к легализации в России и продаже через обычные банки.

В ведомстве также стараются избавиться от излишних рисков для инвесторов на фондовом рынке и для покупателей сберегательных сертификатов. Об этом, о финансовой грамотности россиян и о том, что сейчас может быть страшнее финансовых пирамид, рассказал в интервью "Российской газете" заместитель министра финансов Алексей Моисеев.

Алексей Владимирович, о крупных скандалах с финансовыми пирамидами не слышно довольно давно. Миновала ли опасность для кошельков населения с этой стороны?

Алексей Моисеев: Надеюсь, да. Когда-то каждая вторая финансовая организация в России так или иначе являлась финансовой пирамидой.

Сейчас ситуация изменилась, пирамиды стали достаточно редким явлением. Однако существуют организации, которые формально не являются пирамидами и в принципе могут обеспечить высокие доходы исходя из их реальной экономической деятельности. Но риски они несут огромные.

Люди по-прежнему верят, что можно без труда получить доход в 500%

Опасность в первую очередь не в самих пирамидах, а в головах. В этом смысле со времен Остапа Бендера и Сергея Мавроди ничего по большому счету не изменилось. Общий принцип, что "мы сидим, а денежки идут", как был, так и остался. Помните, как писал Гиляровский? Всегда было очень много любителей купить на грош пятаков. Эти люди были и сто лет назад, когда Гиляровский писал свою книгу "Москва и москвичи", они и сейчас остались. Поэтому, когда обещают квартиру за тысячу рублей или машину за пятьсот или просто доход 500 процентов, люди все еще верят этому.

О каких организациях, несущих большие риски, идет речь?

Алексей Моисеев: Это те же самые форекс-брокеры. Конечно, пирамидами они не являются, однако передают клиенту инструменты с колоссальным риском. В большинстве случаев клиент теряет деньги, а не зарабатывает что-то.

Другой пример депозиты в микрофинансовых организациях. Часто в договоре указывается, что депозит застрахован, а в конце мелким шрифтом добавляется, что речь идет о некоей компании, у которой иногда уже отозвана лицензия. А люди часто путают страхование такого депозита с государственной страховкой Агентства по страхованию вкладов. С точки зрения финансовой грамотности такого рода вещи сейчас будут опаснее, чем финансовые пирамиды.

Не станут ли все же новой опасностью криптовалюты, включая биткоин? Вы говорили, что правительство рассчитывает легализовать в России криптовалюты уже в 2018 году. Ранее планировалось приравнять их использование к иностранной валюте. Минфин законопроект начал готовить, но работа над ним сейчас приостановлена. Почему?

Инвесторов в фондовый рынок планируется застраховать от мошенничества. Фото: AP

Алексей Моисеев: Международная практика пошла несколько другой дорогой. В мире остается растерянность в отношении криптовалют, ведущие страны не понимают, как в этом направлении двигаться. Но наибольшей популярностью сейчас пользуется идея, которую мы поддержали, - криптовалюты надо регулировать, как любой другой финансовый продукт.

То есть в первую очередь нужно обеспечить защиту от отмывания капитала, фактически ввести правило "знай своего клиента". Второе: обеспечить защиту прав потребителей. В этом направлении мы и будем двигаться. Минфин к лету подготовит доклад правительству на эту тему. Будем надеяться, что кабмин нас поддержит.

То есть отношение минфина к криптовалютам меняется? Где можно будет их купить?

Алексей Моисеев: Планы запретить биткоины, конечно, больше никто не обсуждает. Биткоины и другие криптовалюты необходимо вводить в законное поле, фактически легализовывать, чтобы это был продукт, который можно нормально покупать, в том числе и в банках. Хотя это вопрос развития рынка - если найдется площадка для продажи эффективнее, чем банк, то это будет она.

Выдавать отдельную лицензию на продажу биткоина мы не планируем. Скорее всего он будет реализовываться в рамках лицензии на осуществление брокерских услуг, а ее могут иметь в том числе и банки.

Планы запретить биткоины в России больше не обсуждаются. Теперь речь идет об их легализации

Только что в России прошла детская Неделя финансовой грамотности. Будет ли минфин делать новые шаги для повышения детской финграмотности? Могут ли, например, факультативные уроки по этой теме стать обязательными?

Алексей Моисеев: Вопрос очень дискуссионный. Мне кажется, что нынешних мер вполне достаточно и регулярным и обязательным обучением финансовой грамотности и финансовой безопасности в школах детей нагружать не надо. На эту проблему комплексно должно обратить внимание министерство образования.

Как вы оцените уровень финграмотности населения в целом, вырос ли он за последние годы и по сравнению с 1990-ми?

Алексей Моисеев: Безусловно, уровень финансовой грамотности населения сильно вырос. Связано это с тем, что наша жизнь насыщена финансовыми экспериментами намного больше, чем это было двадцать лет назад. Я прекрасно помню, что в 1990-е годы люди боялись даже пользоваться карточками. Сейчас они есть практически у каждого.

Новое на рынке

Минфин снижает риски

Минфин планировал "перезагрузить" незнакомый для многих финансовый продукт - сберегательный сертификат. Что конкретно планируется сделать и чем он будет отличаться от текущих предложений на рынке?

Алексей Моисеев: Основная проблема с сертификатами, которые предлагаются сейчас, заключается в опасности этого инструмента с точки зрения отмывания денег. Передача сертификата другим лицам никак не фиксируется. Если, например, он прошел через несколько человек и последний из них принес сертификат в банк, то правоохранительные органы никак не смогут проследить всю цепочку. Фактически сертификат - это уникальная купюра любого номинала, с помощью которой можно передать любую сумму денег. Вот почему это опасно.

До разрешения и продажи биткоинов через банки, теоретически, совсем близко. Фото: AP

Поэтому мы предлагаем обязать банки вести учет передачи сберегательных сертификатов от одного клиента другому. Так правоохранительные органы смогут узнавать, у кого находится сертификат, от кого он к этому человеку попал и куда дальше был передан.

Сделка по передаче сертификата сможет происходить только в банке при личном присутствии клиента. Если клиент приходит с сертификатом, а в списке его получателей он не значится, то у банка сразу появится повод задуматься о легальности приобретения сертификата. С соответствующими проверками после.

Есть ли еще риски у сберегательных сертификатов?

Алексей Моисеев: Да. Второй риск этого инструмента в том, что он никак не застрахован. Поэтому мы хотим разделить сертификаты на сберегательные и депозитные: первые будут применяться только для физических лиц, вторые для юридических лиц. Сертификаты для физлиц будут застрахованы по аналогии с банковскими вкладами также до суммы 1,4 миллиона рублей.

Самое главное, чем может быть интересен этот финансовый инструмент как физическим лицам, так и юридическим лицам, клиент может по своему желанию отказаться от права на его досрочное погашение за дополнительные проценты. Сейчас Гражданский кодекс в отношении физлиц этого не допускает. То есть фактически это вариант безотзывного вклада, в этом и заключается альтернатива сертификата традиционным банковским депозитам. Изменения в законодательстве для начала функционирования системы, надеюсь, будут приняты до конца 2017 года.

Сейчас на рассмотрении Госдумы находится законопроект по страхованию средств на индивидуальных инвестиционных счетах (ИИС). Есть ли у минфина к нему замечания, будут ли все же инвестиции физлиц страховаться?

Алексей Моисеев: Введение страхования на данный момент возможно. Но наше основное замечание к законопроекту - неопределенность с источниками финансирования такого страхования.

Кроме того, когда мы говорим о введении страхования средств в ИИС, мы подразумеваем только страхование от мошенничества. Сумма такой страховки может составлять 1,4 миллиона рублей, как и в случае с банковскими вкладами. При этом страховать деньги в ИИС от рыночных рисков точно не планируется. В будущем фонде страхования инвестиций не может быть и государственных денег - это наша принципиальная позиция.

Мы также не против увеличения порога ИИС до миллиона рублей без изменения условий по налоговым вычетам.

Что минфин собирается предпринять для снижения рисков инвесторов в фондовый рынок?

Алексей Моисеев: Первое направление - ужесточение правил отнесения граждан к квалифицированным инвесторам, а также сокращение порога инвестиций, который неквалифицированные инвесторы могут осуществлять. Ожидаем, что в скором времени Центробанк поменяет эти правила.

Второе направление - введение досудебной защиты, то есть появление института финансового омбудсмена. Это для нас сейчас приоритет. Рассчитываем, что в 2017 году законопроект о финансовом омбудсмене уже будет принят Госдумой.