Новости

24.04.2017 19:17
Рубрика: Культура

"Услышь меня, хорошая..."

В середине прошлого века среди музыкантов гуляла шутливая присказка: "Все, что не написал Дунаевский, написал Соловьев-Седой". Мы вспомнили ее, когда репетировали спектакль-концерт, посвященный 110-летию замечательного композитора, который прошел вчера, в день его рождения, в Московском театре мюзикла. Когда Василий Владиславович Соловьев-Седой, внук "маршала песни" (так при жизни называли его деда), предложил нам сделать спектакль-концерт, у меня возникли некоторые сомнения.

Притом что Василий Павлович Соловьев-Седой при жизни был классиком советской песни, одним из самых известных авторов популярной музыки в СССР, мне казалось, что многие его сочинения принадлежат истории. Истории великой, но ушедшей навсегда страны и истории ее музыкальной культуры. Понятно, что два сочинения великого ленинградца, написанные им о своем любимом городе - "Вечерняя песня" ("Слушай, Ленинград") на стихи Александра Чуркина и "Подмосковные вечера" на стихи Михаила Матусовского, - поют постоянно, но насколько на слуху у широкой публики его другие песни? И чем они могут увлечь современного слушателя?

Прежде чем ответить на эти, довольно долго мучившие меня вопросы, напомню читателям историю "Подмосковных вечеров" - просто для того, чтобы отвести от себя подозрения в психическом расстройстве. Как известно, "Ленинградские вечера" В. Соловьев-Седой и М. Матусовский написали незадолго до того, как им предложили сочинить песню для документального фильма "В дни Спартакиады". Поскольку спортивные соревнования проходили в Подмосковье, а документалисты требовали немедленно прислать им хоть что-нибудь, то Матусовский поправил текст, заменил "ленинградские вечера" на "подмосковные", Соловьев-Седой сделал новый вариант музыки - и песня "Подмосковные вечера" наряду с двумя спортивно-строевыми хорами была отправлена в Москву. Там ее нещадно разругали, но все сроки сдачи киноленты давно прошли, и она осталась в картине. История о том, как ее отказался записывать Марк Бернес, давно стала легендой. Когда песня стала знаменитой в исполнении Владимира Трошина, Бернес не мог себе простить издевательств над стихами Матусовского. Ведь он долго объяснял поэту, что речка не может "двигаться и не двигаться", а любимая не может смотреть "искоса", да к тому же еще "низко голову наклоня".

Классика на то и классика, что не растворяется во времени

Впрочем, в 1957 году В. Соловьева-Седого больше волновала судьба другой его песни, которую он сочинил на стихи Евгения Долматовского, - "Если бы парни всей земли...". Она была написана специально для Международного фестиваля молодежи и студентов, и авторы возлагали на нее большие надежды. Но, как известно, именно "Подмосковные вечера" стали визитной карточкой Фестиваля 1957 года, получив Первую премию и Золотую медаль на песенном конкурсе...

Чем больше мы погружались в музыкальный мир Соловьева-Седого, который от природы был награжден композиторским гением, тем сильнее хотелось открыть его нашим сегодняшним слушателям. Прежде всего молодым, которые поют другие песни и слушают другие стихи. Его музыка по-прежнему свежа и заразительна. Классика на то и классика, что не растворяется во времени. Он сумел претворить в песне великие открытия русской классической музыки, сохранив при этом связь с народным творчеством. В.П. Соловьев-Седой - выдающийся мелодист, его созвучия накрепко остаются в памяти даже не слишком искушенных людей, которые сразу готовы подпевать только что прозвучавшей мелодии. Этот магический дар сделал его невероятно популярным в ХХ веке. Он сохранил свою власть и поныне. Александр Чуркин, один из многолетних друзей и соавторов Василия Павловича, записал разговор Л.О. Утесова и И.О. Дунаевского, свидетелем которого он был в конце 30-х годов. Утесов: "Пожалуй, ты единственный, кто может сочинить такую мелодию, что люди запоют ее прямо по дороге с концерта". Дунаевский: "Нет, почему же? На ленинградском музыкальном небосклоне восходит новая звезда - молодой Соловьев-Седой. Не хочу быть пророком, но уверен: ему суждено большое плаванье..." В этом диалоге все правда. Неслучайно в 1942 году обруганный за "цыганщину" "Вечер на рейде" сразу запели моряки на всех флотах, да и не только они. Строки А. Чуркина "Прощай, любимый город..." повторяли во всей стране со щемящей надеждой на скорое победное возвращение.

В 1942 году Василий Павлович Соловьев-Седой встретился с Алексеем Ивановичем Фатьяновым, большим русским поэтом. Ученик Алексея Дикого и Алексея Попова, он мог бы стать замечательным драматическим актером, но судьба распорядилась иначе. Для Соловьева-Седого, который сочинил с А. Фатьяновым такие шедевры, как "На солнечной поляночке", "Соловьи", "Первым делом, первым делом самолеты", это было счастливое сотрудничество. Все знали, что он никогда не сочинял музыку просто на стихотворную "рыбу", он всегда ждал рождения высокой поэзии - это пробуждало его композиторское творчество. С А. Фатьяновым они работали именно так.

Когда звучит песня "Услышь меня, хорошая…", у меня всегда глаза на мокром месте. Эту песню Соловьев-Седой написал для своей глухонемой дочери

Было бы глупо не понимать, что В.П. Соловьев-Седой, как и другие композиторы его эпохи, часто выполнял социальный заказ. Но уровень этого исполнения был виртуозным. Даже работая на заказ, он пытался раскрыть не мнимые, а истинные потребности времени. Расслышать созвучия повседневности. В. Соловьев-Седой всегда щадил своих слушателей, оберегая их от бессмысленной патетики, не играл в поддавки с публикой...

...Когда звучит песня "Услышь меня, хорошая...", у меня всегда глаза на мокром месте. Эту песню Соловьев-Седой написал для своей глухонемой дочери.

Культура Музыка Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники