Новости

27.04.2017 21:15
Рубрика: Общество

Сводный брат

В мексиканской деревне появился маленький православный храм
Недалеко от действующего вулкана Попокатепетль, что в 70 километрах на юго-восток от Мехико-Сити, стоит небольшой русский православный храм. С помощью навигатора его не отыскать. Храм укрывается от посторонних глаз между горами близ городка Непантла, известного своей уроженкой - первой поэтессой Латинской Америки Сор Хуана Инес де ла Круз.

Православная миссия запросто могла обойти эти края стороной, если бы в 1970 году сюда не занесло одного американского православного священника, который путешествовал по Мексике, раздавая медикаменты простым людям. Так судьба свела его с бывшим францисканцем Серафимом. Добрый и открытый брат Серафим всегда был рад помочь каждому нуждающемуся духовно и даже порой материально, если имелась такая возможность. Он не брезговал проводить мессы на улице и в обычных деревенских домах, переходя от одного жилья к другому. Такой подход к служению иногда вызывал вопросы со стороны католической церкви.

Просроченный православный календарь, пара религиозных картин да кровать без ножек - вот и весь уют настоятеля

Отец Серафим перешел в православие. После принятия православия им в скором времени в Непантле была найдена земля и общими усилиями построен храм в честь Покрова Божией Матери. Люди, искренне любившие местного священника, строили вместе с ним храм, думая, что он будет католическим.

Затем в приходе появился Карлос Чакон. Закончивший францисканскую семинарию, он пережил, уже будучи на пенсии, опыт, который повернул его в сторону православия. В 1988 году в его жизни произошло знаменательное событие, епископ Аргентинский и Южноамериканский Лазарь ( ныне - митрополит Симферопольский и Крымский) приехал в Непантлу, они встретились, и Карлос принял сан православного священника. Тогда же, по его приглашению, отец Карлос попал в Советский Союз на 1000-летие Крещения Руси.

"Я был потрясен! Я увидел своими глазами Москву и Киев... У меня была счастливая возможность приложиться к мощам Сергия Радонежского. Я убедился в неподдельном величии Русской православной церкви, сильнейшем развитии монашества. Россия - моя мать в духовном пути, и я был бы очень рад когда-нибудь вернуться в Россию", - вспоминает священник.

После смерти отца-основателя в 1994-м его помощник отец Карлос, будучи единственным преемником, стал настоятелем храма и взялся кардинально менять местные церковные обычаи. На следующий же день кто-то отреагировал на перемены тем, что перерезал электрические провода, и церковь погрузилась во мрак. Затем были украдены вся церковная утварь, помпа, снабжавшая водой всю церковь и, после непродолжительного затишья настало время большого церковного колокола.

Отец Карлос даже не вызвал полицию, это было бесполезно. Сейчас между церковью и не воспринявшими ее изменения соседями относительное перемирие, равносильное хлипкому проволочному заборчику, отделяющему их друг от друга. Красть уже нечего. Но стоит только начаться утренней службе, как тотчас невероятно улыбчивые мексиканцы включают свои приемники на максимальную громкость. Музыка порхает в саду, оборачивается вокруг черного бюста брата Серафима и влетает в храм сквозь распахнутую дверь церкви. Но отец Карлос невозмутимо несет свой крест: служба не прерывается ни на секунду. В конце литургии в церковь заглядывает бродячая собака и, не заходя, ложится у входа.

Церковный двор сегодня выглядит так, как будто перенес бомбежку. Кирпичные столбы с торчащими из них железными сваями, за ними извилистая цепочка пустынных бункеров. Можно только догадываться, чем в прошлом служило то или иное помещение, ныне медленно покрывающееся дикой мексиканской растительностью.

"Брат Серафим решил построить кельи, чтобы монахи могли жить при церкви, но его смерть перечеркнула все планы. Так и осталось все это незавершенным", - поясняет отец Карлос.

В келье настоятеля, как и во многих других, нет дверей и окон. Рядом со старинными книгами в полуразвалившемся шкафу мирно сопят ящерицы. Просроченный православный календарь, пара религиозных картин да большая кровать без ножек - вот и весь уют. На столе возле старой печатной машинки лежит журнал Newsweek, с обложки которого приходу к власти радуется президент Российской Федерации Борис Ельцин.

Малое пространство кельи запечатывает огромный деревянный крест, устало прислонившийся к стене ровно посередине комнаты.

76-летний отец Карлос каждое воскресенье тратит на дорогу в храм около трех с половиной часов. После толкучки в метро садится на автобус до Непантлы, а уже оттуда поднимается пешком в гору, чтобы провести службу. Перед литургией он тщательно протирает пыль со стен и икон, моет полы. Не забывает ухаживать и за небольшим садом, практически вплотную прилегающим к стенам церкви. Этот же ритуал повторяется и после окончания службы. Среди паствы православного храма три семьи, две из них появляются крайне редко. Из мексиканцев среди посетителей храма - только родственники отца Карлоса, да и те приезжают неохотно. Пять лет назад от церкви отчалил последний организованный посольством РФ в Мексике автобус с прихожанами, да так и не вернулся обратно. От Московского патриархата, которому принадлежит церковь, вестей пока не слышно. Отец Карлос настойчиво пишет письма в нью-йоркскую администрацию Русской православной церкви за границей с просьбой отправить в Непантлу своего сына, диакона Кирилла, чтобы он мог приготовить себе смену. В ответ пока писем нет. Но он продолжает ждать диакона Кирилла.

Общество Религия В мире Северная и Центральная Америка Мексика РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники