Новости

02.05.2017 21:20
Рубрика: Экономика

Партия частной собственности

Текст: Яков Миркин (заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН)
Мы, кажется, повзрослели и стали бороться за свою собственность.

А что у нас есть? В России 37 миллионов квартир, почти 14 миллионов жилых домов и 2 миллиона комнат, находящихся в отдельном владении. И много земли - 35,8 миллиона земельных участков.

Но собственников гораздо больше. 78,8 миллиона человек являются прямыми собственниками жилья, 41 миллион - земельных участков, 9,8 миллиона - нежилых зданий и помещений (Росреестр). Больше 30 миллионов квартир приватизировано (Росстат). Это огромная сила, никакая партия не сравнится по численности с великой армадой личных собственников, у которых всегда есть один интерес - не тронь меня, дай возможность прирастить имущество и передать его следующим поколениям.

Священное право частной собственности. Пятиэтажки - это и есть "не тронь меня", делай только то, что выгодно собственнику. Как ответить на социальные риски? Правильно ответить - законом, который полностью, в каждой норме подчинен улучшениям условий жизни населения. Это должен быть закон, который не дает возможности отъема квартиры, когда угодно и у кого угодно, а ясно и четко защищает интересы миллионов собственников. Уважает их право на сделку по своей воле, "зачищает" принуждение, дает право денежной компенсации за квартиру в пятиэтажке по рыночной или кадастровой цене. Дает полное раскрытие информации по каждой детали "реновации" и о тех, кто в ней участвует, о конфликтах интересов. Такая возможность перелицовки закона "о пятиэтажках" еще есть - во втором чтении, когда в него можно внести изменения.

Никакая партия не сравнится по численности с армадой личных собственников, у которых есть один интерес - не тронь меня

Мы действительно стали собственниками, и не только жилья и земли. Почти 200 тысяч живых розничных счетов на Московской бирже. Акции, облигации, деривативы. В России более 20 тысяч акционерных обществ и 60 тысяч обществ с ограниченной ответственностью. Более 10 процентов акционерного капитала Газпрома - у населения, до 300-400 тысяч человек. Почти 200 тысяч "физиков" - акционеры Сберегательного банка. Не менее миллиона человек в России - реальные собственники бизнеса, действенные, работающие в нем или просто сочувствующие, но жестко следящие за тем, как он сработал. Добавим еще больше 150 тысяч индивидуальных (фермерских) хозяйств и 3,6 миллиона индивидуальных предпринимателей. За ними - имущество, оборудование, все то, что "дышит" в российской экономике.

Знаете, что они думают? Примерно 60 процентов собственников и директоров средних и малых предприятий считают, что ведение бизнеса у нас дома не является безопасным. 19 процентов говорят, что уголовное преследование используется как инструмент передела собственности. Еще 44 процента заявляют, что это случается периодически. До 80 процентов уголовных дел, возбужденных правоохранительными органами по экономическим статьям, не доходят до суда (проводятся обыски, допросы сотрудников предприятий, партнеров, изымаются документы и др.). 32 процента собственников и высших менеджеров читают, что в результате уголовного преследования их бизнес будет полностью разрушен, 46 - частично разрушен, 5 - уйдут в тень. Без устойчивости собственности, прежде всего малой и средней, у нас никогда не будет растущей, а лучше сказать, цветущей экономики.

Разве это все? Мы еще и собственники денег в кубышке. Вклады населения в банках - 24 триллиона рублей. В российских банках открыто более 500 миллионов счетов. Более 7 миллионов вкладчиков поступили под опеку в АСВ по вкладам в сотнях погибших банков. Под подушкой хранится несколько десятков миллиардов наличных долларов и евро. Количество кредитов на покупку жилья достигает почти миллион единиц. Эти люди купили квартиры, получили собственность. Более 5 миллионов участников в негосударственных пенсионных фондах.

Примерно 60% собственников средних и малых предприятий считают, что ведение бизнеса у нас дома не является безопасным

Представьте, что творилось бы в городах и весях, если бы АСВ не выплатил 1,4 триллиона рублей более трем миллионам вкладчиков? Да, это сделано за счет денежной эмиссии - кредита Банка России, выданного АСВ на 1,6 триллиона рублей. Но все-таки к мельчайшим собственникам было проявлено уважение. Хотя никто не знает, сколько миллиардов потеряно малым и средним бизнесом, крупнейшими вкладчиками в 300 с лишним банках, потерпевших крушение в 2013-2017 годах.

Сто с лишним лет каждое поколение россиян теряло свои активы. Национализация банков, уничтожение ценных бумаг, "черный передел" в 1917-1918 годах, конфискационные денежные реформы 1947, 1961, 1991, 1993 годов, принудительные облигационные займы 1930-1940-х с их вечными отсрочками, потеря сбережений в 1990-х, дефолт 1998 года.

Во всех этих историях главное действующее лицо - государство. У него репутация не очень. Исправить ее - значит подчинить экономическую политику росту и защите собственности, имущества, бизнеса в руках российских семей. И ни в коем случае - рискам их умаления, под какими бы благими предлогами это ни делалось. Никаких массовых кампаний и реформ, из которых "торчат уши", - частный интерес немногих, умаляющий собственность большинства. Делать вместе и от имени государства только то, что прибавляет, - по замыслу, и по исполнению.