Новости

03.05.2017 22:25
Рубрика: Культура

"И запомни ты каждый вздох мой и каждый взгляд..."

Стихи и письма о любви на войне
Самые отзывчивые читатели "Календаря поэзии" - фронтовики или дети войны. Когда я читаю их письма (написанные ясным, иногда чуть дрожащим почерком), то всегда волнуюсь, будто в руках у меня весточка с фронта. И кажется, что дата на конверте не "2017", а "1942" или "1943"...

Нас осталось всего шестеро

Уважаемая редакция!

Я родом из деревни Чухломка Воскресенского района Горьковской области. Был призван в Красную Армию в декабре 1943 года. К тому времени на фронте уже воевали мой отец Иван Андреевич и брат Николай. После двухмесячных курсов мне присвоили звание младшего сержанта, вручили зенитное орудие калибра 37 мм и в составе полка отправили на фронт.

После вашей статьи "Теплушка памяти" мне очень ясно вспомнилось, как в январе-феврале 1945 года мы сбивали немецкие самолеты, которые летели со стороны Балтийского моря на помощь окруженным войскам Кенигсберской группировки. Помню, как потом мы вошли в Кенигсберг и увидели памятник философу Иммануилу Канту, у него была отбита голова и рука, они валялись на дорожке, выложенной цветной плиткой.

В нашем полку были девушки, призванные из Свердловской области, их фамилии до сих пор помню. И текст песни, которую мне прислала на фронт Зина Кочеткова. Вот она от начала и до конца:

На закате в саду заброшенном

На прощанье мне руку пожми,

Все, что было у нас хорошего,

Ты в дорогу с собой возьми.

Мало толку в тоске и жалости,

Не бери их с собою в путь,

И в дороге прошу, пожалуйста,

Если можешь, веселым будь.

Ты в края уезжаешь дальние,

Кровью залитые поля.

За тобой сквозь поля туманные

Пусть идет любовь моя.

Погляди на меня внимательно,

Поцелуй десять раз подряд

И запомни ты обязательно

Каждый вздох мой и каждый взгляд.

Вот так я и помню эту песню неведомого автора и Зину Кочеткову. Она на один год моложе меня.

Благодарю "Календарь поэзии", который не забывает фронтовиков, а нам приятно вспоминать то немногое хорошее, что было в страшные военные годы. Песни и стихи фронтовых лет продлевают нам жизнь.

Нас, участников Парада Победы в Москве 24 июня 1945 года, в Волгограде осталось всего шестеро. Десять лет назад было более 100...

Александр Иванович Колотушкин, Волгоград

"Если ты жив, прости меня..."

Когда началась война, я закончила восемь классов. Пошла работать в леспромхоз, что находился в деревне Тюлюмбик (Залаирский район Башкирии). Рубкой леса занимались заключенные, а вывозили лес на берег реки мы, подростки. Везли на быках, ведь лошадей забрали на фронт. Помню, как меня и Анастасию Карманову командировали сопровождать последних двух лошадей в соседний леспромхоз, в деревню Малый Ик. Был март, а снега было полтора-два метра. Дорога уже рушилась, лошади то одна, то другая проваливались. Мы обессилели поднимать их. В конце концов мы решили оставить лошадей и искать помощи в Малом Ике. Ночь была лунная, морозная. На пути нам встретилась речка. Внизу лед, а поверх вода. Перешли, вылили из сапог воду и дальше в путь. Нашли директора леспромхоза Туленкова, а он прогнал нас со словами: "Если лошадей съедят волки, вы получите по десять лет тюрьмы".

Мы горько заплакали и пошли обратно. Снова перешли реку, вся одежда на нас встала колом, ноги примерзли к сапогам.

Утром пришли рабочие, подняли лошадей и мы перешли реку в третий раз. После этой ночи мне отказали ноги. На работу возили меня на санках. Спасибо бабушке, к которой меня поселили. Она каждый день топила баню, сажала меня в кадку с запаренной травой и так спасла мне ноги.

В июне пришел приказ: вернуться в Тюлюмбик. Я кирзовые сапоги на плечо и пошла босиком. Тем временем заключенных на рубке леса уже не было, их отправили на фронт. Взамен появились пленные немцы.

Мой парень Ваня все время писал мне с фронта письма. Один человек был недоволен нашей перепиской и приказал мне написать, что я вышла замуж, хотя вышла я много позже.

Победу я встретила на реке Сюрень. Мы сбрасывали лес в реку для сплава, когда увидели, что директор леспромхоза Авралев бежит с горки к реке и что-то кричит. Из-за шума реки не было слышно. Когда он подбежал, мы поняли: "Победа!" Женщины заплакали - у многих мужья погибли. Был плач громче шума реки. А немцы разделились на две группы: одни кричали "Гитлер капут!", а другие стояли молча.

А мой парень Иван Васильевич Погорельцев был участником Парада Победы 24 июня 1945 года, бросал немецкие доспехи к ногам наших командиров. Ваня, если ты жив, прости меня за ложь. Я не знаю, как сложилась твоя жизнь, но и моя исковеркана, ведь я не могла забыть тебя.

Вера Михайловна Силантьева-Захаркина, г. Сибай, Башкортостан

Стихи из фронтовой газеты

Облако

Оно торопливо над линией фронта

По светлому небу бежало.

Вся наша вторая стрелковая рота

Глазами его провожала.

Никто в это время не вспомнить не мог

Далекого дома желанный порог.

Один лишь сказал, прижимая к щеке

Прохладный приклад автомата:

- Плывет, как пуховый платок по реке,

Который держал я когда-то.

Я тоже, не скрою, не вспомнить не мог

На шее любимой такой же платок.

В опаловой дымке за линией фронта

Растаяло облако легкою тенью.

Вздохнула вторая стрелковая рота,

Простившись с крылатым виденьем.

И каждый, наверное, если бы смог,

На память оставил бы этот платок.

Лейтенант Александр Кирсанов.

Газета "Вперед" 211-й стрелковой дивизии, 1945, N 86.

P.S.

Если вы что-то знаете о лейтенанте Александре Кирсанове, напишите, пожалуйста, в "Календарь поэзии".

От редакции

Вот что сообщает об Иване Васильевиче Погорельцеве сайт министерства обороны "Подвиг народа".

Артиллерийский разведчик Иван Погорельцев служил в 192 артполку 87-й гвардейской стрелковой дивизии. Был награжден медалями "За отвагу" и "За оборону Сталинграда", двумя орденами Красной Звезды. Участник Парада Победы. В 1945 году окончил курсы младших лейтенантов.

О послевоенной судьбе Ивана Васильевича узнать ничего не удалось...

Культура Литература Общество История Вторая мировая война Календарь поэзии