Новости

19.05.2017 18:03
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

В бухте Провидения появится памятник "начальнику Чукотки"

Текст: Светлана Мазурова (Санкт-Петербург)
Исполнилось 50 лет со дня премьеры легендарного фильма Виталия Мельникова "Начальник Чукотки". Одна из первых отечественных кинокомедий о героях Гражданской войны снята на киностудии "Ленфильм" в 1966 году, а на экраны вышла в 1967-м. Фильм снимался к пятидесятилетию Октябрьской революции. Это первый полнометражный фильм 38-летнего кинодокументалиста Виталия Мельникова.
 Фото: Владимир Бертов/РГ  Фото: Владимир Бертов/РГ
Фото: Владимир Бертов/РГ

На киностудии открылась выставка, посвященная картине. На ней представлена и модель памятника "начальнику Чукотки", комиссару Бычкову. Его (пока в гипсе) сделала ленфильмовский художник, скульптор Светлана Богданова. Памятник будет установлен в бухте Провидения на Чукотке, в память о местах, о которых повествует фильм.

Корреспондент "РГ" встретилась с режиссером, отметившим недавно свое 89-летие.

Виталий Вячеславович, в бухте Провидения ленфильмовцы планируют установить памятник. Именно там снимали фильм?

Виталий Мельников: Идея поставить памятник, конечно, не моя, но она мне симпатична. Если, конечно, он будет не монументальным, не помпезным (вдруг взгромоздят что-то несусветно "революционное"!), я не стану возражать. Тут вопрос в тонкостях: история-то веселая, смешная, молодая, и знак или памятник должен соответствовать жанру фильма.

В бухте Провидения мы искали натуру. Нам дружно помогали местные жители. Особенно жители отдаленного залива Святого Лаврентия. На "Ленфильм" приходили странные телеграммы: "Нужна ли поддержка? Св. Лаврентий", "Успеха вам! Св. Лаврентий". Трогательно.

Но снимать за Полярным кругом было невозможно и невыгодно. Климат не подходящий, постоянно свет меняется. Кроме того, никакой связи со студиями, с театрами, которые нам помогали. Летать на такие расстояния из Москвы, Ленинграда - дело дорогое, а по тем временам - и рискованное: полярная авиация в 1966 году еще не была так развита, как сегодня. Оказалось, что удобно снимать чукотскую натуру на европейском севере, в Мурманске. Это ближе к "Ленфильму". Но трудности только начинались.

Спотыкались на неожиданных вещах. Нам нужны были ездовые собаки и охотничье снаряжение, которое надо было изготовить и перевезти. Европейские собаки не понимали команд чукотских каюров, на Чукотке собаки "говорят" по-своему. Был сложный перевоз большой стаи псов с Чукотки в Мурманскую область. Приехала и чукотская массовка. Стали организовывать чукотский быт в Европе, чтобы было убедительно и за небольшие деньги. У меня это был первый большой фильм, да еще такой громоздкий. Его сначала  предлагали снять опытным ленфильмовцам, но все отказались. А я, новичок, согласился, а потом увлекся этой затеей.

Дальше проблема с климатом. Мы отсняли чукотскую зиму и надо было очутиться в лете. Долго думали, как не хлопотно и убедительно перескочить из одного времени года в другое. Идея пришла оператору Эдику Розовскому. Мы много работали с ним в документальном кино, он уже снял фильм "Человек-амфибия", став первым советским оператором, освоившим игровые подводные съемки. Эдик хорошо знал Крым, пейзажи, и сказал, что крымское побережье очень похоже на чукотское, такие же скалы. Ему удалось всех убедить, что снимать надо там. И весь наш цыган-табор переехал в Судак. Снова массовка, собаки…

Розовский, говорят, слыл заядлым рыбаком?

Виталий Мельников: Не то слово! Он был отчаянно влюблен в природу. Куда бы мы ни приезжали - сразу искал водоем.

Вас не заразил рыбалкой?

Виталий Мельников: Нет, я спокоен: с сибирских времен отношусь к рыбалке как к способу добывания пищи, а не к процессу удовольствия.

Хорошая компания у нас была. Мне повезло, что часть кинематографистов были вгиковцами, мы вместе учились в Москве. Они помогали мне и житейскими, и профессиональными советами. Важно было достичь взаимопонимания с художниками, операторами.

На нашей картине работал замечательно талантливый, увлеченный своим делом художник Марксэн Гаухман-Свердлов. Когда мы знакомились с обстановкой на Чукотке, он натащил несметное количество шкур, уверяя, что это необходимый нам реквизит. Все это пронес в самолет. Груз был чудовищно вонючим, свежие шкуры пахли рыбой, кожей. И стюардесса потеряла сознание…

Кононов, Грибов - расскажите про них.

Виталий Мельников: Алексей Грибов был уже в годах, один из старейшин МХАТа,  народный артист СССР. Ему нужно было постоянно летать к нам то в Крым, то в Мурманск. Картину нашу он очень любил. Миша Кононов - молодой, дурашливый, по паспорту - 26 лет, на самом деле - мальчишка. У нас были хорошие отношения, но я знаю, что с некоторыми режиссерами он частенько спорил. Уже после "Начальника Чукотки" мы как-то встретились в поезде с Глебом Панфиловым. Он собирался снимать первую картину ("В огне брода нет"), спросил про Кононова, я посоветовал: хватать и не отпускать. Потом Миша снялся у Панфилова в нескольких фильмах. Удачно снялся и у меня в "Здравствуй и прощай".

50 лет прошло, а "Начальника Чукотки" постоянно показывают то на одном, то на другом канале.

Виталий Мельников: Я, честно говоря, не ожидал, что будет такой успех. Ведь революционных фильмов было много, целая вереница. Многие постарели и забыты, а наш все живет. Загадка!

В своей книге "Жизнь, кино" вы написали: "Работать в кино - большое счастье, хотя бы потому, что встречаешься с необыкновенными, яркими людьми".

Виталий Мельников: Большая радость, удача, когда встречаешься с интересными, непрозаическими людьми. Это не только актеры. Мне приходилось много ездить по стране, да и вырос я в местах экзотических. Это часть моей жизни, моего быта.

Дружеские отношения сохраняются с Олегом Табаковым, например. Звонила  на днях Людочка Зайцева, она снималась у меня много, помнит про мой день рождения. Целая серия картин была у нас с Олегом Ефремовым. Я собирался снимать его в главной роли в фильме "Луной был полон сад", а он уже был болен, лежал в больнице, но говорил мне: "Не вздумай никого брать, я еще выкарабкаюсь!". Не выкарабкался…

У фильма юбилей, и у вас тоже - 50 лет на "Ленфильме". Что для вас эта киностудия?

Виталий Мельников: "Ленфильм" - всё! На других студиях не работал. Только десять лет до "Ленфильма" снимал документальное кино на "Леннаучфильме". А потом режиссер Иосиф Хейфиц пригласил к себе "вторым" на картину "День счастья". Дальше первая самостоятельная работа - короткометражка "Барбос в гостях у Бобика", экранизация рассказа Носова "Бобик в гостях у Барбоса". Потом Чукотка, и пошло…

Слышала, что вы написали новый сценарий.

Виталий Мельников: Да, думал, что сам еще сниму. История про киношников 50-х годов, про Сталина, про то, что он  не только страшный тиран, на последнем этапе жизни - человек, достойный сочувствия. Он прекрасно понимал, до какого ужаса довел страну. В конце жизни Сталин увлекся кино. Многие кинематографисты пострадали оттого что снимали "не так", как вождь хотел, как он представлял себе жизнь. Это смешно и страшно.

На следующий год у вас еще юбилей - 90-летие. Поделитесь воспоминаниями из детства.

Виталий Мельников: Я родился 1 мая, да еще и в городе Свободном (на Амуре). Это уже полный абзац. Мама утверждала, что сразу же, как я появился на свет, на центральной площади грянул оркестр. Как я получил имя? Раньше же всё коллективно решали. Мама работала в школе, и когда узнали, что учительница в положении, на совещании решали, как назвать будущего ребенка! Придумывали разные революционные имена, она потом называла их мне - чудовищные! Бабушка меня тайком крестила и нарекла Виталием.