Новости

28.05.2017 15:07
Рубрика: В мире

Когда Россия и Франция вместе, они сильны

Французский писатель и политолог о визите Владимира Путина
В понедельник российский президент Владимир Путин совершит рабочий визит во Францию по приглашению его французского коллеги Эмманюэля Макрона. О том, что можно ждать от этой встречи, в интервью "РГ" рассказывает Фредерик Понс - известный французский политический аналитик, писатель и автор переведенной на несколько языков, включая русский, книги "Месье Путин. Взгляд из Франции".

Отношения между Россией и Францией в последние годы были далеки от идеальных. Есть ли, по ваш взгляд, вероятность того, что визит Владимира Путина во Францию, его переговоры с французским коллегой в Версале позволят вывести их из нынешнего состояния, придав положительную динамику?

Фредерик Понс: Сразу же хочу сказать, что с Эмманюэлем Макроном франко-российский диалог может возобновиться на новой основе. Он, как мне представляется, будет откровенным, устойчивым и конструктивным. То, что после недавней инаугурации новый хозяин Елисейского дворца пригласил российского президента во Францию, уже свидетельствует, что у него есть желание наладить нормальные отношения. Это сильный сигнал. Во время президентской кампании Эмманюэль Макрон делал некоторые высказывания в адрес России, которые можно было по-разному расценивать, но в целом, замечу, вел себя достаточно сдержанно. Теперь все это позади. То, что действительно имеет значение, это конкретные шаги. Именно таким и является рандеву двух лидеров в Версале. Главное, что президенты смогут установить рабочий контакт, лучше узнать и понять друг друга для того, чтобы обсудить такие важные вопросы, как борьба с международным терроризмом, сирийскую ситуацию, двусторонние связи и другие серьезные темы.

Если говорить о личности Эмманюэля Макрона, то ему свойственны, как у нас говорят, некоторые "недостатки, которые оборачиваются положительными качествами". Что имею в виду? У него нет глубоких познаний в вопросах мировой геополитики, и раньше большого интереса к международной тематике он не проявлял. Теперь обязан в нее вникать и, что важно, делать это если не с чистого листа, то, по крайней мере, без предубеждений, наростов идеологически ангажированных взглядов. В этом позитив. К тому же он обладает интеллектом, который способен как губка впитывать информацию, суждения, точки зрения. Это уже не говоря о присущей ему гибкости мышления, способности адаптироваться к разным ситуациям. Когда Эмманюэль Макрон в первые дни президентства заявил, что с его приходом к власти произойдут перемены во многих областях, то мне показалось, что он также имел в виду среди прочих задач вывод из тупика франко-российских отношений.

В интересах Франции - отменить антироссийские санкции, из-за которых страдает сельское хозяйство

К этому можно добавить, что он прагматик и реалист. Я не отношу себя к сторонникам Макрона и не голосовал за него на недавних выборах, но убежден, что его прагматизм вполне совместим с прагматизмом российского президента. Несмотря на некоторые расхождения мировоззренческого характера, они могут найти общий язык, что пойдет на пользу обеим странам и Европе в целом.

Среди упомянутых вами тем переговоров в Версале вы обозначили борьбу с террористами ДАИШ (запрещена в РФ - "РГ"), что принесли смерть во многие страны, включая Францию, Россию, а совсем недавно устроили кровавый теракт в английском Манчестере.

Фредерик Понс: Крайне желательно, чтобы наладилась более активная координация между Москвой и Парижем в антитеррористической области. Интересы здесь полностью совпадают. Определенный обмен информацией между спецслужбами уже существует: ведь у нас и у вас накоплен большой опыт. Думаю, было бы целесообразно приступить к наращиванию усилий в этом направлении, а затем распространить их на другие сферы партнерства. Надо начинать с того, что реально может заработать. Антитеррор - как раз тот самый случай.

В России обратили внимание на неоднократно подчеркнутое Макроном намерение в международных делах следовать политике своих именитых предшественников - генерала Шарля де Голля и Франсуа Миттерана.

Фредерик Понс: Это так. Подобному курсу были свойственны самостоятельность в принятии решений, независимость по отношению к прочим мировым игрокам и одновременно сотрудничество с ними. С одной стороны с США, с другой с Россией, ранее СССР. Что касается России, то генерал де Голль всегда выступал за сближение с ней, за партнерские отношения, что позволяло Парижу избегать зависимости от Вашингтона. Если Макрон станет на деле руководствоваться этими принципами, это может привести к выравниванию разбалансированной при прежнем президенте внешней политики Франции.

Что касается НАТО, то, оставаясь в альянсе, и это входит в планы президента Эмманюэля Макрона и министра иностранных дел, а до этого главы оборонного ведомства, так же прагматика Жан-Ив Ле Дриана, Франция намеревается иметь в нем более значительный вес, влиять на решения. В частности, это может привести, я надеюсь, к более конструктивным отношениям НАТО с Россией.

С Эмманюэлем Макроном франко-российский диалог может возобновиться на новой основе

Французский президент также сделал акцент на том, что будет "твердо отстаивать" интересы Франции в диалоге с другими странами. Каковы они, по вашему мнению, в отношении России?

Фредерик Понс: В интересах Франции - отменить антироссийские санкции, из-за которых страдает французское сельское хозяйство, попавшее под ваши ответные ограничительные меры. Это большая для нас проблема, и Макрон хорошо об этом знает. Ведь во время предвыборной кампании он провел многочисленные встречи с аграриями, и все в один голос говорили ему о том, что с санкциями пора заканчивать. Он воспринял эти призывы, как и требования французского крупного бизнеса, работающего с Россией, весьма серьезно. Как мне представляется, Макрон может оказаться среди тех европейских политиков, которые хотели бы вести дело к поэтапной отмене санкций. Выступит ли он лично с такой инициативой в ЕС, не знаю, но это было бы сильным шагом с его стороны.

Весьма символично, что встреча двух президентов пройдет в Версале, где им предстоит открыть выставку, посвященную 300-летию визита Петра Первого во Францию и установлению дипломатических отношений между двумя странами. Если отставить в сторону поход Наполеона в Россию, известно чем закончившийся, и Крымскую кампанию в середине XIX века, наши страны всегда были на "правильной стороне" истории - как в Первой мировой войне, так и во Второй, для россиян - Великой Отечественной.

Фредерик Понс: Символы очень важны, особенно когда речь идет о единении и взаимопомощи таких стран, как наши. Петр Первый, который основал прекрасный город, носящий его имя. Это воплощение созидательной мощи России. Владимир Путин, уроженец Санкт-Петербурга, который, получив мандат от народа, спустя многие поколения продолжил его дело в XXI веке, и эта связь для многих моих соотечественников очевидна. Что касается Макрона, то для него Версальский дворец наполнен глубоким смыслом, как зримый символ французского творческого гения и величия. Сопоставимые и дружественные величины, которым самой историей предначертано быть рядом. Напомню деголлевское высказывание о том, что "когда Россия и Франция вместе, они сильны". Это было верно в прошлом, это верно и сейчас.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

В мире Европа Франция Россия и Евросоюз