Новости

29.05.2017 17:30
Рубрика: В мире

Трамп испортил Меркель праздник

Александр Рар: Президент США показал европейцам их место - младшего брата Америки
После завершения саммита G7 канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Европа должна полагаться только на собственные силы. "Конечно, у нас должны быть дружеские отношения и с Британией, и с другими соседями, включая Россию, - объяснила глава немецкого правительства, - однако мы должны сами бороться за собственное будущее". И хотя фрау канцлер не произнесла вслух слово "предательство", оно читалось между строк в отношении стран, которые, по мнению Берлина, отказались поддерживать немецкую модель Евросоюза. О том, что означают громкие заявления канцлера - предвыборную риторику в связи с намеченными на сентябрь парламентскими выборами или осмысление реальной ситуации, в которой оказался Старый Свет, "Российская газета" беседует с немецким политологом Александром Раром.
Попытка Меркель "упаковать" Трампа в либеральную ценностную систему Запада завершилась 
полным провалом. Фото: AP Попытка Меркель "упаковать" Трампа в либеральную ценностную систему Запада завершилась 
полным провалом. Фото: AP
Попытка Меркель "упаковать" Трампа в либеральную ценностную систему Запада завершилась 
полным провалом. Фото: AP

Означает ли заявление канцлера, что Евросоюз "сжигает мосты" и больше не верит традиционным союзникам и защитникам?

Александр Рар: Ситуация в Cтаром Свете очень непростая, даже критическая. Меркель и некоторые другие лидеры G7 предприняли, возможно, последнюю попытку вернуть нового американского президента Дональда Трампа, против избрания которого они в открытую выступали, на общий западный политический курс. Они рассчитывали как-то "упаковать" главу Белого дома в либеральную ценностную систему Запада. Эта попытка завершилась полным провалом, как того и следовало ожидать. Хотя у Меркель, может быть, сохранялись надежды, что она каким-то образом сумеет Трампа уговорить. Президент США приехал в Европу не в качестве изоляциониста, который, как многие предполагали, интересуется только собственной страной. Трамп приехал как командир, он запанибратски общался с руководителями Европы, многих из которых он раньше вообще не знал. Американский лидер продемонстрировал жителям США, что в Европе он командует парадом, что Америка лидер и ему наплевать на какие-то европейские особые интересы. Трамп показал европейцам их место - младшего брата Америки, обреченного идти в строю американской политики, если те хотят в дальнейшем получать поддержку со стороны США в вопросах безопасности. В этом плане Трамп абсолютно испортил госпоже Меркель ее большой праздник: она надеялась, что G7 станет подготовительной встречей к гораздо более важной встрече "большой двадцатки" в Гамбурге, которая состоится через месяц. На ней Меркель собиралась объявить, что Германии удалось построить все страны мира в одну шеренгу в области защиты окружающей среды, борьбы с глобальным потеплением. Канцлер очень надеялась на то, что Америка встанет на сторону Германии и тоже будет действовать в европейском русле. Не получилось. И теперь можно говорить о том, что именно провал переговоров по климату на G7 стал главной причиной разрыва в трансатлантических отношениях. Но вряд ли сейчас вся Европа или остальной мир пойдет за Германией. Впрочем, у Меркель остается надежда на поддержку со сторону Китая и, может, в чем-то со стороны России.

Я бы сказал, что нечто похожее произошло и на саммите НАТО. Европейцы рассчитывали, что разговор на нем пойдет о европейской безопасности, ситуации на Украине. Какие-то из восточно-европейских стран мечтали на саммите возобновить дискуссию о дальнейшем расширении НАТО. Но американский президент отказался говорить о европейской безопасности. Он объявил о том, что члены НАТО должны раскошелиться на борьбу американцев с террористической группировкой ДАИШ (запрещена в РФ. - "РГ"). Трамп потребовал от Европы повышения военных расходов. Появилось подозрение, что президент США добивается, чтобы европейцы оплатили его будущие военные операции, в том числе в Северной Корее. Для европейских лидеров такая постановка вопроса тихий ужас. Однако они ничего не могут поделать, поскольку не могут позволить себя потерять Америку - главную военную и атомную державу для Европы. Такая потеря лишила бы Старый Свет американского защитного "зонтика", привела бы Европу совсем к другой геополитической ситуации. Ей пришлось бы иначе выстраивать отношения с соседями, в том числе с Россией, к чему нынешнее европейское поколение не готово: оно даже не представляет, как это сделать без участия Вашингтона.

Меркель надеется, что Трамп даже отведенные ему четыре года не продержится на своем посту, что американцы сами его уберут

Сложившаяся сегодня ситуация - это вызов, перед которым стоит Европа, и фрау Меркель права в том, что об этом нужно открыто говорить. Соединенные Штаты Америки и Британия уже точно пойдут по другому пути, будут в первую очередь ставить во главу угла собственные стратегические, экономические, финансовые интересы. Вашингтон и Лондон возвращаются к политике традиционных интересов, которые они намерены реализовывать во внешней политике. В то время как Германия с приходом к власти Меркель 12 лет тому назад сконцентрировалась и погрузилась в идею универсальных либеральных ценностей, которые, по ее мнению, должны доминировать во внешней и во внутренней политике. Поэтому у Берлина нет ни структур, ни политических фантазий, ни убеждений для перехода на новую модель развития. Для Германии отход других, входящих в Евросоюз стран, от этой "политики ценностей" грозит катастрофой. Г-жа Меркель после избрания Трампа бросила ему вызов, сказав, что готова сотрудничать с американским президентом, только если тот будет исповедовать те же либеральные ценности, что и европейцы. Но сегодня Трамп фактически показал или пытается показать, что это Германия со своим ценностным подходом к межгосударственным отношениям, а не США, остается изолированной. Тем более мы видим, что у Берлина есть разногласия в этом вопросе не только с Лондоном и Вашингтоном, но и с Польшей, Венгрией, другими странами. Поэтому фрау Меркель будет цепляться сейчас за избранного президентом Франции Эмманюэля Макрона. Она пойдет на большие компромиссы, к которым прежде не была готова, в плане создания в Европе общего финансового котла, общего фонда для поддержки слабых стран. Этих шагов Меркель всегда избегала, чтобы не расшатывать немецкую экономику. Но сейчас для спасения Европы ей придется в основном полагаться на Макрона - других партнеров у нее нет.

Меркель хочет "пересидеть" Трампа

Пойдет ли канцлер Германии на открытую конфронтацию с США?

Александр Рар: Меркель не хочет идти ни на какую конфронтацию с США. Она, возможно, надеется, что Трамп даже отведенные ему четыре года не продержится на своем посту, что американцы сами его уберут и тогда все нормализуется в отношениях Америки и Евросоюза. Это главная надежда, которую питают европейские элиты. Представить себе мир без Америки, без лидерства Америки они не могут. Меркель хорошо понимает, что вряд ли все нынешние страны Евросоюза, тем более страны НАТО, пойдут за Германией, если вдруг она объявит себя новым лидером вместо Америки. Этот вопрос вообще не поднимается открыто, и вряд ли это произойдет в будущем.

Выходит, ключевая задача, стоящая перед Меркель, пересидеть "темные" для нее времена правления Трампа?

Александр Рар: Именно так. На это она будет ставить в надежде, что Трамп не просидит более четырех лет в Белом доме. В это время Европа будет пытаться создавать свое поле независимых политиков, искать выходы на Китай. Может, каким-то образом даже договорится с Россией, хотя это сложный вопрос: при Меркель Европа строит внешнюю политику основываясь на либеральных ценностях, тогда как Россия опирается на политику национальных интересов. Это абсолютно противоположные схемы поведения во внешней политике.

Можно ли считать президента Франции Эмманюэля Макрона союзником и единомышленником канцлера Германии? Или он своего рода "троянский конь", который был подослан в Европу американским бизнесом?

Александр Рар: Макрон по-прежнему человек-загадка. У него нет своей партии, он не человек истеблишмента. Пока то, что он говорит, по душе скорее Меркель, чем Трампу: Макрон выступает за возвращение Франции в число европейских стран, которые хотят укрепления Евросоюза, причем любой ценой. Но ему еще предстоит провести очень болезненные реформы во Франции. В этом, мне кажется, заключается большая проблема. Германия может себе позволить говорить о глобальных проблемах, потому что в экономике у нее все в порядке, люди довольны. Во Франции ситуация принципиально иная - в стране серьезный экономический кризис, нужно проводить реформы, которые в Германии были успешно реализованы 15 лет назад. И будущее Макрона в том числе в качестве одного из идеологов новой Европы зависит от того, пойдет ли за ним большинство французов, которым придется терпеть очень болезненные реформы.

Берлин свято верит в великий проект Европы

Недавно глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер анонсировал план развития Европы, который предусматривает по сути создание Соединенных Штатов Европы. Каково отношение Меркель к этой идее?

Александр Рар: Это прежде всего план Меркель. Речь идет о старом франко-германском плане, появившемся еще в 1990-х годах. Немцы и французы разработали еще во времена правления Гельмута Коля запасной план развития Европы, предусматривающий создание Соединенных Штатов Европы при наличии внутри Европы двух и даже трех разных скоростей для входящих в ЕС государств. Сегодня Европа действительно оказалась на перепутье. Мне кажется, что большинство восточноевропейских стран вступили в Евросоюз для того, чтобы попасть в НАТО, и для них членство в ЕС не является таким уж ценным. Они не вступили в Евросоюз ради того, чтобы реализовать у себя дома обязательные либеральные ценности, которые немцам так дороги. Они вступили в Евросоюз, чтобы получить защиту со стороны Америки, чтобы быть вместе с Америкой. Для них США лидер, а вовсе не Германия. И мы видим, что на встречи, которые собирает Меркель для обсуждения будущего Евросоюза и идеи Соединенных Штатов Европы, восточных европейцев, в первую очередь поляков, попросту не приглашают. Видимо, в Берлине им недостаточно доверяют, не понимая, чего они на самом деле хотят.

Большинство восточноевропейских стран вступили в Евросоюз для того, чтобы попасть в НАТО, и для них членство в ЕС не является таким уж ценным

Германия с 1945 года решила, что она сможет выжить и укрепиться в Европе после ужасов Второй мировой войны только в том случае, если будет полностью интегрирована в европейский и трансатлантический контекст. Альтернативы этим проектам не обсуждаются. Германия будет делать все для того, и это поддерживает большинство населения, чтобы страна оставалась главным мотором интеграционного проекта в Европе.

Но пока складывается впечатление, что идея Европы разных скоростей в Старом Свете не приживается.

Александр Рар: Меркель считает, что это не так. Она надеется, свято верит, во всяком случае хочет свято верить в то, что вместе с Францией этот великий проект континентальной Европы можно будет построить основываясь на мягкой силе, а не на жесткой силе, как это делалось в предыдущие столетия. Причем этот проект будет лежать с одной стороны - на немецком, а с другой стороны - на французском плече. К этому проекту подключатся страны Бенилюкса, Испания - государства, которые не выступают против союза Германии и Франции. Я думаю, восточноевропейские страны в конечном итоге тоже открыто против дальнейшей интеграции выступать не будут. Вопрос в том, будет ли мешать такому процессу Америка, потому что Белому дому будет не очень комфортно, если параллельно с НАТО, которое американцы полностью контролируют, появится иная структура европейской безопасности без Вашингтона и не под контролем Вашингтона. Англичане, которые выходят, но еще не вышли из Евросоюза, тоже попытаются заблокировать все попытки создания европейской армии, в которой Лондон участвовать не будет.

Надавить на Россию не получится

Насколько реально сближение Европы с Россией в обозримом будущем?

Александр Рар: Меркель готова с Россией сотрудничать, только если та будет идти в сторону реализации западных принципов прав человека, либеральной демократии и так далее. Канцлер использовала свой визит в Сочи не для того, чтобы решать важные экономические вопросы с Россией или поговорить о геополитике, она поехала туда защищать права человека в Чечне и в России в целом, стремясь показать еще раз Москве, что для нее это превыше всего. На такой мировоззренческой площадке договориться будет очень трудно. Я скорее вижу сближение на основе национальных интересов между Америкой и Россией, по Сирии, по ситуации на Ближнем Востоке, по Северной Корее.

Пока же мир находится в ожидании, и очень трудно предсказать, куда все будет двигаться.

В мире США В мире Европа Германия Международные организации Европейский союз Дональд Трамп
Добавьте RG.RU 
в избранные источники