Новости

31.05.2017 19:29
Рубрика: Экономика

Министров лишили акций

Запрет на заграничные активы, введенный больше трех лет назад для российских чиновников, становится конкретнее. В силу вступают нормы, уточняющие, чем именно и на каких условиях им нельзя владеть.

Речь идет о поправках, ликвидирующих правовую неопределенность с тем, что может считаться "иностранными финансовыми инструментами".

Закон, запрещающий чиновникам владеть и пользоваться ими, наряду с ограничениями в части открытия счетов, хранения наличных и ценностей в зарубежных банках, начал действовать в России еще в 2013 году. Однако понятия "иностранных финансовых инструментов" в нем не было. Чтобы ликвидировать пробел, Минфин разработал специальные поправки. В конце прошлого года их утвердили обе палаты российского парламента и подписал президент. Спустя 180 дней (27 июня) они вступают в силу.

Иностранными финансовыми инструментами признаются любые ценные бумаги, выпущенные за пределами России. В "запретном" списке доли участия или паи в иностранных компаниях, а также в имуществе иностранных структур без образования юридического лица, иными словами трастов. Под ограничение попадают договоры займов, заключенные с иностранцами и договоры кредитования с зарубежными банками, а кроме того производные финансовые инструменты (как определено в Законе "О рынке ценных бумаг"), где одной из сторон сделки является иностранное лицо или структура. Нормы закона распространяются и на доверительное управление имуществом, учрежденное в соответствии с иностранным законодательством.

Под закон о запрете на владение иностранными активами подпадают министры и их заместители, депутаты, сенаторы, руководители Банка России, топ-менеджеры госкомпаний. Такая же норма действует в отношении их супругов и детей, не достигших 18 лет.

Под закон о запрете на владение иностранными активами подпадают министры, их замы, депутаты и сенаторы

Поправки конкретизируют, что владеть и пользоваться иностранными финансовыми инструментами всем этим людям запрещается не только напрямую, но и "косвенно, через третьих лиц". "Это важный пункт, - отмечает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. - Практика оформления активов на доверительных лиц, бывших жен, а часто даже просто водителей или другой персонал, имела достаточно широкое применение в среде российских чиновников. С вступлением в силу новой нормы у правоохранительных органов будут все основания пресекать подобные нарушения, если они впредь будут выявляться". В целом уточнения призваны ликвидировать любые лазейки, которые могли бы быть использованы для сокрытия иностранных активов, напоминает Захаров.

Первых результатов от ужесточения запрета можно ожидать примерно через год, полагает эксперт. Однако обращает внимание на то, что буквальное ограничение на использование чиновниками иностранных трастов в закон так и не внесли. "В поправках содержится лишь упоминание "иностранных структур без образования юридического лица", но нет прямой указки на траст. Это оставляет возможность недобросовестным чиновникам и членам их семей пользоваться такими финансовыми инструментами для сокрытия активов за рубежом", - считает Александр Захаров.

Бизнес

Кредитор усилит защиту

Вступают в силу новые механизмы защиты прав кредиторов в делах о банкротстве компаний. Произойдет это 28 июня.

Заявление о привлечении контролирующего лица к субсидиарной ответственности может быть подано не только в рамках срока банкротной процедуры, но и не позднее трех лет со дня завершения конкурсного производства. И даже этот срок можно восстановить, если он пропущен по уважительным причинам. "Защищаются права кредиторов, чьи требования не удовлетворены при завершении процедуры банкротства", - пояснил Роман Никитин, старший юрист адвокатского бюро "Юшин и партнеры". Также после того, как компанию исключили из ЕГРЮЛ как недействующую, кредиторы могут взыскать задолженность с должностных лиц, из-за недобросовестных решений которых она возникла.

"В России все чаще применяются схемы создания организаций не для осуществления самостоятельной деятельности, а для обслуживания деятельности другого юрлица, в частности, долги консолидируются на одной компании, а активы на другой, но обе входят в состав одной бизнес-структуры и контролируются одним лицом. В результате страдают интересы кредиторов - ведь взыскать долг с фактического выгодоприобретателя непросто", - считает Антон Соничев, член Экспертного совета Комитета Госдумы по финансовому рынку. Борьба с такими злоупотреблениями получила название "снятие корпоративной вуали". Законодатели последовательно продолжают ее приподнимать.

Подготовила Елена Березина

Экономика Бизнес Власть Работа власти Госуправление Вступают в силу в июне 2017 года
Добавьте RG.RU 
в избранные источники