Гойко Митич: В Крыму чувствую себя как дома

В фокусе 01.06.2017, 17:30 | Текст: Юлия Авакова

XXVI Международный кинофорум "Золотой витязь", прошедший в Севастополе, ознаменовался целым рядом знаковых событий. За несколько дней на кинофестивале были показаны более двухсот картин в рамках нескольких конкурсных программ, состоялся ряд ретроспективных показов, прошли творческие встречи с участием многих известных деятелей отечественного кино. Среди стран-участниц фестиваля наиболее многогранно себя проявила Сербия, продемонстрировав достижения югославской и современной сербской культуры, рассеянных ныне по целому ряду стран Балканского полуострова.

Особым подарком из ностальгического, но такого близкого и светлого прошлого стала встреча с "главным индейцем" стран Организации Варшавского договора Гойко Митичем. Югославский актер, проживающий в Германии, но имеющий сербский паспорт, по которому и осуществил въезд на территорию Российской Федерации, заявил, что какие бы то ни было санкции со стороны международного сообщества ему не страшны. После своего выступления он дал обширное интервью газете "Культура", где признался, что в Крыму чувствует себя "буквально как дома". Добавив: "Я здесь впервые, хотя знаю и люблю Россию". 

Гойко Митич, родившийся в 1940 году в Королевстве Югославия, рассказал о том человеке, который стал для него первым и единственным образцом для подражания. В отличие от большого количества актеров, обретающих жизненное и профессиональное вдохновение в образе того или иного киногероя, пусть и убедительно, но только изображающего определенные добродетели, Гойко вдохновлялся живым примером в лице своего отца. Тот, как и многие десятки тысяч единомышленников в рамках партизанского движения - вне зависимости от национальности, религии и места жительства - был увлечен единым благороднейшим порывом - остановить войска гитлеровской коалиции, покончить с местными коллаборационистскими режимами и положить конец немыслимым страданиям своих сограждан.

Говоря о послевоенном времени, Митич отмечает, что отец был согласен далеко не со всем. Но как бы то ни было, именно единая Югославия, родина актера, сформировала его жизненные взгляды и принципы. Рассуждая о величайшей трагедии, развязанной на территории Европы после Второй мировой войны в девяностых, о событиях на Балканах, актер поведал о своем взгляде на общечеловеческую несправедливости произошедшего, очень метко буквально в двух словах обрисовав то, как нечто, совершенно немыслимое еще за несколько лет до упомянутых событий, начало закрепляться в людских умах и прессе, фактически отрицая беспримерный подвиг отцов и дедов тех, кто ныне проживает в странах, созданных на обломках некогда крепкого и единого государства.

"НАТО убило мою мать", - такой жуткой лаконичной фразой актер подытожил свое отношение к операциям НАТО и политике, проводимой западными странами в последние десятилетия, а ведь события в бывшей Югославии, что признают даже архитекторы этих чудовищных военных конфликтов, стали своего рода первым полигоном операций по принуждению ряда стран к западным "демократическим ценностям".

Гойко Митич также отметил свою увлеченность физической подготовкой в молодости, которая в какой-то мере снабдила его умениями, как нельзя более кстати пригодившимися ему на студии DEFA в ГДР. Любопытным является и то, что в своих симпатиях Митич фактически шел против многих ровесников - те также увлекались образами из вестернов, только героями в них были не индейцы, а ковбои. А для Митича главным источником вдохновения служили персонажи из приключенческих романов Карла Мая.

С особой теплотой Митич вспоминает то, какое признание его работы получили в СССР, откуда ему поступали целые мешки писем. И, в отличие от современных киносъемок, когда уровень развития технологий предоставляет не только обширные возможности по использованию каскадеров, но и позволяет с помощью компьютерной анимации сконструировать несуществующие в реальности кульбиты, Гойко Митич практически все трюки делал самостоятельно. И даже весьма скромные описания актером тех сложностей, с которыми ему приходилось сталкиваться, дают достаточно четкое представление о том, что сноровки, выносливости и самообладания на съемочной площадке требовалось не меньше, чем прототипам вождя краснокожих в условиях прерий.

Удалось актеру побывать и в индейских резервациях и поговорить с представителями тех народов, любовь к которым он сумел привить миллионам зрителей, ничего об исконных обитателях обеих Америк доселе не знавших. Не менее интересен достаточно нестандартный взгляд Гойко Митича на кинематографические вкусы американцев и причины особой увлеченности последними фильмами об инопланетянах.

Повествование человека, на удивление бодрого и молодого как телом, так и духом, заставляет задуматься о том, почему сказанное им, такое глубокое и осмысленное, становится уделом лишь людей уходящей эпохи, во многом наивной и по нынешним стандартам - беззащитно-беспомощной, но одновременно такой прекраснодушной и настоящей.

Читайте также