Новости

03.06.2017 12:01
Рубрика: Общество

Тайна вдовы Лаврушиной

Почему улицы называются так, как они называются
Сейчас в Москве есть несколько десятков проектируемых проездов с четырехзначными номерами вместо имен. Между тем каждой новой улице, тупику и переулку необходимо оригинальное и обоснованное название. В Москве имена улицам подбирает топонимическая комиссия, в которую входят историки, лингвисты и географы. О том, как улицы получают свои имена нам рассказал Константин Аверьянов, член межведомственной комиссии по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов Москвы.
 Фото: Алексей Куденко/РИА Новости  Фото: Алексей Куденко/РИА Новости
Фото: Алексей Куденко/РИА Новости

Константин Аверьянов: Если вы возьмете план Москвы, скажем, середины XVIII века, то увидите, что названия имели только главные улицы. Переулки были безымянными. Типичный адрес рубежа XVII-XVIII веков: "Первый переулок направо от Мясницкой". В переписи 1620 года находим такие определения: "у Рождества на Кулишках на большой улице возле Рыбного ряду" (о позднейшей улице Солянке), "у Пятницы на Кулишках на большой улице" (о ней же), "с Покровки от Николы в переулок" (о нынешнем Златоустинском переулке).

Ближе к началу XIX века улицы стали называть именами наиболее известных домовладельцев. Лаврушинский переулок - это потому что у купеческой вдовы Лаврушиной был домик в этом переулке.

После пожара 1812 года Москва строилась заново. Практически все улицы и переулки получили новые имена в пределах своих полицейских частей. Позднее названия стали давать централизованно.

В 1917 году случились революции. 12 апреля 1918 года на заседании Совнаркома был принят знаменитый декрет "О памятниках Республики", который предписывал снимать памятники, воздвигнутые "в честь царей и их слуг".\ А специально созданная комиссия должна была "спешно подготовить… замену надписей, эмблем, названий улиц, гербов и т. п. новыми, отражающими идеи и чувства революционной трудовой России". Началась вакханалия переименований.

"Правильных" названий не хватало. Большевистские комиссары сидели и придумывали, в честь кого же назвать улицу. Так, в районе Остоженки появился Померанцев переулок: оказывается, был прапорщик Померанцев, который в 1917 году участвовал в московских боях и погиб. Вернее, так думали товарищи, сидевшие в райкоме. На самом деле Померанцев попал в госпиталь и выжил. Назвали улицу в честь живого человека.

Но ведь мода называть улицы в честь известных людей появилась до большевиков?

Константин Аверьянов: Обычно у нас говорят, что это началось при советской власти, но на самом деле раньше. Приведу простой пример. Был в Москве XIX века такой генерал-губернатор - князь Владимир Долгоруков. Чем он прославился? Он прогубернаторствовал 25 лет, с 1866 по 1891 год, и хотел быть увековеченным. Было принято решение назвать улицу в его честь.

Когда случилось первое переименование?

Константин Аверьянов: В правление отца Петра I - Алексея Михайловича Тишайшего. Царь ездил на богомолье из Кремля в Новодевичий монастырь по Чертолью - это где сейчас стоит храм Христа Спасителя. Под землей, заключенный в XIX веке в трубу, там бежит ручей Черторый, названный так из-за бурного течения: "черт роет". Алексею Михайловичу не нравилось упоминание нечистого, и он велел переименовать Чертольскую улицу в Пречистенку.

Допустим, вам нужно назвать улицу. С какими трудностями вы сталкиваетесь?

Константин Аверьянов: Прежде всего, имена не могут повторяться в пределах одного населенного пункта. Например, в Троицке есть улицы 1-я и 2-я Изумрудная. В 2012 году этот город вошел в состав Москвы, где тоже есть Изумрудная. Плохо. На всех этих улицах прописаны люди, есть организации, поэтому мы были вынуждены закрепить названия, хотя это противоречит нашей политике.

Как найти оригинальное название?

Константин Аверьянов: Это достаточно сложно. Приведу пример. Сейчас на юге Москвы застраиваются бывшие производственные площади. Некогда там был судоремонтный завод, и в районе сохранилось несколько названий, близких к морской теме. Одну из новых улиц мы хотели назвать Адмиралтейской, но Адмиралтейство - это, понимаете, все же ближе к Петербургу. В итоге назвали Корабельной - в память о заводе.

Название улицы должно быть, скажем так, благозвучным. И не вызывать ненужных ассоциаций. Там же, на юге, строится еще один жилой район - порядка двух десятков улиц. Застройщик решил назвать их в честь русских художников начала XX века. Мы хотели было увековечить художницу Наталью Гончарову, но не стали: все бы думали, что это жена Пушкина.

Называть улицы - сложная и трудоемкая работа. В 1962 году, когда открыли Московскую кольцевую автодорогу, город расширился вдвое. И что оказалось? Двадцать Школьных, двадцать Рабочих и так далее. Пришлось переименовывать. От одинаковых топонимов надо уходить.

Где же искать источники для новых названий?

Константин Аверьянов: Знаете, все так называемые открытия происходят случайно. В тех же 1960-х в Москве появились две улицы Кирова. Одна из них - нынешняя Мясницкая, а вторая находилась в городе Бабушкине. Центральную улицу комиссия трогать не могла, а что делать со второй? Киров был значимой фигурой в советском пантеоне. Наконец кто-то вспомнил, что Киров родился в городе Уржум Вятской губернии. Посмотрим на карту: Бабушкин находится на северо-востоке, как и Уржум. Так появилась улица Уржумская и принцип географической привязки. Севастопольский проспект на юге Москвы, Амурская - на востоке, Белозерская - на севере и так далее. Этот принцип наименования стал очень популярен.

Кстати, если вы хотите, чтобы улицу назвали вашим именем, помните, что вопрос о наименовании в честь человека может подниматься лишь спустя 10 лет после его кончины.

Это правило не всегда работает. В сентябре 2016-го умер первый президент Узбекистана Ислам Каримов, а уже в ноябре его именем назвали сквер рядом с посольством этой страны.

Константин Аверьянов: Всякое правило украшает исключение. В конце прошлого года умер Фидель Кастро…

…и в Москве сразу появилась площадь в его честь.

Константин Аверьянов: Потому что к Кастро можно по-разному относиться, но это великий человек. В Законе о наименовании территориальных единиц, на который мы опираемся, есть оговорка: если с предложением об этом выступит президент России или мэр Москвы, возможно исключение. Надо заметить, они пользуются этим правом очень аккуратно.

Может вдруг обнаружиться неназванная улица?

Константин Аверьянов: Недавно на севере Москвы, в Бибиреве, засыпали речку, и появился переулок - безымянный, вернее, очередной Проектируемый проезд. Краеведы предложили увековечить память деревни Подушкино, которая существовала в тех местах с XVII века по 1960 год. Исследователи написали в префектуру, префектура вышла на нашу комиссию, и мы назвали переулок Подушкинским.

Любой человек может написать в комиссию, и ему ответят. Естественно, предложение должно быть аргументированным и опираться на конкретные исторические данные. Допустим, мы читаем историю села, которое находилось неподалеку от новой улицы, и видим: вот речка протекала, которую хорошо бы зафиксировать, вот домовладельцы интересные были… Эта традиция наименования - изобретение не нашего времени, а гораздо более раннего. На месте ВДНХ когда-то было село Леоново, которое принадлежало князьям Хованским. И вот в 1922 году Александровскую улицу, названную в честь Александра II, переименовали в Хованскую.

Честно признаюсь, у меня узкая специальность: история Ивана Калиты, и в Новой Москве неспроста появилась улица в его честь… А поскольку назвать надо было две улицы и у Калиты был старший сын Симеон Гордый…

Значит, иногда вы исходите из личных симпатий?

Константин Аверьянов: Не без этого.

Какие предложения вам поступают?

Константин Аверьянов: Разные. Например, в Северо-Восточном округе есть так называемый Долгий пруд. Там живет большая колония чаек. Местные жители захотели назвать свою улицу улицей Озерной Чайки. Мы им отказали, потому что названия даются не на день и не на год, а на столетия. Вдруг через несколько лет чайки перестанут там селиться? Так что пока улица остается безымянной - будем думать дальше.

История с переименованиями, кажется, закончилась?

Константин Аверьянов: В августе 2008-го умер Александр Солженицын, и мы переименовали в его честь Большую Коммунистическую улицу. Нобелевский лауреат все-таки.

Как вы думаете, название улицы имеет значение для тех, кто на ней живет?

Константин Аверьянов: Когда вы произносите "Ленинский проспект", вы ведь не думаете о Владимире Ильиче? Для вас это привычное название, скорее всего лишенное бытовых ассоциаций с конкретным человеком. А когда упоминают Лаврушинский переулок, вы прежде всего вспоминаете о Третьяковской галерее, а не о купеческой вдове Лаврушиной. Тем более что мы ничего о ней не знаем.