Новости

04.06.2017 18:44
Рубрика: Происшествия

Зачитают накоротке

Федеральная палата адвокатов предлагает выдавать приговор сторонам процесса сразу после оглашения
Федеральная палата адвокатов предлагает внести существенную поправку в законопроект Верховного суда России, ускоряющий процедуру чтения приговоров. В нем в том числе предполагается, что оглашаться будут только вводная и резолютивная части (в чем обвиняется подсудимый, какое наказание ему назначено).
Президент ФПА Юрий Пилипенко предлагает дополнить инициативу Верховного суда России. Фото: РИА Новости Президент ФПА Юрий Пилипенко предлагает дополнить инициативу Верховного суда России. Фото: РИА Новости
Президент ФПА Юрий Пилипенко предлагает дополнить инициативу Верховного суда России. Фото: РИА Новости

Как заявил в эксклюзивном интервью "РГ" президент ФПА Юрий Пилипенко, инициативу можно поддержать при одном важном дополнении: если сразу после оглашения приговора сторонам будет выдаваться его полный текст.

Сейчас в юридическом сообществе горячо обсуждают инициативу Верховного суда, согласно которой судьи во время чтения приговоров смогут пропускать самую длинную - мотивировочную часть текста. Это сразу сократит процедуру до, может быть, нескольких минут. Вы согласны с тем, что долгие церемонии здесь не нужны?

Юрий Пилипенко: У нас есть несколько серьезных возражений к предложенному законопроекту. Они подробно аргументированы в правовой позиции ФПА РФ относительно проекта Федерального закона № 163784-7 "О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации", направленной председателю Государственной Думы ФС РФ Вячеславу Володину. Наши возражения касаются в том числе и предусмотренной законопроектом поправки, в соответствии с которой суд должен оглашать только вводную и резолютивную части приговора. Но все наши возражения потеряют смысл, если внести в законопроект одно важное уточнение: чтобы сразу после провозглашения приговора сторонам выдавался на руки полный текст.

Суды смогут это организовать? Не возникнет коллапса в канцеляриях?

Юрий Пилипенко: Технически организовать все это не составляет никаких проблем. Сам текст приговора у судьи к моменту провозглашения уже должен быть готов. Останется только распечатать его и поставить печать. Не вижу здесь никаких трудностей.

То есть зачитать можно и сокращенную версию, но это не отменяет необходимости иметь к началу оглашения приговора полный текст?

Юрий Пилипенко: Именно. Если приговор оглашен, никакие правки в него уже невозможны. Иное было бы нарушением закона. Поэтому стороны процесса и должны получать на руки полный текст приговора сразу после того, как судья его зачитает в сокращенном виде.

Значит, принципиальных возражений против сокращения процедуры у вас нет?

Юрий Пилипенко: Если будет учтено наше предложение, то нет. Более того, в таком случае эту инициативу Верховного суда стоит поддержать. Действительно, нередко приговоры весьма внушительны по объему, занимают сотни страниц и зачитывать их приходится не один день.  Утомительная процедура, хотя ее цель ясна: гласность - в прямом смысле этого слова. Стороны должны услышать, чем руководствовался суд, принимая именно такое решение. Но если провозглашение приговора выливается в монотонное чтение на протяжении нескольких дней, то такая гласность подчас превращается в формальность.

Более того, некоторые аргументы могут быть восприняты поверхностно, а вырванные из контекста фразы пойдут "гулять по Сети". И, возможно, все это будет выглядеть нелепо, а не работать на повышение авторитета правосудия, даже если с формальной точки зрения судом все было сделано правильно. Так что мы разделяем желание руководства Верховного суда России не загромождать судебный процесс ненужными процедурами. Только очень не хотим, чтобы это стремление облегчить жизнь судьям породило дополнительные поводы для конфликтов между участниками процесса.

Какие могут возникнуть конфликты? Разве есть разница, получит сторона итоговое решение сразу или через несколько дней? Что изменится?

Юрий Пилипенко: Время здесь имеет большое значение. Провозглашение только вводной и резолютивной частей приговора исключает возможность подачи апелляционной жалобы в закрепленный Уголовно-процессуальным кодексом срок. Как адвокат может подать жалобу, если не услышал всех аргументов суда?

Но срок можно увеличить.

Юрий Пилипенко: Да, внесенный в Госдуму законопроект и предлагает увеличить этот срок. В действующей редакции УПК на подачу апелляционной жалобы дается 10 суток. Законопроектом предлагается 15 суток, однако, как и сейчас, срок начинает течь с момента провозглашения приговора. Между тем, пока защитник не ознакомился с полным текстом приговора, подать аргументированную апелляционную жалобу невозможно. А теперь представьте: защитник и в суде не услышал полный текст приговора, потому что тот попросту не зачитывался, и в канцелярии по каким-то не зависящим от него причинам - просто из-за нерасторопности судьи или аппарата - не получил вовремя приговор.

Действительно, нередко приговоры занимают сотни страниц, и зачитывать их приходится не один день

Увязывая исчисление срока обжалования приговора с моментом его провозглашения, законодатель исходил из того, что, выслушав приговор в полном объеме, защитник получает необходимую информацию для оценки его законности, обоснованности и справедливости, что позволяет составить и подать мотивированную апелляционную жалобу.

Оглашение же только вводной и резолютивных частей приговора лишает эту правовую конструкцию смысла.

Можно понять, почему законопроект придерживается прежней позиции: если закрепить, что срок начнет течь с момента получения полного текста приговора, возможны злоупотребления. Например, одна из сторон станет в течение нескольких месяцев под разными предлогами уклоняться от получения документа - жалобы не будет, но и в законную силу решение не вступит, начнется волокита.

Юрий Пилипенко: Поэтому мы и говорим, что и в уголовном, и в гражданском процессе все проблемы, связанные с упрощением процедуры оглашения решения по делу, будут устранены, если документ сразу же выдавать сторонам. А без этого предлагаемая новация существенно ограничивает действие принципа гласности уголовного судопроизводства - в широком смысле.

Гласность судопроизводства является одной из гарантий защиты конституционных прав человека и гражданина. Она позволяет вести общественный контроль за деятельностью суда, входит в ряд важнейших демократических завоеваний. Отказ от провозглашения мотивировочной части приговора по всем категориям уголовных дел приведет к непониманию обществом причин вынесения решений и породит большее недоверие к суду.

Значит, в конечном итоге все аргументы "против" сводятся к тому, что меньше станет гласности?

Юрий Пилипенко: Не только. Отказ от провозглашения полного текста приговора по всем категориям уголовных дел ликвидирует самую реальную гарантию того, что к моменту провозглашения он составлен судом в полном объеме. То есть что не возникнет ситуация, когда судья, объявив резолютивную часть решения, в которой назначается наказание, аргументы потом "подгонит" под нее.

В научной литературе уже давно высказываются предложения избавить суд от необходимости составлять полный текст приговора на момент провозглашения. Такие предложения, по нашему мнению, аннулируют тайну совещательной комнаты, существенно подрывают независимость суда, выхолащивают саму суть правосудия по уголовным делам.

Очевидно, что в случае принятия предлагаемой в законопроекте поправки реализация международно-правовых стандартов гласности судебного разбирательства должна обеспечиваться нормативным закреплением дополнительных гарантий информирования общества о мотивировочной части приговора.

Еще одна тенденция - развитие упрощенных процедур и приказного судопроизводства. По некоторым делам суды принимают решение быстро, без долгого разбирательства. Не нарушают ли такие процедуры базовые принципы правосудия?

Юрий Пилипенко: Не нарушают, а наоборот, позволяют быстро и эффективно решать проблемы в тех случаях, где нет сложного спора и долгое разбирательство, действительно, ни к чему. По нашему убеждению, институт упрощенного судопроизводства сейчас работает чуть менее эффективно, чем мог бы, - в силу определенных ограничений. И мы поддерживаем инициативу председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева по расширению применения упрощенных процедур, в частности, по повышению цены иска по делам, которые можно рассматривать в упрощенном порядке.

Насколько предлагается увеличить порог для упрощенных дел?

Юрий Пилипенко: С нынешних 100 тысяч рублей до 500 тысяч рублей. Кроме того, предлагается увеличить с 50 до 100 тысяч рублей ценовой порог иска, который могут рассматривать мировые суды. Здесь речь идет об обычной процедуре, но передача подобных споров в мировые суды тоже поможет разгрузить федеральных судей.

Некоторые виды долгов, например коммунальные и налоговые, взыскиваются в приказном порядке. То есть необходимо принести в суд заявление, и суд выпишет судебный приказ, с которым надо идти к приставам. Не отмечает ли адвокатура массового нарушения прав граждан в связи с введением подобной практики?

Юрий Пилипенко: Приказные процедуры созданы для бесспорных случаев, когда должники не возражают и сами понимают, что должны платить. Недавно было принято постановление Пленума Верховного суда России, разъяснившее особенности и упрощенных процедур, и приказного порядка. Это сняло целый ряд проблем. Так что приказной порядок, наоборот, работает на защиту прав граждан и пресекает злоупотребления со стороны должников.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Происшествия Правосудие Суд
Добавьте RG.RU 
в избранные источники