Новости

13.06.2017 18:41
Рубрика: "Родина"

"У Гулага брать людей - это позор..."

Текст: Семен Экштут (доктор философских наук)
Даже Сталину бросалась в глаза безнадежность опоры промышленности на труд заключенных
Руководители сталинской эпохи не желали тратить усилия на то, чтобы создать нормальные условия труда и быта для рабочих. Более простым и привычным было обязать НКВД выделить региону или ведомству нужное количество заключенных.
Действуюшие лица (слева направо): А.А. Андреев, М.П. Фриновский, Н.И. Ежов, М.И. Калинин, Г.М. Димитров, И.В. Сталин, М.Ф. Шкирятов, А.И. Микоян, В.М. Молотов, Л.М. Каганович. Лето 1937 года. Действуюшие лица (слева направо): А.А. Андреев, М.П. Фриновский, Н.И. Ежов, М.И. Калинин, Г.М. Димитров, И.В. Сталин, М.Ф. Шкирятов, А.И. Микоян, В.М. Молотов, Л.М. Каганович. Лето 1937 года.
Действуюшие лица (слева направо): А.А. Андреев, М.П. Фриновский, Н.И. Ежов, М.И. Калинин, Г.М. Димитров, И.В. Сталин, М.Ф. Шкирятов, А.И. Микоян, В.М. Молотов, Л.М. Каганович. Лето 1937 года.

Руководителям было удобнее работать с теми, кто под конвоем. В тех же категориях мыслил и глава государства.


Спецконтингент как палочка-выручалочка

28 августа 1938 года на заседании Президиума Верховного Совета СССР рассматривался вопрос о досрочном освобождении заключенных, отличившихся при строительстве железной дороги на Дальнем Востоке. Слово взял Сталин:

"Правильно ли вы предложили им список на освобождение этих заключенных? Они уходят с работы. Нельзя ли придумать какую-нибудь другую форму оценки их работы - награды и т.д.? Мы плохо делаем, мы нарушаем работу лагерей. Освобождение этим людям, конечно, нужно, но с точки зрения государственного хозяйства это плохо (курсив мой. - Авт.).

Нужно набрать таких людей 10 тысяч, набрано пока 2 тысячи. Будут освобождаться лучшие люди, а оставаться худшие.

Нельзя ли дело повернуть по-другому, чтобы эти люди оставались на работе - награды давать, ордена, может быть? А то мы их освободим, вернутся они к себе, снюхаются опять с уголовниками и пойдут по старой дорожке. В лагере атмосфера другая, там трудно испортиться. Я говорю о нашем решении: если по этому решению досрочно освобождать, эти люди по старой дорожке пойдут.

Может быть, так сказать: досрочно их сделать свободными от наказания с тем, чтобы они остались на строительстве как вольнонаемные? А старое решение нам не подходит.

Давайте сегодня не утверждать этого проекта, а поручим Наркомвнуделу придумать другие средства, которые заставили бы людей остаться на месте. Досрочное снятие судимости - может быть, так сказать? - чтобы не было толчка к их отъезду. Семью нужно дать им привезти и режим для них изменить несколько, может быть, их вольнонаемными считать. Это, как у нас говорилось, - добровольно-принудительный заем, так и здесь - добровольно-принудительное оставление"1.

Практика использовать "другие средства" оказалась заразительной. В первые послевоенные годы, столкнувшись с дефицитом трудовых ресурсов, руководители предпочитали решать проблему давно проверенным методом. Шла ли речь о заготовке торфа для электростанций или очередной грандиозной стройке - в адрес МВД поступали запросы на выделение "спецконтингента".


Михаил Пришвин. Фотография из серии "Соловки". 1933 год. / из личного архива Лилии Рязановой

Хозяйственная империя Берии

Эти "заявки" вызывали нескрываемое раздражение руководителей МВД, превратившегося к тому времени в мощную хозяйственную организацию. 26 июня 1948 года министр С.Н. Круглов докладывал заместителю председателя Совмина СССР Л.П. Берии о результатах деятельности:

"Министерство внутренних дел СССР превратилось в основную организацию по золотой и платиновой промышленности; продолжает расти программа производства угля, нефти, сажи газовой, лесоматериалов, олова, никеля, меди, кобальта, алмазов, янтаря, вольфрама и т.д. Товарная продукция промышленных предприятий, лагерей и колоний МВД СССР составила в 1946 году 6191 млн рублей, в 1947 году -

7768 млн рублей, по плану 1948 года - 10 024 млн рублей и намечается дальнейшее увеличение на 1949 год. ...Производственные задания и планы по МВД СССР по валовой промышленной продукции равны крупному промышленному министерству"2.

В 1948 году только в промышленности и строительстве здесь было занято около 2 миллионов человек - заключенных и вольнонаемных. И каждый был для работодателя на вес золота, которое они добывали. Ведь никто не отменял рост плановых показателей, жестко контролировавшийся государством.


Строительство Беломоро-Балтийского канала. 1933 год. / Александр Родченко

Золотые охранники

Складывалась парадоксальная ситуация. Отдавая на сторону спецконтингент, МВД оголяло собственные хозяйственные объекты. К лету 1947 года дефицит заключенных на стройках министерства составлял около 200 тысяч человек. При этом 71 тысячу заключенных оно не смогло предоставить другим ведомствам - не хватало трудоспособных. Чтобы восстановить силы хотя бы незначительной части заключенных, требовалось срочно изыскать дополнительные пайки. А именно: "Хлеб - 850 г, крупа - 160 г, мука подболточная - 10 г, мясо - мясопродукты - 120 г, жиры - 20 г, сахар - 20 г, картофель - овощи - 1000 г, соль - 20 г, чай суррогатный - 2 г"3.

Таковы были нормы довольствия заключенных (в граммах на человека в день), которые заместитель министра внутренних дел СССР генерал-полковник Чернышов своей директивой не приказал, а предложил с 1 апреля 1947 года установить в Воркутинском, Интинском, Печерском, Норильском и Ухто-Ижемском исправительно-трудовых лагерях, а также в Восточном и Западном управлениях БАМа. Заместитель министра подсчитал: МВД срочно требовалось 200 тысяч дополнительных пайков для заключенных и 120 тысяч - для военнопленных.

Но взять их было неоткуда. Уже в следующем году директива была отменена.

Но проблема заключалась не только в пайках. Поручая МВД "транзит" заключенных, правительство не выделяло ему дополнительных лимитов. "Необходимо учесть, что новые организации колоний ограничены также кадрами и охраной: на каждую 1000 заключенных нужно создавать аппарат управления 35-40 человек, в том числе 10-12 офицеров и 80 человек охраны. На это нет и лимитов численности, и людей"4.

Эти расходы влетали государству в копеечку!

Рядовой стрелок военизированной охраны получал денежное содержание в размере 230 рублей в месяц. После 6 месяцев действительной службы стрелку присваивали воинское звание "ефрейтор" и повышали денежное содержание. Ефрейтор получал 300 рублей, младший сержант - 400 рублей, а командир отделения - сержант - 500 рублей в месяц. (Для сравнения, в 1946 году учитель московской школы зарабатывал 488 рублей.) После непрерывной трехлетней службы в охране выдавалось единовременное трехмесячное вознаграждение, а лицам, изъявившим желание продолжить службу и давшим подписку на следующие три года, месячный оклад содержания увеличивался на 20%. Охранникам помимо денежного довольствия полагалось бесплатное обмундирование, бесплатный продовольственный паек и ежегодный отпуск продолжительностью 20 суток. Причем, оплачивался не только сам отпуск и время нахождения в пути, но и проезд по железной дороге и водным путям. Время на проезд к месту отпуска и обратно в продолжительность отпуска не включалось и давалось дополнительно5.

При этом продолжительность очередного отпуска рабочего составляла тогда всего две недели!

С вышек зорко следили за такими, как заключенный-"каторжник" N Я-338 Особого лагерного пункта Воркуто-Печорских исправительно-трудовых лагерей МВД СССР. 1946 год. / ГАРФ

Но даже заманчивые льготы не позволили залатать дыры в лагерной империи. По состоянию на 1 декабря 1947 года все секторы Гулага были укомплектованы кадрами на 79,1%, в абсолютных цифрах некомплект составлял 67 884 человека.

А имевшиеся в наличии кадры, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Приведем лишь один показательный документ:

"В июне месяце 1947 года стрелок военизированной охраны Карлага ЮЖАКОВ, находясь на посту и имея с собой оружие, вступил в преступную связь с заключенными, организовав с ними игру в карты. В процессе игры ЮЖАКОВ проиграл свою жену, обмундирование и собаку. Во исполнение обещанного, ЮЖАКОВ через день зарезал свою собаку, принес мясо в бригаду и раздал заключенным"6.

Документ умалчивает, был ли подвергнут взысканию стрелок Южаков и реализовали ли заключенные свои права на его жену. Но известно, что за год до смерти вождя министр МВД генерал-полковник Круглов упрекал своих подчиненных: "Каждое утро приходишь на работу и начинаешь читать шифровки и сообщения: в одном месте - побег, в другом - драка, в третьем - волынка. Вы думаете, что в этом нет ничего особенного, а это приводит к дезорганизации работы Министерства"7.


"Привет Сталину". Москва, Красная площадь, 1 мая 1937 года.

"Развалим лагерь - с кем будем работать?"

Советская экономика, еще до войны подсевшая на наркотик принудительного труда, уже не могла без него обходиться. Крупнейший знаток экономики ГУЛАГа историк О.В. Хлевнюк очень точно заметил: "Наличие больших контингентов заключенных позволяло с относительной легкостью принимать планы форсированного возведения крупнейших объектов без серьезных экономических и технических расчетов, а затем с такой же легкостью ликвидировать начатые стройки и перебрасывать заключенных на новые"8.

Постоянно растущие аппетиты региональных и отраслевых руководителей казались непомерными даже Сталину. Еще в июле 1940 года на пленуме ЦК ВКП(б) вождь заявил:

"Нужно иметь запас вместо того, чтобы у ГУЛАГа брать людей. Это позор, это нежелательное явление. Где-либо в отдаленных углах можно пользоваться и ГУЛАГом, но в машиностроительной промышленности, в городах, где сбоку один уголовник, другой не уголовник работает, это я не знаю, я бы сказал, очень не рационально и не совсем прилично"9.

Но уже и в марте 1952 года министр МВД Круглов, выступая на совещании начальников режимно-оперативных отделов исправительно-трудовых лагерей, констатировал: "Мы силами заключенных все оборонные стройки ведем - и надземные, и подземные. Если развалим лагерь - с кем же будем работать?"10.

К моменту смерти Сталина в стране было 2,5 миллиона заключенных и 2,75 миллиона ссыльных спецпоселенцев11. А всего за период с 1937 по 1952 год были осуждены около 39 миллионов человек, из них 736 тысяч расстреляны12.


P.S. Изданная в семи томах "История сталинского ГУЛАГа", на которую автор ссылался в этой статье, - ответ тем, кто продолжает твердить о "закрытости" российских архивов. Беда в другом: не хватает серьезного научного анализа на основе давно открытых данных. Это касается и экономики ГУЛАГа, которая проросла на десятилетия вглубь от времен Большого террора.


1. История сталинского Гулага. Конец 1920х - первая половина 1950х годов: Собрание документов в 7ми томах / Т. 4. Население Гулага: Численность и условия содержания. / Отв. ред. А.Б. Безбородов, В.М. Хрусталев. М.: РОССПЭН, 2004. С. 71.
2. История сталинского Гулага. Т. 3. Экономика Гулага / Отв. ред. и сост. О.В. Хлевнюк. М.: РОССПЭН, 2004. С. 556 (примечание 153).
3. Директива МВД СССР N 44 "Об установлении норм питания для заключенных в оздоровительных подразделениях северных ИТЛ МВД" // История сталинского Гулага. Т. 4. Население Гулага: Численность и условия содержания / Отв. ред. А.Б. Безбородов, В.М. Хрусталев. М.: РОССПЭН, 2004. С. 411.
4. История сталинского Гулага. Т. 3. Экономика Гулага. С. 552 (примечание 140).
5. Циркуляр начальника ГУЛАГ N9/48 о направлении "Условий приема в военизированную охрану исправительно-трудовых лагерей и колоний МВД" // История сталинского Гулага. Т. 2. Карательная система: структура и кадры / Отв. ред. и сост. Н.В. Петров. Отв. сост. Н.И. Владимирцев. М.: РОССПЭН, 2004. С. 377, 378.
6. История сталинского Гулага. Т. 2. Карательная система: структура и кадры. С. 342.
7. История сталинского Гулага. Т. 6. Восстания, бунты и забастовки заключенных / Отв. ред. и сост. В.А. Козлов. Сост. О.В. Лавинская. М.: РОССПЭН, 2004. С. 84.
8. История сталинского Гулага. Т. 3. Экономика Гулага. С. 49.
9. Там же. С. 52.
10. История сталинского Гулага. Т. 6. Восстания, бунты и забастовки заключенных. С. 84.
11. История сталинского Гулага. Т. 1. Массовые репрессии в СССР / Отв. ред. Н. Верт, С.В. Мироненко; Отв. сост. И.А. Зюзина. М.: РОССПЭН, 2004. С. 82.
12. Там же. С. 608, 609, 619.