Новости

13.06.2017 21:42
Рубрика: Культура

Вишенка на торте?

Через неделю в администрации президента России должно состояться очередное обсуждение процесса реализации "Основ государственной культурной политики", получивших легитимность после Указа президента РФ от 24 декабря 2014 г. (N 808), и проекта Федерального закона "О государственной культурной политике". Естественно, Межведомственная комиссия президентского Совета по культуре не оставит без внимания и выполнение "Стратегии государственной культурной политики на период до 2030 года", утвержденной распоряжением правительства РФ 29 февраля 2016 года (326-р).

Сознательно указываю все официальные реквизиты этих документов: они имеют не только рекомендательный характер. По собственной чиновничьей практике знаю, что они требуют безусловного исполнения. Для сомневающихся приведу второй пункт правительственного Распоряжения: "Федеральным органам исполнительной власти руководствоваться положениями Стратегии при разработке и реализации государственных программ РФ и иных программных документов". Аналогичное указание дано и субъектам РФ. И, казалось бы, разработчики всех вариантов социально-экономических программ развития России до 2030 года должны помнить: два важных документа - президентский и правительственный, определяющие жизнь культуры в стране на ближайшие 15 лет, должны стать частью новых стратегий.

Стране потребуются не просто узкоспециализированные "образованцы", но интеллектуалы высшей пробы

К сожалению, это совсем не так. Можно сколько угодно сетовать на слабую исполнительскую дисциплину. Но, думаю, дело совсем не в ней. Напомню, что над Стратегией социально-экономического развития России до 2020 года работало более 1000 вполне квалифицированных экспертов, еще большее число умных профессионалов занимается различными вариантами социально-экономических программ до 2030-го и даже до 2050-го годов. Но как бы ни различались подходы экспертов ЦСР и Института экономики роста им. П. А. Столыпина к реальной практике хозяйствования и социального бытия, они рассматривают качественное улучшение "человеческого капитала" преимущественно через вложения в здравоохранение и образование. Иногда обращают свой взор на "креативные индустрии", или используют самые общие фразы, свидетельствующие о том, что руки разработчиков этих программ при слове "культура" не сразу хватаются за пистолет, но, увы, не более того. Культура в реальной практике не рассматривается как неотъемлемая часть экономического и даже социально-экономического развития. И это опасная ошибка.

Значение культуры шире, чем прокрустово ложе идеологии, в которое ее пытаются вместить

Разумеется, все ведущие экономисты страны пользуются благами искусства, я лично видел их и на симфонических концертах, и в театрах, и даже на музейных выставках. Некоторые из них, например, Александр Аузан, декан Экономического факультета МГУ, достаточно хорошо знают, какую роль играет культура в создании нового индустриального продукта. Но ни в одной из новейших социально-экономических стратегий об этом всерьез не написано ни слова. А значит, культура - не только как сфера социальная или экономическая - в очередной раз окажется за пределами необходимого понимания отечественным государственным аппаратом, да и российским обществом в целом. То есть все по-прежнему будут повторять строку Александра Галича, что в "области балета мы впереди планеты всей", вспоминать о необходимости создания торжественных и громоздких Оргкомитетов к юбилеям великих писателей или хореографов, но по существу, никто не захочет сформулировать простую истину на уровне госполитики: без серьезных вложений в художественное, эстетическое воспитание граждан, без качественного изменения инфраструктуры национальной культуры наша экономика никогда не совершит необходимого прорыва в росте ВВП, никогда не станет по-настоящему современной. Быть может это заявление покажется прямолинейным, но, судя по моему опыту, я сформулировал его еще недостаточно резко.

Напомню то, о чем писал не раз. В 70-е годы прошлого века редакция журнала "Театр", Государственный институт искусствознания вместе с рядом институтов Академии педагогических наук проводили многолетнее исследование: как влияет общение со сценическим искусством на успеваемость в средней школе. Результаты были любопытны. Если школьники 4-5 раз в год посещали театр, то они начинали лучше учиться не только (и не столько) по гуманитарным предметам, но и по предметам, связанным с естественными науками. Успеваемость в школе влияла на способности будущих студентов воспринимать программы вузов. Исследователи делали вывод: все это влияет на производительность труда. Уверен, это имеет прямое отношение и к современным проблемам развития российской экономики. Когда В. В. Путин говорит о необходимости развивать высокие технологии, цифровую экономику, то это означает, что стране потребуются не просто узкоспециализированные "образованцы", но интеллектуалы высшей пробы, умеющие оценить не только утилитарное значение, но и красоту математического решения. Не случайно в учебных программах Массачусетского технологического института эстетическое образование студентов занимает серьезное место. Как и в других университетах американской "высшей лиги". На современном рынке труда преимущество - у специалистов, имеющих и гуманитарное, и естественно-научное или инженерное образование. Программист, наряду со Стэнфордом или Беркли, закончивший консерваторию, имеет больше шансов получить работу, чем узкий профессионал.

У нас по-прежнему однобоко, а часто и примитивно, понимают предназначение художественной культуры. Значение культуры куда шире, чем прокрустово ложе идеологии, в которое ее пытаются поместить. Культура - важнейший инструмент научно-технического и экономического развития, а не "вишенка на торте", как полагают разработчики стратегий.

Еще раз повторю: опасное заблуждение.

Культура Колонка Михаила Швыдкого