Новости

14.06.2017 10:56
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

В Воронеже хористы исполнили знаменитую "мессу мира"

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
Оратория "Вооруженный человек", посвященная войнам ХХ века, прозвучала на Платоновском фестивале. Пять хоров, молодежный симфонический оркестр и дирижер Жан Деруаэ выступили на фоне страшных кадров хроники.

Сочинение, прославившее британского композитора Карла Дженкинса, за рубежом исполняется относительно часто, но в России это делали лишь несколько раз. Для концерта в Воронеже пришлось объединить усилия вокалистов из местного театра оперы и балета, мужского хора "Русский формат", а также камерных хоров из Липецка, Тамбова и Татарстана.

Дирижера пригласили из Франции, до этого в России он не выступал. Жан Деруаэ работал с Венским и Немецким симфоническими оркестрами, филармоническими коллективами Люксембурга и Монте-Карло и другими. В новом сезоне ему предстоит сотрудничать с Симфоническим оркестром BBC, Национальным оркестром Франции и Парижской оперой, а пока - разминка с воронежской "молодежкой", чей уровень на Платоновском фестивале высоко оценивали многие выдающиеся дирижеры.

Концерт должен был состояться в Зеленом театре, но погода, как и в случае с американскими солистами, подвела. Синоптики обещали дождь, мероприятие перенесли за город в Event-Hall - снова прислав за зрителями бесплатные автобусы.

Произведение Дженкинса было написано в канун третьего тысячелетия как своего рода эпилог к его кровавым конфликтам, межконфессиональное прошение о мире. Композитор посвятил его жертвам войны в Косово. На "стержень" католической мессы композитор нанизал народную песню XV века L’homme armé ("Вооруженный человек") и стихи английских романтиков, мусульманский призыв к молитве "Аллах Акбар" и григорианский хорал на текст из Псалтири.

В начале мессы война показана оборонительной и благородной. Этому служат строки из псалма Давида ("Помилуй меня, Боже! ибо человек хочет поглотить меня"), Киплинга ("Йегова, Гром небесный, Бог Сечи, помоги!") и Свифта ("Как блажен тот, кто умирает за свою страну!"). Постепенно молитвы и героические призывы сменяются ревом труб и стонами, наконец на 30 секунд наступает тишина (поскольку воронежцы норовили поаплодировать после каждой части оратории, эту паузу дирижер был вынужден сократить). Труба играет мелодию Last Post ("Последняя застава"), под которую англичане хоронят военных, хор пропевает рассказ выжившего в Хиросиме Тогэ Санкити: "Из густого дыма выползают на четвереньках / Бесчисленные человеческие существа, / Объятые огнем; / Обращаясь в угли, / То вспыхивая, то тлея, / Безволосые, / Застывшие в смерти. / Их поразило проклятье".

Для усиления эффекта в Воронеже подобрали документальный видеоряд: парады и учения, военные хроники разных стран, узники концлагерей и беженцы, раненые и убитые, тела повешенных и пепел сожженных в печах Освенцима. В первой части мессы мира хор, изображавший топот солдатских сапог, казался продолжением видео. Черно-белые кадры не содержали сцен насилия - только его результаты. Картинка не перетягивала на себя внимание.

Однако в зале оказалось несколько зрителей, почему-то взявших на заведомо сложный для восприятия концерт (хотя бы в силу характера музыки) маленьких детей. Таким пришлось уйти в самом начале, чтобы не мешать остальным и не травмировать психику чад. На сайте и в буклете фестиваля для мессы мира было указано возрастное ограничение 16+. На билетах - вероятно, в силу технической ошибки - 6+.

Впрочем, абсолютное большинство публики дождалось перелома в сюжете. "Как тих стал мир, / Когда умолкло оружие" - процитировали хористы Гая Уилсона. Музыкальная тема "Вооруженного человека" прозвучала уже в оптимистичном, ключе. На экране появились пацифисты с плакатами, а точку поставил фрагмент Откровения Иоанна Богослова: "И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет. Хвалите Господа".

Программные сочинения всегда воспринимаются с большей легкостью, чем "абстрактные". Посыл мессы мира без труда поняли самые неискушенные меломаны. Дело за малым - воплотить эту идею в жизнь и не воевать хотя бы с близкими.