Новости

14.06.2017 09:51
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Воронежцам показали "похороны" спектакля по Шекспиру

Текст: Татьяна Ткачева (Воронеж)
"Зимнюю сказку" по самой странной пьесе Шекспира показала на Платоновском фестивале британская компания Cheek by Jowl. Мэтр европейской режиссуры Деклан Доннеллан признался, что это были похороны спектакля - больше его в таком виде играть не будут. В России показы прошли благодаря международному фестивалю имени А. Чехова.

В постановке смешались эпохи, в одном из эпизодов воспроизвели ток-шоу "Пусть говорят". По мнению Доннеллана, с Шекспиром можно делать что угодно - главное, чтобы он остался "живым".

- На сцене должна кипеть жизнь - для театра это первый, второй и третий приоритет. Наша работа не в том, чтобы рассказать вам правду, а в том, чтобы создать иллюзию. И если мы в этом преуспеем, иллюзия разобьет заблуждения, - пояснил режиссер. - Жизнь важнее правды. Никто из нас к тому же не знает, что есть правда на самом деле. К сожалению. Разве что террористы, которые взрывают бомбы, думают, что владеют истиной… И мы внезапно оказываемся внутри их сна, их фантазии о правде. А жизнь намного важнее и требует большего смирения. Помните, что Иисус сказал о пророках, которые придут после Него? "По плодам их узнаете их".

Собственно, весь спектакль у Доннеллана и вышел об этом самом попадании в чужой сон. Король Леонт теряет разум от ревности и устраивает суд над женой, да такой "справедливый", что и послание богов - не аргумент. Их сын (такой же страстный и гневливый, как отец) бьется в истериках и, заболев из-за ссоры родителей, умирает. Королева превращается в статую. Ее новорожденную дочь обрекают на верную гибель. Все рушится, но в финале король прозревает и кается, статуя оживает, семья в сборе - и только принца неумолимое Время уводит за собой.

- Если рассматривать "Зимнюю сказку" как реалистическую историю, сюжет кажется смехотворным. Но реальность на самом деле смехотворна! Это пьеса о нас, о чувстве собственного греха, о том, как мы оказываемся во власти чужих фантазий и отчаянно жаждем прощения, - добавил Доннеллан.

Режиссер умудрился расчистить пространство "Зимней сказки" так, что нагромождение персонажей, вымышленных и реальных мест, фантастических событий отошло на задний план. А на переднем осталась четкая дидактическая линия. При этом зрелище не потеряло плоти и крови, театральной легкости и бесшабашности. Вечеринка у принцессы-пастушки решена как скандальная телепередача - где еще могут звучать откровения о том, кто чей ребенок…

Можно - и многие готовы! - спорить о том, соответствует ли это духу Шекспира. Но Доннеллан считает подобный подход непродуктивным:

- Рассуждать, по-шекспировски ли поставлен спектакль, - нонсенс. Нет единственно верного способа что-то делать. Мы здесь не для того, чтобы сделать правильно, а чтобы жить. Бывает ведь, знаете, как у врачей: "Операция прошла успешно, но пациент умер".

В Великобритании бытует мнение, что "правильная" постановка Шекспира случается тогда, когда артисты четко произносят сами строчки, отметил постоянный соавтор Доннеллана - художник Ник Ормерод: "У нас в стране культ шекспировского текста. И люди не замечают того, что за ним стоит".

- Шекспира, как и Чехова, многие не понимают по-настоящему, - подчеркнул Доннеллан. - А их пьесы, как и пьесы Софокла, говорят о самообмане. Персонажи произносят текст, отрицая то, что происходит на самом деле. Как только ты это понимаешь, текст начинает тебя шокировать. Когда в "Трех сестрах" Ирина теряет Тузенбаха и выходит Ольга со словами "Как играет музыка"!.." - всем кажется, что это очень трогательный момент. Но Тузенбах мертв! Какая музыка, это безумие! Герои находятся во власти самообмана. Вершинин продолжает нести чепуху… Оставляет дочь с безумной женой (в аду есть специальное место для тех, кто оставляет детей с безумными матерями). Они с самого начала знают, как все сложится: кому принадлежит дом, что они сами станут делать. Но - притворятся, что все в порядке. Или вот в России говорят - какой чудесный положительный персонаж Раневская!.. А что Шекспир делает в "Отелло"? Отелло идет душить Дездемону и несет околесицу, которую публика принимает за благородство. Дескать, вот жестоко обманутый герой. Но постойте, он задушит юную девочку в сотнях миль от дома. Его слова - тот самый бред, который мы несем, когда делаем что-то глупое и не хотим это признавать. Есть простое правило, о котором хорошо бы узнавать в молодости: люди говорят одно, делают другое, и смотреть нужно именно на поступки. Так же и в театре. "Zhizn trudna", как говорит Вершинин…