Новости

19.06.2017 00:52
Рубрика: Общество

Долгожданное рандеву

У подножья Саян мирно уживается с природой некогда секретный город-завод
В этом городе на левом берегу реки Кан было бы полезно собрать непримиримых оппонентов всего атомного. С такими мыслями я покидал три дня назад спрятанный (но не затерявшийся!) в красноярской тайге у подножья Саян 50-тысячный Зеленогорск.

Заочно с этим местом довелось познакомиться еще на рубеже 90-х, когда вместе с единомышленниками решились подготовить и выпустить в свет информационно-аналитический сборник "Атом без грифа "секретно". Он вышел из печати осенью 1992 года - именно тогда, 25 лет назад, на карте СССР были впервые явлены миру десять атомных городов-невидимок. В границах Красноярского края таких особо режимных мест под номерными почтовыми шифрами оказалось сразу два - Красноярск-26 и Красноярск-45.

В первом из них, который теперь носит открытое наименование Железногорск, довелось побывать вместе со съемочной группой телекомпании ВиД в середине 90-х. А в Красноярск-45 даже после того, как и ему вернули имя собственное - Зеленогорск, данное в момент секретного рождения, выбраться никак не удавалось. Случай выпал только сейчас, и обстоятельства, включая солнечную, не в пример московской, погоду, этому рандеву благоволили.

Скажем сразу и прямо: город, о котором речь, был создан для того, чтобы надежно и с гарантированным запасом обеспечить советский ядерно-оружейный комплекс начинкой для атомных бомб и снарядов - высокообогащенным ураном-235. Если выражаться с предельной прагматичностью, в 140 километрах от областного Красноярска, по тем временам - в абсолютно глухом, "медвежьем" углу, было выбрано место для большого и высокотехнологичного производства по разделению изотопов урана. В начальный период - методом диффузии, что требовало огромного количества энергии и не давало нужной производительности. А в дальнейшем, уже более полвека, на газовых центрифугах.

Тут российские ученые, инженеры и конструкторы, можно сказать, превзошли самих себя. На тех мощностях, что были построены и введены в Зеленогорске, а до этого еще в двух режимных местах - Новоуральске (Свердловск-44) и Северске (Томск-7) - в годы "холодной войны" было насепарировано такое количество взрывопригодного "продукта", что хватило и на текущие расходы советского ВПК, и чтобы создать на складах нынешний запас для российского ядерного щита.

А еще на то, чтобы в критичный для атомной отрасли и всей России период 90-х - начала 2000-х решиться на беспрецедентный шаг. В рамках российско-американского соглашения ВОУ-НОУ, более известного под названием "Мегатонны в мегаватты", 500 тонн высокообогащенного урана (ВОУ) из демонтированных боеголовок, снарядов и бомб было разубожено. То есть в буквальном смысле обращено вспять: переработано в низкообогащенный уран (НОУ) и как топливо для атомных станций продано в США. Такие поставки продолжались вплоть до 2013 года, а поступившие в российскую казну 13 миллиардов долларов оказались для бюджета совсем не лишними.

Зеленогорский ЭХЗ в этой программе активно участвовал, а параллельно занимался диверсификацией, целенаправленно работал над тем, чтобы сделать основное производство и все новые виды деятельности безупречными в экологическом отношении. Насколько это удалось и чем тут не без оснований гордятся, специалисты предприятия показывали и рассказывали во всех подробностях.

- Технологические процессы на ЭХЗ изначально требовали больших объемов воды, - поясняет заместитель главного инженера Сергей Меркулов. - Мы берем ее из реки Кан и туда же возвращаем. Так вот в последние пять лет за счет модернизации оборудования и других ресурсосберегающих мер эти объемы удалось сократить со 102,9 миллиона кубометров до 70. При этом качество воды на водозаборе и на спуске 1:1, за этим строжайший контроль. А что касается выброса вредных веществ в атмосферу и размещения отходов, то за все время деятельности предприятие не превысило установленных ему нормативов. А, к примеру, поступление в атмосферный воздух радионуклидов с наших объектов в 2016 году составило всего 0,7 процента от разрешенного.

Добавим к сказанному: при том, что промышленная площадка ЭХЗ имеет третью категорию потенциальной радиационной опасности, установленная для нее санитарно-защитная зона совпадает с территорией завода и за ее границы не выходит.

- Экологическая политика предприятия и компании ТВЭЛ, в состав которой мы входим - одно из приоритетных направлений работы, - не устает повторять генеральный директор ЭХЗ Сергей Филимонов. - Охрана здоровья персонала и минимизация воздействия на окружающую среду для нас не менее важны, чем экономические показатели.

Как подтверждение этих слов суммарные расходы предприятия на охрану окружающей среды в 2016 году составили почти 206 миллионов рублей. И снижать эту планку тут не намерены.