21.06.2017 19:33
    Рубрика:

    Кирилл Разлогов: Я бы назвал нынешний ММКФ фестивалем контрастов

    Открывается 39-й Московский кинофестиваль
    Важная новость, связанная с ММКФ, - рост количества площадок. В этом году помимо "Октября", летнего "Пионера" и Центра документального кино фильмы ММКФ будут демонстрироваться в "Космосе", "Факеле", "Звезде", а также в летнем кинотеатре "Гаража". Из других новшеств - программа фильмов, сделанных по технологии VR (виртуальная реальность), которая уже произвела фурор в Каннах.

    Впрочем, самым важным на любом кинофестивале остается его концептуальная часть. О ней в интервью "Российской газете" рассказывает программный директор ММКФ Кирилл Разлогов.

    Сверхзадача фестиваля - продемонстрировать не просто набор конкурсных фильмов, а сделать так, чтобы эти фильмы перекликались между собой и составляли цельную картину. Есть ли какая-то сверхазадача у конкурса ММКФ-2017?

    Кирилл Разлогов: Я бы назвал нынешний ММКФ фестивалем контрастов. Мы культивировали идею оппозиций между группами фильмов, чтобы они показывали картину внутренних конфликтов. Эти противоречия, конечно, не на пустом месте возникли. Мы в отборочной комиссии - люди с разными пристрастиями. Но и современное кино стало очень разноплановым. Не надо забывать, что конкурс ММКФ не существует в изоляции - рядом с ним есть программа "Спектр", которая также состоит из премьер. В нее мы отобрали картины, которые раньше бы взяли в конкурс "Перспективы", но эта программа по экономическим причинам несколько лет назад отпала. Теперь за экстрим отвечает "Спектр". Потому что конкурс должен быть сбалансированным. И при этом всегда нужно учитывать, кто сидит в жюри. В этом году по недавней традиции председателем жюри стал иранский режиссер Реза Миркарими, чей фильм в 2016-м году победил на ММКФ. А рядом с ним будет каталонец Альберт Серра, который совсем другой по пристрастиям. Эту кардинальную разницу между членами жюри мы постарались отразить в конкурсной программе и "Спектре".

    В этом году в конкурсе фестиваля 13 картин, из которых сразу три - российские. Вы считаете такое число оптимальным?

    Кирилл Разлогов: Многовато, конечно. Мы думали и четвертую добавить, которую, к счастью, не успели закончить (улыбается). Но это все та же политика оппозиций. Одну крайность у нас представляет фильм Рустама Хамдамова "Мешок без дна" - кино утонченного эстета. Другая крайность - "Купи меня" и режиссер Вадим Перельман, работающий по голливудским стандартам. А Владимир Котт и его "Карп отмороженный" - золотая середина.

    Московский кинофестиваль возвращает Индию в мировой кинопроцесс

    Дальше, отталкиваясь от этой конфигурации, возникли силовые поля всего конкурса. С одной стороны это социальная проблематика, которой посвящены корейская драма "Обычный человек" и испанская комедия "Селфи". С другой - артхаус из экзотических территорий. У нас есть картина "Утопленник" из Бангладеш, зато нет фильмов из таких традиционных кинематографических держав, как Франция и Италия. А между социальным кино и экзотикой - представитель подзабытого фестивалями традиционного повествовательного кинематографа, китайский "Хохлатый ибис".

    И, наконец, в экстремальном жанре всему этому противопоставлена корейская "Нагорная проповедь" из "Спектра" - фильм буддийской монахини на классический христианский сюжет. Там молодые люди в пещере выясняют философский смысл Нагорной проповеди вне пределов христианской концепции. Я уже успел пошутить, что готов поставить памятник зрителю, который досидит до конца этого фильма. С удовольствием взял бы эту картину в конкурс, но важно понимать, что есть маргинальные картины, которые необходимы, но которые могут рассердить жюри.

    Если говорить о месте Московского кинофестиваля в мире, то оно как-то изменилось за прошедший год?

    Кирилл Разлогов: Так быстро вещи не меняются. Да, сложности увеличились, но ничего нового не случилось. Ключевым сложным моментом для ММКФ стало время, когда упал курс рубля, а государственные расходы на фестиваль остались прежними. И второй момент, который создает трудности, - монополизация проката. Очень жаль, что в прокате у нас в основном фильмы, которые считают, что фестивали им не нужны, что участие в ММКФ компрометирует фильм - это касается отечественных блокбастеров. Вот это, пожалуй, вещь новая. И она связана не с качеством фестиваля, а с общей атмосферой в обществе. Это отражается на партнерах, которые дают нам фильмы. Раньше они давали их в расчете на российский прокат, сегодня эта перспектива для них отпадает. Но это все же не слишком влияет на престиж Московского фестиваля и его место в череде других кинофорумов, с которыми его можно сравнивать. Да, Сан-Себастьян лучше нас, если говорить о латиноамериканской программе. Лучше всего с фильмами из Восточной Европы работают Карловы Вары. Мы специализируемся на Евразии - к нам с удовольствием идут не только Казахстан и Центральная Азия, но и страны Балтии.

    Важная функция кинофорумов - наведение фокуса на кинематографические "горячие точки" планеты в хорошем смысле этого словосочетания. То есть на новые территории, где бьется сердце мирового кино. Какая территория претендует на это здесь и сейчас?

    Кирилл Разлогов: Мне кажется, в данный момент сердца сразу два. Одно - на Ближнем Востоке. Когда я в 2015 году делал на ММКФ программу "Феномен курдского кино", мне говорили - кому это нужно и кто на это пойдет? А потом эта территория вдруг превратилась в центр мировой политики. На следующий год я сделал программу фильмов арабского Востока - крайне интересную и живую. Вторая территория - это Индия. Ясно, что когда-то она была любимой кинематографией Советского Союза. Но в индийском кино многое с тех пор изменилось. Эти изменения мы фиксируем в программе "Открытие: кино регионов Индии". И я расцениваю это как возвращение Индии в мировой кинопроцесс. Не случайно мы открываем фестиваль фильмом "Бахубали. Завершение" - большим индийским блокбастером. И останавливаться мы не планируем, потому что в программе регионов Индии представлены далеко не все части страны. Про остальные продолжим рассказывать уже в следующем году.