Новости

21.06.2017 21:24
Рубрика: Общество

Полковника никто не ждал

Почему обитатели пансионата для инвалидов ополчились на своего директора
Группа клиентов Уктусского пансионата для престарелых и инвалидов на протяжении почти двух лет пишет письма во все инстанции с жалобами на директора учреждения Андрея Попова. Претензий - масса: директор, по их словам, хватает людей за руки, повышает голос, требует немедленного исполнения своих приказов, не снисходя до разъяснений.
 Фото: Майя Керн/РГ Возле пансионата стоит красивая беседка, но попасть в нее Игорь Краснов не может: территория не приспособлена для передвижения инвалидов. Фото: Майя Керн/РГ
Возле пансионата стоит красивая беседка, но попасть в нее Игорь Краснов не может: территория не приспособлена для передвижения инвалидов. Фото: Майя Керн/РГ

Вот выдержка из последнего обращения к прокурору Свердловской области:

"Попов А. В. угрожал физической расправой неугодным клиентам. Он не скрывает, что воевал в горячих точках, контуженный… даже серьезно. Мы узнаем, на что он способен, если ему будут мешать, ведь Попову без разницы, старики мы или инвалиды, он своих решений не меняет. Пансионат разваливается - начиная с медицины и заканчивая чистотой и условиями проживания".

Режим Попова

В этой истории я пытаюсь разобраться больше двух месяцев. Перечитала, наверное, все письма постояльцев: в прокуратуру, депутатам, министру социальной политики региона, даже президенту. Писала запросы в министерство, дважды сама была в Уктусском пансионате, разговаривала с наиболее активными обитателями учреждения, с бывшими и нынешними работниками, наконец, с самим Андреем Поповым.

Первое чувство, которое испытываешь, познакомившись с документами, - недоверие. Неужели все может быть в действительности так, как описано: директор урезает зарплаты неугодным сотрудникам, заставляя их увольняться, постояльцы подписывают "добровольное" согласие на передачу большей, чем положено по закону, части пенсий пансионату? Попов закрыл один из проходов, ведущих за территорию учреждения, и старикам и инвалидам-колясочникам приходится делать большой круг, чтобы попасть в аптеку или магазин. Он оккупировал тренажерный зал и занимается там с друзьями, никого не пуская, нанял на работу охранником некоего Алика, который пил в рабочее время, однажды накинулся с кулаками на клиента и на жаргоне уголовников угрожал его изнасиловать. "Мы боимся физической расправы", - такие мысли сквозят в каждом обращении.

Говорят, раньше директор возглавлял дом ночного пребывания.

- Привык с бомжами работать и к нам относится, как к отребью, - считают постояльцы. И вспоминают прежнего руководителя Бориса Вахрушева, который проработал в должности 20 лет, был со всеми приветлив, прислушивался к просьбам.

- Борис Григорьевич реально что-то делал, - рассказывает инвалид-колясочник Игорь Краснов, главный противник "режима Попова". - Питание было лучше. Я из своей пенсии платил только за Интернет. А сейчас мы получаем на двоих (с сожительницей Галиной. - Прим. авт.) 12 тысяч и 4-5 из них тратим на еду - голодно стало. При старом директоре давали лекарства, хоть и дешевые, а сейчас и тех нет.

"Прежний директор, конечно, был помягче. В последние годы жизни из-за болезни ему отняли ногу, и тогда он до конца понял, каково приходится инвалидам"

Слушать Игоря тяжело: у него паралич, тело отказывается подчиняться, и каждый звук ему дается невероятным усилием воли. Несмотря на недуг, Игорь сумел получить высшее образование - он журналист. У него обостренное чувство собственного достоинства: требует уважения к себе и к своему личному пространству. Именно Краснов написал большую часть обращений. Он считает Попова чуть ли не личным врагом: после одной из статей Игоря в журнале для инвалидов директор подал против него иск о клевете. Правда, чуть позже заявление отозвал, но от этого их отношения не улучшились.

"У меня маленькое государство"

Игорь Краснов подозревает чиновников в сговоре с Поповым или в попустительстве. А власти работой директора довольны. "За добросовестный труд А. В. Попов награжден почетной грамотой министерства в 2011 году, благодарственным письмом министерства в 2012 году и благодарственным письмом председателя правительства Свердловской области в 2015 году", - сообщила "РГ" пресс-секретарь регионального минсоцполитики Анна Кузьмина.

Так почему же одного и того же человека так по-разному оценивают начальство и подопечные? Оказалось, Андрей Попов - полковник в отставке. 22 года прослужил во внутренних войсках, был в горячих точках. В 2009 году ушел на пенсию с должности начальника отдела охраны важных гособъектов. Говорит, однажды понял: кроме "стой, стрелять буду" ничего о жизни не знает. В 2010-м его пригласили на должность директора дома ночного пребывания, а в 2015-м, после смерти Бориса Вахрушева, назначили руководить Уктусским пансионатом для пожилых и инвалидов.

- Когда он только пришел к нам, был случай: заходит в столовую, там двое ребят сидят, обедают. Он - к ним: "Почему не встаете, меня не приветствуете?" - вспоминает постоялец Владимир Бехтеев.

При встрече Андрей Попов не произвел впечатления злодея, скорее, уставшего человека, уверенного в своей правоте. Он сдержан, и с первого взгляда видно, что с жизнью военного до конца не распростился. В его рабочем кабинете, в углу, висит красная табличка с надписью "Полковник Попов А. В.". В качестве сигнала на мобильном телефоне - позывной: "Прием, ответьте".

Спрашиваю в лоб: не пытаетесь ли и здесь устанавливать военные порядки? Мне это не надо, отвечает. А следом подробно рассказывает, как на месте прежней калитки, которую он закрыл из соображений безопасности, построят полноценный КПП: с видеокамерами, турникетом, учетом всех, кто вошел и вышел. Деньги выделило министерство, контракт с подрядчиком заключен.

- Пытаюсь сделать так, чтобы им было удобно, а нам спокойно. Я же не только в штабе округа сидел. В свое время успел и по горам Кавказа полазать. Если бы кто-то в Буденновске или Беслане закрыл одну калитку и не пропустил бородатого дяденьку в камуфляже, возможно, трагедии удалось бы избежать. Здесь у меня тоже маленькое государство. Я просто стараюсь сохранить людям жизнь и здоровье, - говорит Андрей Попов.

Когда сам стал инвалидом

На все претензии у него находятся здравые ответы. Зарплаты специально никому не урезает: они несколько уменьшились, поскольку не стало премий, начислявшихся раньше за счет фонда экономии. Цены выросли - и экономии нет. С постояльцев пришлось брать большую плату в соответствии с федеральным законом. Как только прокуратура дала разъяснения, на кого распространяются новые требования, вернул людям излишне удержанное. В спортзале пансионата сам, а тем более с друзьями, не занимается. Охранник Алик действительно был, но Попов отрицает, что пригласил его сам. По его словам, Алик работал в ЧОПе, выигравшем контракт на охрану пансионата. Теперь заключили договор с другой фирмой, и Алик исчез. Директор сомневается, что он нападал на постояльца, говорит, камеры наблюдения стычки не зафиксировали.

Коллеги по военной службе считают: полковник Попов строг и требователен, но на подлость не способен. Примерно то же самое говорит Елена Дедюхина, бывший замдиректора пансионата, уволившаяся пос­ле назначения нового начальника.

- Это не он виноват, что условия жизни ухудшились. Как только Попов пришел, изменились нормы питания, обеспечения жилплощадью. Он - законник, требует четкого соблюдения правил. Человек такой, жестковатый. Но это не значит, что Попов желает зла постояльцам. Прежний директор, конечно, был помягче. В последние годы жизни из-за болезни ему отняли ногу, и тогда он до конца понял, каково приходится инвалидам. Бросился перестраивать пансионат, делать его удобным для колясочников, но не успел, - рассказала Елена Дедюхина

Человек не на своем месте

Так кто же такой Андрей Владимирович Попов? Подлец и стяжатель? Пожалуй, нет. Он сделал много хорошего для Уктусского пансионата: с помощью спонсоров построил зону отдыха, проложил тротуар на подходе к воротам учреждения, организовал пешеходные переходы, отремонтировал малый зал для торжеств. Скорее, он человек, оказавшийся не на своем месте. С задачами администратора справляется, а подхода к инвалидам найти так и не смог.

- Стали ли вы мягче за два года работы директором пансионата? - спрашиваю напоследок.

- Мягче? Нет. Я адекватный, а мягкий - это не ко мне. В военном училище нас учат руководить. С 17 лет в тебя закладывают, что ты начальник, а когда оканчиваешь училище, тебе дают 30 человек в подчинение.

Но, пожалуй, именно мягкость, готовность откликнуться - самые важные качества директора подобного пансионата. Для стариков и инвалидов это не учреждение, а дом. И они хотят чувствовать себя защищенными, хотят, чтобы к их мнению прислушивались. А получилось так: в старый дом, чей уклад заведен давным-давно, пришел новый человек и начал устанавливать свои порядки. Неважно, какие добрые побуждения им двигали, ведь люди, поняв, что с ними не считаются, стали воспринимать начинания в штыки.

Плохо оказалось всем. Постояльцы испытывают беспокойство из-за постоянных изменений в их жизни и все пишут и пишут письма, а директор говорит, что устал воевать и оставаться в должности после истечения срока контракта не собирается.

Комментарий

Олег Колпащиков, руководитель организации инвалидов "Белая трость":

- Конечно, хотелось, чтобы учреждения для инвалидов возглавляли люди, не понаслышке знакомые с нашими проблемами. Но попросите завтра найти такую кандидатуру, и у меня не найдется ни одного варианта. К сожалению, люди с инвалидностью могут жаловаться, критиковать, однако встать у руля такого пансионата, как Уктусский, они пока не способны. Думаю, в этом главная проблема.

В регионах Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Курганская область