Новости

29.06.2017 11:20
Рубрика: В мире

Воины c Елисейских полей

Как киргизстанцы помогали Шарлю де Голлю Францию освобождать
Это фото семья Ишена Тойчубекова получила из Франции. Фото: Архив семьи Тойчубековых Это фото семья Ишена Тойчубекова получила из Франции. Фото: Архив семьи Тойчубековых
Это фото семья Ишена Тойчубекова получила из Франции. Фото: Архив семьи Тойчубековых
В республике свято чтут память участников Великой Отечественной войны, но есть среди них солдаты, о которых незаслуженно забыли. Информации об этих воинах нет ни в одном архиве страны. Лишь родственники бережно хранят чудом уцелевшие документы и фотографии. В том числе - сделанные во время войны в далекой Франции.

По некоторым данным, солдат-киргизстанцев, которые воевали во французском сопротивлении, было около сорока человек. Но в их честь не установлены памятники, имена многих стерлись из исторической памяти. "РГ" расскажет о некоторых из них.

Учитель-солдат

Ишен Тойчубеков жил с родителями в поселке Кольцовка (ныне село Боконбаево) Иссык-Кульской области. Точное число и месяц своего рождения не помнил, поэтому, когда получал паспорт, решил указать 22 апреля - как у Владимира Ильича Ленина, а потом еще и лишний год себе приписал, чтобы быстрее вступить в комсомол.

Когда началась война, Ишену по паспорту исполнилось 18. Он работал в деревенской школе учителем русского языка. На них распространялась бронь, и поэтому, несмотря на многочисленные просьбы отправить его на фронт, он получал отказ. Лишь в 1943-м его направили во Фрунзенское пехотное училище. На поля сражений он попал уже в составе 66-й мотопехотной бригады Первого Украинского фронта. Во время наступления в районе города Пятихатка Днепропетровской области Ишена Тойчубекова контузило. Он потерял сознание, а когда пришел в себя, узнал, что их подразделение попало в плен.

Гнали пленных через Польшу, Австрию и Германию. В конце концов Ишен оказался в Бельгии, где в конце 1944 года гитлеровцы держали много военнопленных из Закавказья и Средней Азии.
"Расстреливали за любую провинность, например, за попытку взять продукты у местных жителей, отставание от колонны, выход на обочину дороги. Почти не кормили. Мы не умерли с голоду потому, что люди бросали еду с крыш домов или заранее рассыпали съестное на дороге", - писал в воспоминаниях Ишен Тойчубеков.

Однажды группу, в которой он находился, отправили на работу во Францию - в городок Альби. В толпе пленных, согнанных туда же из других лагерей, он вдруг услышал родную речь. Ишен подошел к незнакомцу, они разговорились и выяснили, что они земляки.

Нового знакомого звали Мына Абылов. Он тоже был родом из Иссык-Кульской области. К сожалению, их дружба продлилась всего несколько часов. Абылова угнали на работы в другой город, а Ишен остался в Альби. Его определили подсобным рабочим в одно из местных бистро. Там же работала официанткой польская девушка. Она помогла Ишену связаться с французским подпольем. Его участников тогда называли "маки". Вместе с французскими товарищами киргистанец устраивал засады, взрывал машины с боеприпасами, минировал дороги, часто вступая в открытые стычки с фашистами.

В начале 1945 года Тойчубеков попал в местный госпиталь "Бонсоньер", и лишь оттуда ему удалось отправить весточку родным, а еще через год учитель-воин вернулся домой.

- Отец вспоминал об участии во французском сопротивлении редко и не очень охотно, - рассказал сын Тойчубекова Кадыракун. - Наверное потому, что по возвращении домой его направили на принудительные работы на шахтах Донбасса. Похожая судьба ждала практически всех киргизстанцев, воевавших во Франции. На Донбассе отец работал усердно. Вскоре его назначили старшим учетчиком участка.

После смерти Сталина и наступления периода, названного историками оттепелью, Ишен Тойчубеков обратился с письмом на имя генерального прокурора СССР Романа Руденко. Просил только одного: "...дать возможность мне и мое семье жить счастливо". 31 декабря 1958 года Тойчубекова реабилитировали "за отсутствием состава преступления". Вернувшись домой во второй раз, он возглавил одно из отстающих хозяйств и сделал его за несколько лет колхозом-миллионером.

Марта в марте

Доброе имя удалось восстановить во время оттепели и другому киргизстанцу - Борису Шарову. Отряд, в котором он воевал, попал в окружение под Лугой. Борис получил ранение, его вынес с поля боя однополчанин Никифор. Бойцы спрятались в стогу сена. Там их и нашла немецкая овчарка.

Пленных повезли в лагерь в Латвию, потом в Германию, в Штутгарт, а оттуда во Францию. Работали на угольных шахтах вместе с угнанными или попавшими в плен украинцами, русскими, поляками. Иногда их вывозили на расчистку завалов в соседний городок Аррасе. В один из мартовских дней 1943 года Борис познакомился с полькой по имени Марта, которой сказал, что собирается бежать, и попросил объяснить, как выйти из города. Она не только рассказала, как выбраться по канализационным трубам, но и встретила, отвезла к себе домой, в небольшой городок Монтеньи. Там беглецы прожили почти три месяца. Риск был огромный. Если бы их обнаружили, расстреляли бы всех - и Марту с мужем, и четверых детей.

Вскоре Марта помогла Борису и его товарищу связаться с партизанами. Через некоторое время Морис - так звали во Франции Шарова - и Никифор вступили в отдельный батальон имени Сталина, участвовавший в сопротивлении. Командовал им легендарный Василий Порик - герой Советского Союза, организатор и глава партизанского отряда в северной Франции.

Не покорившийся врагу

Омору Джекишеву тоже едва исполнилось 18 лет, когда началась война. В 1941 году его призвали в Красную Армию. Но долго воевать не пришлось - попал в плен.

Омора несколько раз переводили из одного концлагеря в другой. Несколько раз он пытался бежать. К сожалению, все попытки были неудачными. Его ловили, избивали и снова отправляли в лагеря. В одном из них он познакомился с пленным французом.

- Не могу себе представить, как они общались, - рассказывает племянник Омора - Абды Джекишев. - Но они как-то нашли общий язык и понимали друг друга. Бежали из концлагеря вместе и решили пробираться на юг Франции, где формировались партизанские отряды. Шли больше по ночам, а днем залезали на деревья, где спали, привязав себя веревками к стволам. Так и добрались до города Альби, где примкнули к французскому сопротивлению. Принято считать, что Париж освобождали американцы и англичане. Но главной ударной силой были как раз войска французского сопротивления, в которых воевало много советских солдат, бежавших из плена, среди которых был и мой дядя.

В ноябре 1945 года Омор Джекишев вернулся в родное село. В марте 1946-го его арестовали как предателя и изменника Родины. За короткое время, которое он успел провести с родными, Омор много рассказывал о Франции, пел песни и читал книги на французском языке, которые привез с собой. После ареста сотрудники НКВД изъяли все: документы, фотографии, письма и даже записную книжку, в которую Джекишев, будучи еще во Франции, записывал выученные стихи и песни.

До реабилитации Омор Джекишев не дожил. Родные до сих пор не знают точную дату его смерти и где он похоронен. Только после развала СССР им удалось забрать из архивов КГБ некоторые фотографии, документы и ту самую записную книжку.

Не менее трагично сложилась судьба и еще одного участника сопротивления Досоя Кадырова. Во время боев за освобождение Парижа он познакомился с Элен, дочерью богатого коммерсанта Луиса Бертрана, который поддерживал Шарля де Голля. Они полюбили друг друга, и даже влиятельный отец француженки не смог помешать их счастью.

После войны, еще во Франции, молодые люди поженились. Элен приняла советское гражданство и взяла фамилию мужа. Супруги приехали в Киргизию, где Досой был арестован и осужден. Молодая женщина осталась одна в чужой стране, не зная языка и без средств к существованию. Вернуться во Францию она уже не могла, так как была гражданкой СССР.

Элен ждала мужа долгих восемь лет. После освобождения Досоя пара, наконец, зажила обычной жизнью советских людей. Она работала в книжных магазинах, а муж - на киностудии "Киргизфильм". Неподалеку супруги построили дом. Единственное, что омрачало жизнь семьи, - отсутствие детей. На этой почве у Элен началась депрессия.

В середине 1970-х она уехала в туристическую поездку в одну из стран соцлагеря, откуда больше не вернулась. Возможно, ей удалось перебраться во Францию. Досой об этом не знал и до последнего надеялся, что супруга вернется. Однажды утром соседи обнаружили его тело в реке.

Справка "РГ"

23 подпольщика-иностранца во главе с Мисаком Манушяном - руководителем всех ячеек сопротивления Парижского региона - были схвачены гитлеровцами и приговорены к смертной казни. 21 февраля этот приговор в отношении 22 человек был приведен в исполнение на горе Монт-Валерьен под Парижем. Женщина - Ольга Банчик - была гильотинирована в Штутгарте.

В мире экс-СССР Киргизия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники