Новости

06.07.2017 13:06
Рубрика: Культура

Эффект Тома Сойера

Казанцы, вдохновленные литературным примером, бесплатно ремонтируют старинные дома
В июне в Казани открылся II "Том Сойер Фест". Пожалуй, единственный в стране фестиваль, участники которого не развлекаются, а трудятся. На протяжении всего лета энтузиасты обновляют фасады старинных деревянных домов и получают от этого удовольствие.
 Фото: Олег Косов/РГ Корреспондент "РГ" Олег Корякин и главред журнала "Казань" Юрий Балашов ремонтируют дом под чутким руководством прораба Фоата Сафина. Фото: Олег Косов/РГ
Корреспондент "РГ" Олег Корякин и главред журнала "Казань" Юрий Балашов ремонтируют дом под чутким руководством прораба Фоата Сафина. Фото: Олег Косов/РГ

Корреспондент "РГ" выяснил, кто эти люди, почему каждый день после работы они устремляются на строительные леса, да и сам тоже взялся за кисть.

При чем здесь Марк Твен?

Помните, как тетя Полли в наказание за проделки заставила Тома белить в субботу забор? Задача казалась непосильной, но вскоре ему удалось втянуть в процесс всех проходящих мимо мальчишек. Сорванец убедил их, что это очень интересная игра.

Именно такой "эффект Тома Сойера" и решили использовать организаторы необычного фестиваля. А придумали его в Самаре в 2015 году с целью привлечь внимание к деревянным домам, которые не являются памятниками, но создают особую архитектурную среду.

Государство за ними практически не следит, жильцам ремонт не по карману, а здания постепенно ветшают. Речь не идет о дорогостоящей реставрации, но даже простая покраска может продлить жизнь этим "старичкам". Нашлись бы добровольцы. И затея удалась.

А на следующий год кисть "Тома Сойера" подхватили соседи, градозащитники из Казани. Здесь за лето волонтеры при поддержке спонсоров и властей отремонтировали фасады трех зданий.

И вот в 2017 году энтузиасты решили продолжить проект и оживить еще четыре столетних казанских домика. Три на улице Волкова и один на Лесгафта. Все жилые, это одно из обязательных условий фестиваля. Второе - жильцы не должны быть против.

Улица Волкова одна из немногих в центре Казани, где сохранилась деревянная застройка. До революции здесь жили преимущественно купцы. Туристы на улочку, лежащую вне основных экскурсионных маршрутов, забредают крайне редко. А многие молодые казанцы и вовсе не подозревают о ее существовании.

Но есть люди, которые помнят и любят старую исчезающую Казань. Они-то в первую очередь и откликнулись на призыв "Том Сойер Феста". Студентов среди волонтеров почти не встретишь, зато есть ученые, преподаватели, инженеры, архитекторы. К ним решил присоединиться и корреспондент "РГ".

Маска, я тебя знаю!

Шесть часов вечера. Выдвигаюсь из редакции к дому на улице Волкова, 42. Сюда же после рабочего дня стекаются другие волонтеры. В сарае, обустроенном под бытовку, мы переодеваемся, вооружаемся кистями, ведрами с антисептиком и отправляемся на леса. Сегодняшняя наша задача "подлечить" стены от грибка и плесени перед покраской.

Все в масках и касках, строго по правилам техники безопасности. По поводу средств спецзащиты здесь гуляет шутка: "Маска, маска, я тебя знаю!". Участвуют в проекте в основном люди одного круга, но не всегда друг друга с ходу признают. А лица-то за респираторами скрываются довольно известные в городе. В частности главный редактор журнала "Казань" Юрий Балашов, доктор социологических наук Искандер Ясавеев, директор агентства недвижимости Анастасия Гизатова. Руководит этим пестрым коллективом немногословный прораб Фоат Сафин, представитель строительной организации, оказывающей спонсорскую помощь фестивалю.

Как поясняет один из организаторов Анна Джанбекова, в основном это старая гвардия, сформировавшаяся еще в прошлом году. Обычно на объекте работает костяк в 5-6 человек. В хорошие дни собирается до десяти волонтеров. Чтобы записаться в их ряды, нужно заполнить анкету, размещенную в соцсетях. Но если вдруг придет человек с улицы, его примут и без этих формальностей.

Студентов среди волонтеров почти не встретишь, зато есть ученые, преподаватели, инженеры

Собственно, я сам из таких, воспользовался служебным положением. Признаюсь, мазать антисептиком не только столетние, да и вообще хоть какие-то дома раньше мне не доводилось. Но работа несложная, умиротворяющая. Жидкость, в которой я смачиваю кисть, как ни странно, пахнет миндалем, точнее ликером "Амаретто".

Справа от меня трудится Елена, преподаватель философии из Казанского федерального университета. Слева - студентка, будущий социолог Екатерина из того же вуза. Приятная компания. Вот бы действительно сейчас по рюмочке… да пофилософствовать, обсудить социологические проблемы. А если серьезно, то на лесах люди и в самом деле ведут неторопливые беседы, знакомятся, ничуть не отвлекаясь от работы.

Трудотерапия и психотерапия

Этим-то и привлекает фестиваль. Дает возможность совершить полезное дело, а заодно пообщаться и развеяться. Анастасия Гизатова приходит на Волкова с детьми и мужем.

- Увидела, что мало людей участвует, и решила поддержать. Дело-то очень хорошее, - рассказывает она. - Хочется, чтобы у Казани сохранился свой неповторимый облик. К тому же это отличная альтернатива домашним посиделкам у телевизора.

Организатор Анна Джанбекова в прошлом году начинала тоже как обычный волонтер. И незаметно втянулась.

- Пару дней было тяжко очищать фасад от старой краски, - вспоминает она. - Скребешь и не видишь результата. Мы шутили, что главное - пережить первые полчаса безысходности, а потом уходишь в какую-то релаксацию и тебе уже так хорошо, что с лесов не снимешь. За месяц мы сдружились с хозяевами и привыкли к дому. Я даже после защиты диплома в платье на каблуках приехала шкурить стены. Фоат, когда увидел, что я на лесах в таком виде, сильно ругался.

Еще один волонтер, специалист по PR Регина Кузьмина, так описала свои мотивы: "Иногда глядишь на деревянные дома с разрушенными наличниками и прогнившими боками, и тебя накрывает ощущение беспомощности. Тебе они нравятся, но… у них есть хозяева + есть же градоначальники + я ж не строитель + он же, наверное, памятник, им музейщики займутся и т.д. и т.п. Вот все эти сомнения уходят, когда восстанавливаешь такие дома. И трудотерапия, и психотерапия. Леса шатаются немного, а ты себя чувствуешь устойчивее. Нужнее. В этом городе. В этом мире".

По словам главного куратора "Том Сойер Феста", помощника президента РТ Олеси Балтусовой, сейчас в Казани 52 средовых деревянных дома. И есть большая мечта спасти их все. Но воплотить ее в рамках фестиваля не просто. Нужны новые спонсоры, чтобы можно было вести работы параллельно в нескольких исторических районах: в Старо-Татарской слободе, на Третьей Горе.

Ну а "космическая" задача организаторов в том, чтобы весь мир был охвачен этим движением. К слову, сейчас к "Том Сойер Фесту" присоединились еще шесть российских городов.

- Нам часто приходится слышать вопрос от родственников: "Чего вы чужие дома красите? На даче вон сколько работы! - говорит Олеся Балтусова. - А мы отвечаем, что "чужих" исторических домов нет, все они - наши.

Затерянный мирок

Удивительно, но за сто лет здание на улице Волкова, 42 ни разу не красили. Вот такое в буквальном смысле яркое событие в его истории.

По словам арихитектора-реставратора Ирины Карповой, построено оно было примерно в 1890-х годах, точных данных нет. Нижняя часть двухэтажного дома каменная, верхняя - деревянная, украшенная узорами.

- Декор интересен тем, что он вырезной, пробитый, - говорит Ирина Карпова. - А в наличниках - накладной. Тут сочетание разных техник. Кое-где детали утрачены, там они будут восстановлены.

До революции дом принадлежал профессору Алексею Яковлевичу Богородскому, он купил его для своих сестер. А в соседнем особняке жил сам с семьей. И это здание, в отличие от "фестивального", уже является памятником архитектуры (деревянный модерн). Оно тоже нуждается в реставрации, но это дело серьезное, здесь покраской не обойтись. Сейчас в рамках "Том Сойер Феста" начался сбор 450 тысяч рублей на рабочий проект. В особняке-памятнике по-прежнему живут потомки Богородского: правнуки и праправнуки.

Обитатели второго дома к Богородскому отношения не имеют. Всего здесь пять семей, заселились они в советское время. Старейшей жительнице Раисе Ивановне Капитановой 90 лет, живет здесь уже 62 года. К "Том Сойер Фесту" бабушка относится настороженно. Не в восторге от того, что дом вдруг оказался в центре внимания журналистов. С утра до вечера фотографируют, донимают вопросами. Все же здесь свой закрытый, если угодно, затерянный мирок. Чтобы ощутить это, достаточно побыть во внутреннем дворике. Заросли папоротника, диковинного для Казани, уютные огородики (в одном из которых стоит горбатый "Запорожец", превращенный в клумбу), большой покосившийся сарай, заваленный любопытнейшей рухлядью. Руководитель фестиваля Олеся Балтусова сравнила "круглый и деревянный" двор с бочкой. Пожалуй, так, а в ней законсервирована Казань
XIX-XX веков.

В регионах Культура Арт Архитектура Филиалы РГ Волга-Кама ПФО Татарстан Казань