Новости

07.07.2017 00:00
Рубрика: Власть

По гамбургскому расчету

Алексей Пушков: Есть много вопросов, требующих углубленного диалога лидеров России и США
О запланированных на сегодня "на полях" саммита G20 в Гамбурге переговорах президентов России и США, о том, какую роль играют СМИ в американской политике, а также вернется ли российская делегация в ПАСЕ, "РГ" рассказал председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике Алексей Пушков.
Алексей Пушков: СМИ в США обеспечивают влияние властных структур на общественное мнение. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС Алексей Пушков: СМИ в США обеспечивают влияние властных структур на общественное мнение. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС
Алексей Пушков: СМИ в США обеспечивают влияние властных структур на общественное мнение. Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Мы беседуем накануне первой встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа. И хотя они еще не знакомы лично, какие-то отношения между двумя лидерами уже существуют?

Алексей Пушков: По моей оценке, Владимир Путин и Дональд Трамп находятся в потенциально конструктивных отношениях. И президент России, и президент Соединенных Штатов неоднократно выражали готовность к личной встрече и нормализации отношений. Трамп не раз говорил, что он попробует договориться с Путиным, что никакой фатальности в нынешнем крайне низком уровне отношений между Россией и США нет. Но реализации так и не последовало, поэтому я называю эти отношения конструктивными лишь потенциально.

Напомню, что президент США уже встретился с руководителями почти всех ведущих стран мира - Китая, Японии, Германии, Великобритании, Франции, Индии. А встречу с Владимиром Путиным, которая, по некоторым прикидкам, первоначально намечалась на весну этого года, все время откладывали, прежде всего из-за истерической антироссийской кампании, развернутой противниками Трампа, а также врагами России в Соединенных Штатах. Почти полгода Трампу мешали встретиться с Путиным. Держали за руки, за фалды пиджака, пытались создать климат, в котором такая встреча оказалась бы невозможной.

Но решение, что она состоится "на полях" саммита G20 в Гамбурге, все же было принято, и сорвать эту встречу не смогли даже самые упорные противники российско-американских отношений. Кстати, до самого последнего момента со стороны части советников Трампа прилагались усилия, чтобы свести ее к чисто формальному знакомству и общению, чуть ли не стоя в одном из коридоров саммита "Большой двадцатки". Однако сам Трамп склонялся к тому, чтобы это была полноформатная встреча. И хотя в его администрации есть люди, которые пытались президента отговорить, мотивируя это тем, что полноценные переговоры могут стать поводом для новых наскоков со стороны его противников в США, все же было принято решение именно о такой встрече. Так что в Гамбурге состоится не просто личное знакомство Путина и Трампа, что важно само по себе, но и диалог по ряду ключевых вопросов, прежде всего, по Сирии и Украине. Причем наиболее перспективным направлением может стать Сирия, так как здесь у обеих стран есть общий признанный противник в лице ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая группировка - прим. "РГ") и есть некоторый опыт взаимодействия на уровне военных. Кроме того, администрация США периодически дает понять, что свержение Асада не является ее главной задачей в Сирии. Нельзя исключить также, что речь пойдет и о поисках путей решения проблемы Северной Кореи. Есть много вопросов, которые требуют углубленного диалога между двумя президентами, в том числе и вопросы двусторонних отношений.

На прошедшем в конце июня международном научно-экспертном форуме "Примаковские чтения" выступал патриарх американской дипломатии, последний из могикан "большой политики" ХХ века Генри Киссинджер. Он, по его словам, настроен оптимистично и считает, что мы находимся "в начале нового этапа российско-американских отношений". К сожалению, Киссинджер не ответил на вопрос, когда же начнется этот новый этап. И все же для очень сдержанного оптимизма, как мне кажется, есть некоторые основания. Руководитель госдепартамента США Рекс Тиллерсон недавно сформулировал так называемые "три пункта по России" в качестве основы для взаимодействия с Москвой. Из них ясно, что без России не решить задачу уничтожения ИГИЛ, нераспространения ядерного оружия, выхода из сирийского кризиса и достижения международного соглашения о кибербезопасности. И это тоже наводит на мысль, что Дональд Трамп все же отбросит возражения той части его советников, которые считают, что разговор с Владимиром Путиным должен быть максимально формальным и минимально длительным. К тому же, у Трампа есть качество, которое отсутствует у многих из тех, кто правит сейчас бал в политическом Вашингтоне, - здравый смысл. Он понимает, что Америка не способна справиться со всеми этими проблемами в одиночку, какой бы мощной и сильной она ни казалась. Это показали Ирак, Ливия, Афганистан, это показывает теперь и Сирия.

Решение Москвы приостановить выплату взносов в Совет Европы - важный сигнал для руководства организации

В любом случае эта встреча не может ухудшить положения дел, потому что все признают, что российско-американские отношения находятся сегодня на самой низкой точке со времен "холодной войны". А вот улучшить может - именно за счет того, что два политика, которые стоят на позициях здравого смысла, смогут, наконец, соотнести свои подходы. Именно поэтому, чтобы максимально затруднить Трампу результативную встречу, в американской печати продолжается разнузданная антироссийская кампания. По всей вероятности, не будет ни совместного заявления, ни пресс-конференции. Это будет именно личная беседа. Но важно, чтобы она носила содержательный характер. Если так произойдет, то это само по себе будет важным результатом.

Говорят, что СМИ - это четвертая власть, но в последнее время складывается впечатление, что в США она стала первой…

Алексей Пушков: Нет, американские СМИ никогда не были и не являются первой властью. На мой взгляд, они не являются властью вообще. Должен огорчить главных редакторов CNN, Washington Post, New York Times и так далее. Для меня очевидно, что СМИ в Соединенных Штатах играют преимущественно обслуживающую роль по отношению к властным группировкам. Единственное, с чем, пожалуй, не буду спорить, - так это с тем, что американские СМИ являются составляющей частью мощных властных группировок и политических кланов. Уже упомянутые мной, безусловно, относятся к проклинтоновскому клану - той мощной коалиции, включающей в себя демократическую партию и часть республиканской партии, которая мечтает об импичменте Трампа. СМИ в США обеспечивают влияние правящих кланов и властных структур на американское общественное мнение и сознание. Но они утратили какую бы то ни было самостоятельную роль, если она у них и была. Четвертая власть - это когда СМИ занимают достаточно самостоятельную позицию по отношению к происходящему в стране. Такой самостоятельности я не вижу уже давно. Где они были, когда администрация Джорджа Буша-младшего фальсифицировала данные о наличии оружия массового уничтожения у Ирака? Они ни в чем не стали разбираться, а дружно ринулись воспроизводить все выдумки, всю ложь администрации Буша. Причем со стороны администрации эта ложь была сознательной. В минобороны США тогда была создана специальная группа "Б", которая из данных разведки, поступающих из Ирака, отбирала только те, которые косвенно указывали на возможность наличия там оружия массового поражения. А СМИ США играли роль такой же группы "Б", но только на информационном поле.

Точно так же американская пресса поддерживает позицию США по Украине: сообщает о том, что в Одессе люди чуть ли не сожгли себя сами, что неонацистов на Украине нет, что это, видите ли, новая молодая "вибрирующая" демократия. В Сирии пресса США парадоксальным образом поддерживает те силы, которые глубоко враждебны Соединенным Штатам и участвовали в нанесении террористического удара по Нью-Йорку и Вашингтону 11 сентября 2001 года. Кто в Сирии сражается против правительства Башара Асада? Большая часть боевиков - это "Аль-Каида" (запрещена в РФ - прим. "РГ") в разных формах и близкие к ней радикальные группировки. Но основные американские СМИ это совершенно не смущает - именно этим силам они хотят помочь прийти к власти в Дамаске.

Все это указывает на то, что американская пресса не имеет независимой позиции. Она встраивается в политические кампании, которые ведут либо правительство США, либо противоборствующие властные кланы. В ходе последних выборов почти все мейнстрим-медиа участвовали в том, чтобы "утопить" Дональда Трампа. До такой степени, что в США CNN стали с сарказмом называть "Clinton News Network" - "Сеть Новостей Клинтон". Затем эти же СМИ стали горячо поддерживать всю ложную информацию, которую вбрасывали противники Трампа о его мнимых связях с Россией. И не только поддерживали, но и сами эту информацию генерировали. Трамп не случайно назвал CNN "лживыми новостями" - "fake news". К этой категории следовало бы отнести и ряд других ведущих телекомпаний и изданий США. В мае-июне этого года произошло несколько громких скандалов вокруг их публикаций и материалов. Дело дошло до того, что CNN пришлось снять со своего сайта одну из таких лживых публикаций и даже уволить ее авторов. В ряде "фейков" уличили и ведущую газету США New York Times. Кстати, именно она опубликовала в свое время липовый доклад бывшего британского разведчика и создателя целой системы мифов о том, что Трампа, когда он был в России, чуть ли не завербовали. А позже автор заявил, что доклад основан на непроверенной информации. То есть сам от него отказался. И когда директора ФБР Джеймса Коми спросили, есть ли у него доказательства связей команды Трампа с Россией, тот ответил: "Нет, таких доказательств нет". Так что СМИ США - никакая не власть, а всего лишь пропагандистский инструмент по созданию альтернативной ложной реальности, отвечающей интересам власти или правящих кланов США, но имеющей отдаленное отношение к действительности.

На днях были продлены антироссийские санкции в Евросоюзе. И, как всегда, их увязывают с выполнением Минских соглашений. Есть ли какой-то выход из этого замкнутого круга?

Алексей Пушков: На мой взгляд, Евросоюз продлевает санкции даже не из-за Минских соглашений, а потому, что это некий наименьший общий знаменатель для всех стран ЕС. Сегодня Евросоюз сталкивается с целым рядом внутренних расколов. Есть раскол по объему полномочий Брюсселя, раскол по квотам для мигрантов. В ЕС обсуждаются возможные санкции против Польши, Венгрии, Чехии и Словакии, которые не хотят принимать беженцев. И если ЕС поставит на обсуждение еще и вопрос о санкциях, то и тут не обойдется без раскола. Потому что семь-восемь стран, таких, как Венгрия, Италия, Греция, Словения, Кипр, Австрия, Испания, Словакия, вполне возможно, будут против. Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, которая является негласным лидером Евросоюза, не хочет такого раскола, поэтому санкции продлеваются автоматически. Это уже не столько политика, сколько политическая инерция. Санкции ничего не дают, никуда не двигают ситуацию, да и не уничтожают российскую экономику. Более того, некоторые отрасли нашей экономики даже выигрывают от них. И, тем не менее, Евросоюз уже встал на эту позицию и боится ее менять, хотя санкции и не приносят желаемого результата.

Два политика, которые стоят на позициях здравого смысла, смогут, наконец, соотнести свои подходы

Алексей Константинович, на днях глава МИД России Сергей Лавров уведомил генсека Совета Европы Турбьерна Ягланда о намерении Москвы приостановить выплату взносов за 2017 год до тех пор, пока не будут полностью восстановлены полномочия национальной делегации. Вы возглавляли нашу делегацию в ПАСЕ с 2012 по 2015 год, когда Россия окончательно решила уйти из Ассамблеи. По вашему мнению, есть ли вообще смысл в дальнейшем участии России в работе ПАСЕ?

Алексей Пушков: Сейчас смысла нет никакого. На данный момент там взяли вверх антироссийские силы, и возвращение России в Парламентскую ассамблею в таких условиях противоречит нашим интересам. На июньской сессии ПАСЕ разгорелся очередной скандал - председателя ПАСЕ Педро Аграмунта обвинили в том, что он слишком мягко ведет себя по отношению к России, осудили его за визит в Сирию и встречу с президентом Башаром Асадом. В итоге русофобская часть парламентской ассамблеи во главе с Украиной - это меньшинство, но очень активное - добилось изменения устава ПАСЕ: в него ввели норму, которая позволяет объявить импичмент председателю. Это сделано для того, чтобы уже на октябрьской сессии Аграмунт перестал возглавлять Ассамблею. По этому поводу один из членов ассамблеи с грустью написал мне несколько дней назад: "Похоже, что Украина захватывает Парламентскую ассамблею Совета Европы".

В апреле 2014 года мы первый раз ушли из ПАСЕ из-за санкций. В январе 2015 года вернулись, убедились, что наше решение было верным, и ушли уже надолго. Пока не будут восстановлены наши права, Россия не собирается возвращаться в ПАСЕ. В этом смысле решение Москвы приостановить выплату взносов в Совет Европы - важный сигнал для руководства этой организации. Россия не собирается безропотно финансировать структуру, в рамках которой нарушаются права ее делегации. Руководство СЕ долго делало вид, что ПАСЕ - это такой бестолковый парламентский клуб, за который сам Совет Европы не несет ответственность. Но ПАСЕ - часть Совета Европы, и государства-члены, как и руководство СЕ, должны отвечать за то, что там творится.

А сейчас тон там задают наиболее крикливые русофобские элементы, то есть депутаты из Литвы, Латвии, Эстонии, Украины, сторонники Михаила Саакашвили в Грузии. Кстати, любое наше появление там расценивалось как повод для начала очередного антироссийского карнавала.

Я считаю, что в нашей работе там до 2014 года был определенный смысл. Да, были конфликты, в том числе очень острые, вокруг Сирии. Была непростая ситуация с докладом о смерти адвоката Сергея Магницкого. Но все же у нас были сильные позиции: глава нашей делегации в моем лице был председателем группы Европейских демократов, объединявшей 83 европейских депутата, и представлял эту группу в президентском совете Парламентской ассамблеи, то есть у нас была определенная возможность воздействовать на процесс принятия резолюции и на выработку позиций ПАСЕ. Но когда, пользуясь драматической ситуацией на Украине, антироссийское лобби в ПАСЕ, кстати, очень обеспокоенное успехами России по увеличению своего влияния в этой организации, решило взять реванш, наше пребывание там стало контрпродуктивным. Сейчас мало кого волнует, что происходит в ПАСЕ. Решения этой организации носят консультативный характер, резолюции не обязательны даже для Совета Европы. Так что они могут писать все, что угодно - это не имеет никаких практических последствий. А пишут они всякую неосуществимую ерунду, бессмысленность которой прикрывается радикализмом требований. Пребывание в такой организации, где обслуживание геополитических интересов Запада взяло вверх над заявленными принципами защиты прав и свобод человека, верховенства закона и демократии, в настоящее время лишено для нас всякого смысла. В перспективе под влиянием изменений в политике Евросоюза или, возможно, позитивных сдвигов в международной ситуации, если русофобское крыло окажется в роли крикливого, но всего лишь меньшинства, мы можем пересмотреть принятое решение. Но на сегодняшний день я не вижу ни смысла, ни перспективы, ни интереса России к возобновлению деятельности нашей делегации в ПАСЕ.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "Российской газеты"

Власть Позиция Законодательная власть Совет Федерации Россия и США
Добавьте RG.RU 
в избранные источники