Новости

13.07.2017 03:57
Земляки
Проект: В регионах

Меридиан Сливина

Бывший капитан сейнера организовал на Сахалине безотходное производство рыбной продукции
Виктор Сливин прибыл на Сахалин 21-летним пареньком. Почти четверть века отдал морю. Был успешным капитаном рыболовного сейнера, а сегодня руководит одним из лучших рыбоперерабатывающих предприятий островного региона.
Виктор Сливин: Я весь в деда — по-хорошему зол, крепок и уверен в себе. Фото: Сергей Красноухов/РГ Виктор Сливин: Я весь в деда — по-хорошему зол, крепок и уверен в себе. Фото: Сергей Красноухов/РГ
Виктор Сливин: Я весь в деда — по-хорошему зол, крепок и уверен в себе. Фото: Сергей Красноухов/РГ

Баку - Южно-Сахалинск

- Когда собачий лай растекается по лесу - это настоящая музыка. Выход с медведем один на один для мужчины лучшая проверка. Через несколько секунд становится ясно, кто кого, - говорит Виктор Дмитриевич.

Охота на медведей - его самая большая страсть. Говорит, что "дуэль" с хозяином тайги происходит на расстоянии от 50 до 10 метров. На сколько зверь подпустит.

- Бить медведя на реке, когда он ловит рыбу, - занятие нехитрое. То ли дело в лесу его выследить. Это азарт, испытание духа. И потом особи меньше 350 килограммов мне неинтересны, - заявляет охотник.

У Сливина седая шевелюра, фигура мальчишки, модный, изящно повязанный шарф. От этого человека веет благородством и надежностью.

Детство Виктора прошло в Азербайджане, куда мальчишкой сбежал его дед, спасаясь от репрессий. Будущий моряк учился хорошо, много читал, закалял характер. После окончания школы поступил в Бакинскую мореходку.

- Мы жили скромно, на мою учебу в институте денег в семье не было. Училище же одевало курсантов в красивую форму, мы там были на полном довольствии, - рассказывает Сливин.

Получив диплом, Виктор купил билет до Южно-Сахалинска. С собой у него был легкий чемодан и сторублевая купюра.

На дворе стоял 1973 год. Сахалин встретил Виктора сугробами высотой по грудь. Потом его ждало другое потрясение. Когда он, книжный мальчик, впервые ступил на рыболовный сейнер, ему показалось, что там не было ни одного трезвого человека.

- Море штормит, волны через борт, вокруг мат-перемат. Было впечатление, что попал на пиратскую шхуну, - вспоминает Виктор Дмитриевич.

Говорит, что отчаяния не было - не тот характер! А вот удивляться на первых порах не переставал.

Его первый капитан Геннадий Самсонович Винзиренко разговаривал исключительно отборным, соленым матом. Люди держались на судне максимум три-четыре месяца.

Как-то ночью механик Сливин позволил себе разбудить капитана - ситуация требовала его незамедлительного вмешательства. В ответ - трехэтажные потоки брани.

- Я после этого ушел в свою каюту и не показывался. Через три дня капитан потоптался у порога и сказал: "Ну ты это, давай, выходи". Такова была высшая степень извинения из уст этого морского волка, - уточняет Сливин.

Сегодня Виктор Дмитриевич уверен, что именно капитан Винзиренко сделал его моряком.

- Он научил меня всему, - замечает Виктор Дмитриевич.

"Тебя уважают, когда ты лучший..."

Почти двадцать пять лет Виктор Сливин простоял на капитанском мостике сейнера Сахалинского рыболовецкого колхоза имени Котовского.

- Капитанов много, а настоящих - единицы. В море ходило до трехсот судов, а в лидерах - несколько экипажей. Все дело в капитане. В том, как он сумел организовать сложный процесс промышленной рыбалки, - убежден Виктор Дмитриевич. - Рыбацкая стезя особая, ни на что не похожая. Поймал - молодец! Не поймал - неудачник. Только так.

Авторитет капитана основан исключительно на реальных делах.

"Рыбацкая стезя особая, ни на что не похожая. Поймал - молодец! Не поймал - неудачник"

- Когда ты крепишь швартовый быстрее и лучше других, только тогда тебя будут уважать. Все остальное - слова, которые в море веса не имеют,- говорит Виктор Дмитриевич.

Себя он характеризует одним словом - суровый.

- Я весь в деда, который был зол, крепок и уверен в себе.

Сливин начинал свою морскую биографию, когда условия рыбацкой жизни были жестокими. По нескольку месяцев моряки пили опресненную воду, а провизию держали в "холодильниках" - деревянных ящиках, установленных на палубе. При малейшем потеплении их содержимое портилось.

Миг рыбацкого счастья - когда сейнер швартуется под праздничную медь оркестра. Когда на берегу в толпе встречающих жена и дети.

- Удивительное дело. И необъяснимое: пару недель на берегу - и на мне снова лица нет. Я хочу в море, - признается Виктор Дмитриевич.

Рыболовецкий колхоз имени Котовского он считает своим самым важным университетом. Здесь моряк Сливин прошел путь от помощника механика до председателя.

Отходы - в доходы

В 1990-е моряков на берегу встречали бандиты, которые, не стесняясь и не боясь никого, отбирали у них все - от подержанных японских иномарок до улова.

Рыболовецкий колхоз не выдержал шторма на суше. Тогда Виктор Дмитриевич в родном селе Стародубском возглавил новое рыбоводное предприятие "Меридиан". Здесь выращивают мальков лосося, добывают рыбу и перерабатывают ее.

В прошлом году в Долинском районе Сахалина усилиями Сливина появилась фирма с говорящим названием "Чистый остров", которая стала частью рыбопромышленного холдинга. Здесь из отходов горбуши и кеты, которые десятилетиями закапывали в землю или спускали в море, получают высококлассный и полезный рыбий жир.

Виктор Сливин к береговой жизни привыкал сложно. И здесь пригодился морской характер!

- Пока кто-то родину приватизировал и продавал, мы созидали. У нас полностью замкнутый цикл - от воспроизводства рыбы до полной переработки, - рассказывает Виктор Дмитриевич.

У него фигура бакинского курсанта - все тот же 71 килограмм.

- Я дня не живу без гимнастики. Даже в самолете умудряюсь отжиматься, - улыбается Сливин.

Морской волк силен и крепок даже на берегу.

Прямая речь

Сергей Ом, заместитель руководителя агентства по рыболовству Сахалинской области:

- Виктор Дмитриевич Сливин - человек дела и слова. Он успешно руководит одним из крупнейших рыбопромышленных холдингов, пользуется большим и заслуженным авторитетом на Сахалине.

Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Сахалинская область