Новости

17.07.2017 22:00
Рубрика: Культура

Верди на Востоке

Риккардо Мути выступил с объединенным ирано-итальянским оркестром
Один из самых значимых музыкальных проектов современности, по сути, означающий созидающий гуманистический жест в обстановке политических противостояний, санкций и войн, уже двадцать лет осуществляют итальянский маэстро Риккардо Мути и его супруга - продюсер и оперный режиссер Кристина Маццавиллани Мути. Их проект, названный "Дороги дружбы", ежегодно проходит в самых разных точках мира и в этом году состоялся в Тегеране и Равенне, где сводный состав итальянских и иранских музыкантов под руководством Риккардо Мути исполнял музыку Джузеппе Верди.
Чтобы проложить "Дорогу дружбы" в Иран, надо было привезти туда музыку Верди. Фото: Предоставлено пресс-службой Равеннского фестиваля Чтобы проложить "Дорогу дружбы" в Иран, надо было привезти туда музыку Верди. Фото: Предоставлено пресс-службой Равеннского фестиваля
Чтобы проложить "Дорогу дружбы" в Иран, надо было привезти туда музыку Верди. Фото: Предоставлено пресс-службой Равеннского фестиваля

Неудивительно, что "Дороги дружбы" родились в Равенне, древнем итальянском городе, на небольшой территории которого столкнулись разные эпохи, религии, цивилизации - Римская империя и варварство, византийские влияния и папство, следы Венецианской республики и мистической "Божественной комедии" Данте, синтезировавшей в себе антологию мира. Прах Данте покоится здесь же, в равеннской гробнице, под стенами церкви Сан-Франциско. Сам город - настоящая сокровищница искусств, перекресток культур, запечатленных в красоте не блекнущих от времени мозаик, в роскоши золотых, фиолетовых, бирюзовых цветов, античных и византийских орнаментов, в библейских ликах, сияющих на стенах и сводах храмов и базилик. В 1990 году здесь появился основанный Риккардо и Кристиной Мути музыкальный фестиваль, имеющий мультикультурный формат - музыка, театр, поэзия, кино, балет, и культурологический вектор, направленный каждый год на новую тему. За 28 лет девизами фестиваля были и дантевская "Любовь, что движет солнце и другие звезды", и "Путешествие между символизмом и утопией", "Долгий путь к свободе", "Свет на пути в Дамаск", "Моцарт", "Пилигримы и странники", "1914. Год, который изменил мир". Нынешний фестиваль под девизом "Шум времени" обратился к теме 100-летия Октябрьской революции, которая в ракурсе европейского взгляда не только привела к падению царской империи, но и радикально изменила повседневную реальность, мышление, идеалы общества, саму страну, футуристическая революционная эйфория в которой довольно быстро сменилась разочарованиями, тоталитаризмом, диктатурой сталинизма. На фестивале была представлена футуристическая опера на стихи Алексея Крученых "Победа над солнцем" (спектакль театра Стаса Намина), звучала музыка Дмитрия Шостаковича - Седьмая симфония в исполнении Заслуженного коллектива Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова, Первый концерт для фортепиано и трубы с оркестром (солисты Денис Мацуев и украинец Богдан Дехтярук), а также заказанный Равеннским фестивалем проект под названием "ErosAntEros 1917" - на стихи Александра Блока, Владимира Маяковского, Велимира Хлебникова, Сергея Есенина, Бориса Пастернака, Михаила Гершензона с музыкой Восьмого квартета Шостаковича, посвященного жертвам фашизма и войны. В зале Библиотеки Данте состоялся "Урок истории" с участием поэта Ольги Седаковой, украинского теолога и философа Александра Филоненко и католического епископа Москвы Паоло Пецци.

Музыка больше, чем экономика, политика, вербальные языки способна касаться струн человеческой души - она не требует перевода

На фестивале был представлен также крупный культурологический блок - "Поход в Индию", посвященный 70-летию обретения независимости Индией. В концертах звучала индийская классика - карнатическая музыка (южная Индия) и хиндустани (северная Индия). Известная ситаристка, актриса и композитор, дочь легендарного музыканта Рави Шанкара Анушка Шанкар представила свою новую работу "Земля золота" (в Театре Диего Фаббри в Форли). Выступали на фестивале и Мюнхенский филармонический оркестр с Семеном Бычковым и Кириллом Гернштейном, исполнившие Первый концерт Чайковского для фортепиано с оркестром во второй авторской редакции, и знаменитый Чикагский детский хор, объединяющий в своем составе молодых людей из разных социальных слоев. Обаятельное вокальное шоу, показанное чикагцами в храме Сан-Джакомо в Форли и названное "От Леонарда Бернстайна до Джастина Тимберлейка", представило дерзкое попурри из протестантских песнопений, спиричуэлса, музыки Бернстайна, хитов Майкла Джексона и Тимберлейка. Финалом фестиваля в Равенне станет гала-концерт звезд русского балета "Светлана Захарова и ее друзья" в Палаццо Мауро де Андре. А в ноябре развернется вторая часть фестиваля - оперная, где по традиции представят триптих - на этот раз в разрезе "рубежа ХХ века": "Сельская честь" Пьетро Масканьи, "Паяцы" Руджеро Леонкавалло и "Тоска" Джакомо Пуччини.

С историей этого Равеннского фестиваля и связан уже двадцать лет гуманитарный музыкальный проект "Дороги дружбы".

Из Италии в Иран

Риккардо Мути убежден, что музыка больше, чем экономика, политика, вербальные языки, способна касаться струн человеческой души - она не требует перевода. Именно поэтому, начиная с первого исторического концерта в 1997 году в Сараево, Мути проводит свой проект "Дороги дружбы" в разных городах и проблемных точках мира.

Риккардо Мути: Двадцать лет назад мы были глубоко потрясены трагедией, случившейся в Сараево, и хотели передать наше послание о ценности понятий братства, мира, любви. Мы отправились в Сараево с оркестром и хором Ла Скала на военном самолете, так как аэропорт для гражданских рейсов был закрыт. И люди были благодарны нашему порыву: все вместе мы собрались в разрушенном бомбами городе и провели концерт на специально сооруженной арене для 9000 человек. Мы пригласили выступить с нами Симфонический оркестр и Государственный хор Сараево. Я уверен, что музыка разрушает все барьеры и недоразумения, потому что слова могут быть поняты неправильно, а музыка всегда воспринимается через сердце.

За двадцать лет "Дороги дружбы" прошли через Бейрут, Нью-Йорк, Москву, Стамбул, Каир, Дамаск, Найроби, Токио и другие точки мира, собирая везде многотысячную аудиторию - на открытых площадях и в концертных залах городов.

Риккардо Мути: Некоторые места, где мы выступали, для меня особенно важны - например, Дамаск, где я репетировал с сирийским оркестром молодых музыкантов. У них была и консерватория, и красивый оперный театр, и прекрасная площадка для драматических постановок. Не знаю, что осталось там сегодня, но уверен, что посыл, который мы пытались тогда донести, актуален и сейчас. Вспоминаю Найроби, где с нами выступали кенийские музыканты и хор местных женщин и детей. Мы играли итальянскую музыку, а дети пели "Va, рensierо" - знаменитый хор из "Набукко" Верди. Я был чрезвычайно впечатлен подготовкой хористов и их произношением - это было намного лучше, чем во многих зарубежных оперных театрах. Еще один важный для меня концерт состоялся в 2010 году в Триесте, где три президента - президент Итальянской Республики, президент Словении и президент Хорватии, впервые собрались вместе после войны. Музыканты оркестра "Луиджи Керубини" и оркестров Словении и Хорватии играли воодушевленно вместе, прозвучали и гимны трех стран. Президенты были горды, что встреча прошла по-настоящему на дружеской ноте.

Но самый сложный и, можно сказать, сенсационный концерт "Дорог дружбы" состоялся только что в столице Ирана в Vahdat Hall. Риккардо Мути привез в Тегеран сводный оркестр из музыкантов "Луиджи Керубини" и других итальянских оркестров, известных певцов и хор Муниципального театра в Пьяченцо.

Итальянцы исполнили в Тегеране музыку Верди вместе с музыкантами местного симфонического оркестра под руководством Шардада Рохани и Тегеранского хора. Безусловно, этот концерт, собравший на сцене более двухсот музыкантов из Ирана и Италии, войдет в историю как пример гуманистического жеста, преодолевающего конфронтацию и тупиковые политические решения, не способные адекватно отвечать на насущную проблему человеческой цивилизации - мира между государствами.

Трудность в осуществлении этого проекта состояла не столько в политической ситуации, сколько в том, что после Исламской революции 1979 года музыка в стране на многие годы оказалась под запретом. Оперный театр в Тегеране был закрыт, творческая жизнь иранских оркестров практически остановилась.

Как пример, два года назад в Тегеране оркестру запретили исполнять гимн Ирана на мероприятии из-за того, что среди музыкантов были женщины. Только при нынешнем президенте Хасане Рухани ситуация стала постепенно меняться. "Мы ждали переизбрания г-на Рухани, - заметил Мути, - открывающего двери для более широкого видения будущего, и после многих месяцев "да", "нет", "да", "нет" мы получили наконец согласие на наш концерт. У меня не было ни малейших колебаний ехать туда". Для музыкантов же Тегеранского симфонического оркестра и их руководителя, дирижера и композитора Шардада Рохани этот концерт стал не только уникальной возможностью работать со знаменитым маэстро, но и абсолютным прорывом страны к новому культурному и гуманитарному пространству.

Шардад Рохани: Это вообще первый случай в истории, когда иранские музыканты работают в одном составе с итальянскими. До революции в Иране была богатая музыкальная жизнь, в Тегеран приезжали выступать великие музыканты: Герберт фон Караян, Зубин Мета, Владимир Горовиц, балет Мориса Бежара и другие. Потом наступил тяжелый период для музыкальной жизни страны. Но сейчас у нас наблюдается невероятный подъем интереса к классической музыке, и ни один наш концерт не проходит без аншлага. Мы выступаем два-три раза в неделю, исполняя музыку Рахманинова, Чайковского, Бетховена, Брамса и т.д. Фонд "Рудаки", наш работодатель и спонсор оркестра, предоставляет мне право самому выбирать тот или иной репертуар. Этот пункт прописан в моем контракте.

Как сегодня устроена жизнь иранских оркестров? Где музыканты получают образование?

Шардад Рохани: У Тегеранского симфонического оркестра богатейшая история, начинавшаяся в далеком 1933 году. Сегодня в его составе 86 штатных музыкантов и 60 внештатных. За последние годы произошла смена поколений: многие музыканты ушли по возрасту, кто-то эмигрировал в США, кто-то занялся преподаванием. Большинство артистов молоды: средний возраст - около 23 лет. В основном все наши музыканты окончили Тегеранскую консерваторию (в Тегеране их две - мужская и женская). Но надо сказать, что хотя классическая музыка и популярна в Иране, нам приходится сталкиваться с трудностями, в том числе, с проблемой недостаточной поддержки - и финансовой, и общественной. Государство оказывает нам посильную помощь: музыканты имеют постоянную ставку, работают 5 дней в неделю, но зарплата их несопоставима с оплатой в оркестрах других стран, и им приходится  искать побочный заработок.

Вторая проблема - качество музыкальных инструментов: итальянских инструментов в оркестре нет вообще, играем мы на китайских и иранских инструментах, и большинство из них достигли уже 40-летнего возраста, что для звучания, скажем, медно-духовой группы  критично. Нет у нас и зала для выступлений оркестра. Vahdat Hall строился как оперный зал, правда, в последний раз опера игралась здесь в 1979 году.

После революции этот концерт - одно из наиболее значимых событий в культурной истории Ирана?

Шардад Рохани: В Иран приезжают артисты из других стран, в том числе, из Италии. Но именно этот приезд маэстро Мути и тот факт, что он дирижирует Иранским симфоническим оркестром - огромный прорыв для иранской классической музыки. В составе сводного оркестра - 54 иранца и 52 итальянца. Вообще, вы могли заметить, что аудитория тегеранского зала достаточна молода, в то время, как в той же Вене и других европейских залах концерты классической музыки - удел людей более зрелого возраста. Конечно, интерес молодых иранцев к концертам связан и с определенными запретами в обществе, лишающими людей развлечений и досуга. В Иране нет клубов, нет дискотек, что, возможно, увеличивает интерес к классической музыке. Так что я оптимистично настроен в отношении будущего классической музыки в Иране.

Между тем не все планы "Дорог дружбы" удалось осуществить в Иране. Оказалось, что по религиозным законам страны женщины не могут выступать на сцене соло, в том числе исполнять оперные арии. В результате на тегеранской сцене выступал мужской состав солистов, потрясший публику ариями и дуэтами из "Дона Карлоса", "Макбета", "Симона Бокканегры" Верди - тенор Пьеро Претти, баритон Лука Сальси и бас Риккардо Занеллато. В программе звучали также хоры и увертюры из оперных сочинений Верди. Женский состав оркестра и хора должен был выступать в платках. Не удалось провести и трансляцию концерта по причине существующего в Иране запрета на показ по ТВ музыкальных инструментов. Осуществить запись и трансляцию исторического события удалось уже в Италии, в Равенне, где спустя два дня была повторена та же программа, с тем же ирано-итальянским составом в огромном зале в Палаццо Мауро де Андре, с воодушевлением принявшим этот проект.

Прямая речь

Риккардо Мути резюмировал свой маршрут "Дорог дружбы" на Восток:

- Я посетил Тегеран с большим восхищением и любовью к иранскому народу. Я родом из страны с мощными культурными традициями, история которых насчитывает больше 2000 лет. Культурная история Ирана тоже датируется тысячами лет. И я думаю, что странам с такой большой историей легко наладить контакт. Нашим проектом мы хотим продемонстрировать, что все мы на земле - одинаковые, что не имеет никакого значения, к какой стране, религии или расе люди принадлежат - с помощью музыки мы можем ощущать себя братьями и сестрами.  И наш выбор программы в Тегеране - Верди, был правильным. Потому что музыка Верди - это абсолютное воплощение итальянского духа и в то же время это универсальная музыка - сердец и идеалов людей, их боли, их любви. Верди понимают везде - в Китае, Австралии, Южной Америке, Корее, Тегеране. И для того, чтобы проложить "Дорогу дружбы" в Иран, нам достаточно было музыки Верди.

Кстати

С музыкой Верди у Риккардо Мути связан новый образовательный проект. С прошлого года маэстро проводит в Равенне Итальянскую оперную академию для молодых дирижеров. Обучение длится 2 недели и включает в себя открытые репетиции маэстро с дирижерами, выбранными им по конкурсу. В этом году с 1 по 14 сентября в Театре Алигьери Мути будет учить, как надо исполнять "Аиду" Верди.

Риккардо Мути: Много лет я работаю над тем, чтобы сделать музыку Верди понятной, очистить ее и убрать ту "тяжесть", которую придают ей плохие дирижеры и певцы. Мы привыкли уже к тому, что критики восхваляют духовную наполненность музыки Моцарта, Бетховена, Штрауса, Вагнера, Малера, а итальянские композиторы описываются ими как развлекательные, приятные, но без какого-либо духовного смысла. Необходимо исправить эту ошибку. Именно поэтому для меня было важно создать Итальянскую оперную академию. Моя работа в академии способствует восстановлению лучших музыкальных традиций.

Моим учителем был Антонио Вотто, а он был учеником Артуро Тосканини. Думаю, что их мощный урок дирижирования должен быть передан новым поколениям.

Подробности на сайте:

http://www.riccardomutioperacademy.com/en/

(Перевод Натальи Кутеповой)

По законам Ирана женщины не могут выступать на сцене соло, а в оркестре должны играть в платках. Фото: Предоставлено пресс-службой Равеннского фестиваля