Новости

27.07.2017 21:00
Рубрика: Культура

И дамы прекрасны, и львы приручены

На Мальте поставили балет о временах русской императрицы
Идея этой мировой премьеры странна только на первый взгляд: большой спектакль с русским балетом приурочили к официальному поводу - 50-летию дипломатических отношений между Россией и Мальтой. Конечно, Россию с красивым и стратегически бесценным островом связывают узы гораздо более давние и даже тайные: в дни заката знаменитый Мальтийский орден признал великим магистром русского царя Павла I, давшего гонимым рыцарям приют.
Кому-то в "Хрустальном дворце" понравятся глубина чувств и пластика актеров, другие обратят большее внимание на идеи художника постановки. Фото: Reuters Кому-то в "Хрустальном дворце" понравятся глубина чувств и пластика актеров, другие обратят большее внимание на идеи художника постановки. Фото: Reuters
Кому-то в "Хрустальном дворце" понравятся глубина чувств и пластика актеров, другие обратят большее внимание на идеи художника постановки. Фото: Reuters

Но полувековая дата формально безупречна, ведь только в шестидесятых Мальта стала независимым государством и заново наладила связи. Европейский фонд поддержки культуры во главе с Константином Ишхановым, заручившись поддержкой российского посольства, министерства культуры Мальты и других серьезных партнеров, загорелся идеей отметить юбилей вместо сборного концерта-солянки полноценным спектаклем. Силы задействовали громадные: привлекли звезд балета и оперы Большого театра, известных драматических артистов, Мальтийский филармонический оркестр и даже местные детский хор Stagecoach и балетную школу, ведущую родословную от русской эмиграции 1917 года. Премьеру принял самый престижный концертный зал Мальты, собравший международный бомонд во главе с президентом, министром иностранных дел Мальты и российским послом.

Две сотни костюмов, сделанных вручную, можно рассматривать долго и радостно

"Хрустальный дворец" вобрал много жанров и даже видов искусства - драму, оперу, балет, шоу. Действие происходит во времена недалекой императрицы Анны Иоанновны, скандально поженившей своих шутов в ледяном дворце и обруганной еще просвещенными современниками. Но сцена мнет историю под свои нужды, и от жестокой драмы авторы оставили лишь пунктир сюжета и абстрактно печальный финал. Плюс расцветили ее достоверными подробностями, так императрица (в отличие от прототипа красивая Мария Порошина) дает уйму устных приказов и обожает палить по птицам, гарцуя на живом коне. В целом же постановщики очень облагородили быт и нравы бироновского двора. Он превратился в роскошный французский гобелен с идеальной парковой перспективой, вдруг оживший во всех подробностях: ленивая охота с борзыми, переходящая в пикник, и слуги с полными снеди корзинами. А также дамы в изящных шляпах и кавалеры в шикарных камзолах, кружева, корсеты, воланы, райские птицы и - уже на занавесе - богини с прирученными львами. Всю эту усладу глаз с двумя сотнями эскизов костюмов, сделанных вручную под оком художника Елены Нецветаевой-Долгалевой, любитель барокко может рассматривать долго и радостно.

Но балетный глаз увидит не только роскошь исторических блокбастеров, но и шарм классических спектаклей: сбор графской свиты "Жизели", оживленный сад "Баядерки", сцену сна "Дон Кихота". В лучших мизансценах двор похож на королевский из "Спящей красавицы" - обилием париков, аутентичных подробностей вроде коляски в форме лебедя, несложных придворных танцев и общей галантности (постановка Екатерины Мироновой). Органичная для либретто и не царапающая слух зрителей постановки музыка Алексея Шора ее обрамляет.

И все же главная драгоценность постановки - ее звезды. Дуэт Шута и Шутихи, звездной семейной пары Иван Васильев (Михайловский театр) - Мария Виноградова (Большой театр), радовал даже не привычной для них виртуозностью, а тонким взаимопониманием: будто вечность проходит в ожидании ленивого купидона, не сразу пустившего в танцующую парочку стрелу любви. Безупречна опытная прима Большого Мария Аллаш, своей изысканностью в партии Феи-распорядительницы Сада цветов задающая тон всей сцене "белого" дивертисмента. Обаятельна и непосредственна сопрано Анна Аглатова, чья виртуозность и просто храбрость шли рядом: постановщики стилизовали под старину театральную технику, так что сопрано пела, летая на крепко привязанном к колосникам солнце.

Нежданно грустная финальная сцена, где двое обреченных влюбленных маются в прозрачном шаре, а дети из хора и балетной школы скользят вокруг белыми ангелами, напоминает, что обратная сторона красоты - всегда грусть. Как ее соединили с радостью - загадка сродни феномену крошечной Мальты, веками склеивающей разное - желания, привычки, культуры, смыслы.

Культура Театр Танец
Добавьте RG.RU 
в избранные источники