Новости

27.07.2017 20:44
Рубрика: Культура

Худсовет для дяди Федора

Новый директор "Союзмультфильма" Борис Машковцев рассказал о дальнейшей жизни легендарной анимационной студии
С начала 2017 года студия "Союзмультфильм" только и делает, что создает информационные поводы. В феврале министр культуры Владимир Мединский назначил председателем правления студии Юлиану Слащеву - известного медиаменеджера, которая ранее управляла телеканалом СТС. Слащева тут же заявила о новом этапе в жизни студии, переживавшей в последние 15 лет кризис - причем не только финансовый, но и идейный. Было объявлено, что "Союзмультфильм" переезжает в новое здание на улице академика Королева, где впоследствии будет создан Дом российской анимации. Кроме того, на новые проекты студии государство выделяет 500 миллионов рублей - это примерно десятая часть от общих расходов российского бюджета на кинематограф. В июле стало известно, что директором "Союзмультфильма" назначен Борис Машковцев - известный продюсер, один из основателей "Аэроплан студии", ответственной за выпуск анимационного сериала "Фиксики".
А сколько еще осталось до новых серий "Простоквашино", знают только сами мультипликаторы. Фото: Союзмультфильм А сколько еще осталось до новых серий "Простоквашино", знают только сами мультипликаторы. Фото: Союзмультфильм
А сколько еще осталось до новых серий "Простоквашино", знают только сами мультипликаторы. Фото: Союзмультфильм

Сразу после назначения новый директор студии дал интервью "Российской газете". В ходе беседы выяснилось, что студия и впрямь стоит на пороге серьезных преобразований.

Коммерция и социальная миссия

Ваше назначение директором произошло через несколько месяцев после того, как председателем правления "Союзмультфильма" стала Юлиана Слащева. За что конкретно отвечаете на студии вы?

Борис Машковцев: На "Союзмультфильме" есть дирекция, которая занимается оперативной деятельностью. И есть правление - это наблюдательный орган, который больше заботится о стратегии компании, о том, куда будет двигаться "Союзмультфильм". Изначально я приходил именно в правление. Поскольку одна из основных проблем "Союзмультфильма", из которой произрастают все остальные - это отсутствие конкретного вектора и ответа на вопросы, за что мы боремся и ради чего все это. Потому что обычный зритель в последние десятилетия наблюдал, что вот есть старая коллекция "Союзмультфильма". Она продолжает ротироваться. Но все очень смутно представляли, существует ли "Союзмультфильм" сейчас. А если существует, то чем занимается? "Союзмультфильму" временами народ приписывал коммерческие проекты, которые к нему не имели отношения. Потому что срабатывает стереотип, что раз массовое детское кино, значит, "Союзмультфильм".  В профессиональной среде существуют другие стереотипы - мол, "Союзмультфильм" существует, но делает только короткометражки. И непонятно, к чему стремится. Вот правление - оно о том, чтобы сломать эти стереотипы и создать студии другую репутацию.

За время фактического бездействия "Союзмультфильма" ситуация на рынке анимации поменялась кардинальным образом. Появилось много коммерческих студий - в том числе и ваш "Аэроплан". И они делают прибыльный и любимый народом продукт - "Фиксики", "Смешарики", "Лунтик", "Маша и медведь". Для чего тогда нужен "Союзмультфильм", если ниша уже успешно занята?

Борис Машковцев: Все-таки я надеюсь, что эта ниша будет разрастаться. В любом случае будут появляться новые игроки, новые проекты. И "Союзмультфильм" в этой нише тоже найдет свое место.

У вас амбиции не просто занять место в нише, а стать лидерами этого рынка?

Борис Машковцев: Да, у нас, естественно, есть лидерские амбиции. "Союзмультфильм" - уникальная структура, поскольку это государственная студия. Мы можем позволить себе заниматься вещами, за которые частная студия никогда не возьмется в силу экономических особенностей и исходно других задач.

Потому что помимо коммерческих функций у "Союзмультфильма" есть еще социальная миссия - как по отношению к зрителю, так и по отношению к индустрии. Это возможность делать рисковые проекты, которые впоследствии могут стать коммерческими. На сегодняшний день никто не стал бы рисковать и запускать подобные фильмы, потому что не гарантирован результат.

О каких конкретно проектах идет речь?

Борис Машковцев: Например, на "Союзмультфильме" исторически существует производство короткометражных фильмов. Сейчас оно экономически не очевидно. Поэтому те немногие студии, которые в России занимаются авторским короткометражным кино, находятся в состоянии выживания. Вроде бы они должны думать о высоком, а приходится все время бороться с низменным - с тем, чтобы  не упасть ниже порога окупаемости. "Союзмультфильм" может себе позволить не задаваться такими вопросами.

Нужно ли понимать ваши слова таким образом: теперь художнику-автору разумнее идти со своей рискованной идеей за грантом не в министерство культуры, а в "Союзмультфильм"?

Борис Машковцев: "Союзмультфильм" будет, естественно, только рад. Это не значит, что мы собираемся полностью занять эту нишу и не пускать в нее других игроков рынка. Другое дело, что "Союзмультфильм" как ни одна другая студия может успешно сочетать коммерческую и рисковую составляющие. Потому что здесь речь идет об экспериментальных проектах, которые потом могут вылиться в коммерческий проект.

Хотите сказать, что удачные короткие метры вы будете превращать в сериалы?

Борис Машковцев: Да. Короткий метр - хороший способ апробации творческой идеи или какой-то спорной технологии. Вот чем еще хорош "Союзмультфильм"? Тем, что здесь всегда уживались разные техники производства. Большинство современных студий заточены под какую-то одну технологическую линейку, потому что исторически они вырастали из какого-то одного проекта. У "Союзмультфильма" всегда была обратная структура, потому что была разнообразная техническая база. И сегодня за счет разношерстности цехов мы можем позволить себе смешение технологий, сильное визуальное разнообразие. Мы можем привлекать специалистов с достаточно специфическими навыками, которые умеют делать вещи, не слишком востребованные коммерческой анимацией.

А что, кстати, с материально-технической базой? В феврале министр культуры Владимир Мединский пообещал выделить 500 миллионов рублей на развитие "Союзмультфильма". Но тогда же он заявил, что дополнительно будет выделена некая сумма на модернизацию студии. Известно о каких деньгах речь?

Борис Машковцев: Да, средства уже выделены. Если говорить о технологической модернизации, то это где-то 250 миллионов рублей. Эта сумма достаточна для первого этапа обновления "Союзмультфильма". Как раз сейчас мы запускаем несколько проектов, которые сядут именно на эту новую техническую базу.

Советские бренды и новые проекты

Давайте об этих проектах и поговорим. Те творческие планы "Союзмультфильма", которые уже озвучены - они в основном про развитие старых советских брендов. Вы планируете перезапуск "Котенка по имени Гав", "Попугая Кеши", "Простоквашино". Это сознательная стратегия по использованию классической библиотеки студии? Если да, то пока это выглядит как очень консервативный, а вовсе не рискованный шаг.

Борис Машковцев: Это только толика стратегии. Поскольку эти названия всем известны, то слух цепляется в первую очередь за них. На самом деле ситуация ровно обратная. Вот, допустим, этим летом мы запускаем в производство пакет из семи проектов. И только один из них основан на уже существующем бренде "Союзмультфильма" - это "Простоквашино". Другие названия, которые вы перечислили - да, это планируется в будущем. Будем смотреть правде в глаза: у "Союзмультфильма" есть большая библиотека персонажей. И многие из них все еще зрителям интересны, из них можно дальше развивать творческие проекты. Что касается новых проектов, то мы стараемся пока о них не говорить, потому что они еще носят рабочий характер. Но уже зимой вы услышите о конкретных мультфильмах, которые будут выходить в течение следующего года на экраны.

Многих интересует судьба "Простоквашино". На какой стадии находится этот проект?

Борис Машковцев: Сейчас пишется сценарий. Именно возможность перезапуска проекта дала нам повод для того, чтобы осмыслить "Простоквашино" как сложную систему персонажей и идей. Мы начали с того, что взяли предыдущие три серии "Простоквашино" и попытались их проанализировать с позиции систематизации. Мы хотели понять, на чем строился успех мультфильма, почему проект получился таким живым. И выяснилось, что даже за этими тремя сериями стоит очень гармоничная, очень обширная Вселенная, которая дает очень большой запас прочности. То есть из "Простоквашино" идеальным образом можно продолжать делать долгий художественный проект.

Сколько серий вы хотите снять?

Из "Простоквашино" идеально можно продолжать делать художественный проект. На 30 серий

Борис Машковцев: Тридцать. То есть это на много лет вперед. Это очень удобная стартовая площадка, потому что мы в горизонте трех лет уже точно знаем, что у нас есть проект, который будет флагманом.

Озвучивать мультфильм, очевидно, будут совсем другие люди?

Борис Машковцев: Да. Не могу сейчас назвать точный состав актеров, потому что идут переговоры. Но, скорее всего, другие. Озвучание - это, кстати, одна из самых сложных вещей. Потому что графические персонажи в отличие от людей не стареют. А "Простоквашино" очень сильно завязан на личности актеров, которые озвучивали героев.

Полный метр и "совет старейшин"

"Союзмультфильм" также объявил о своих амбициях в области полнометражной анимации для кинотеатрального проката. Но это ведь совсем новая для студии история - даже в лучшие годы она специализировалась на телевизионных проектах.

Борис Машковцев: Немного не так. Раньше представление о полнометражной анимации было чуть-чуть другое. Вспомните такие фильмы как "Снежная королева", "Золотая антилопа", "Аленький цветочек"... Это была крупная форма. Но не такая крупная, как принято сейчас, где-то в районе 60 минут. Для детей, кстати, это как раз хороший хронометраж. Да и для проката удобный, если подумать. Но сейчас сильно изменились представления о том, как устроена зрительская аудитория. Она стала очень сильно сегментирована - то, чего раньше не было. Да и конкуренция на рынке велика - причем как среди отечественных студий, так и среди зарубежных. То есть это очень сложный рынок. "Союзмультфильм" тем не менее чувствует, что спустя какое-то время он будет в силах играть и на этом рынке.

Сколько лет вы отдаете на это?

Борис Машковцев: Думаю, спустя полгода мы начнем базовую разработку проектов, из которых мы хотели бы в будущем получить полнометражные фильмы. И в этот момент станет понятно, в каких экономических условиях мы будем их производить. Потому что полный метр - процесс, завязанный на очень жесткие экономические требования. Тут мы не можем позволить себе сильного экспериментаторства, потому что это большой финансовый риск.

Ранее было анонсировано возвращение на студию в том или ином качестве нескольких легендарных художников. Оно случилось?

Борис Машковцев: Да, случилось. Например, Михаил Алдашин вернулся в качестве креативного продюсера короткометражного кино. У нас вообще по формальным признакам будут равноправно развиваться три формата: короткометражное кино, сериалы и полнометражное кино. Каждый формат предполагает свою экономическую и производственную модели. Алдашин будет отвечать за короткий метр - соответственно, короткометражное кино будет делаться идеологически по тем законам, которые всегда существовали на "Союзмультфильме". Это прохождение через худсовет. Это кино, которое изначально предполагает наличие сложных идей. И результат на старте не всегда понятен - получится ли из этого кино фестивальное или зрительское? При этом никаких формальных ограничений нет.

И кто будет входить в состав этого худсовета помимо Алдашина?

Борис Машковцев: Состав сейчас формируется. Как только это произойдет, мы всех оповестим. Надеюсь, это будет сочетание аниматоров-классиков и художников нынешнего поколения, практиков. Мне хотелось бы, чтобы тут был некоторый баланс. То есть нам одновременно хочется, чтобы короткометражки были полем, которое формирует высокую планку художественного качества. И при этом, чтобы это было достаточно современно и интересно режиссерам  молодого поколения.