Новости

22.08.2017 10:52
Рубрика: Происшествия

Под чужим знаком

Ежегодно Пермская таможня выявляет тысячи единиц контрафактной продукции
Что пытаются ввезти в Пермский край под чужими товарными знаками и что вывезти, корреспонденту "Российской газеты" рассказал Павел Терехов, заместитель начальника Пермской таможни.

Что пытаются ввезти в Пермский край под чужими товарными знаками и что вывезти, корреспонденту "Российской газеты" рассказал Павел Терехов, заместитель начальника Пермской таможни.

Павел Васильевич, насколько велик объем контрафактной продукции, выявляемой Пермской таможней?

Павел Терехов: Ежегодно мы фиксируем попытки ввоза продукции с чужими товарными знаками. В прошлом году было выявлено 62 тысячи единиц такого товара, в нынешнем - уже более 90 тысяч. В основном это алкоголь и одежда. Вся продукция, как правило, под маркой известных фирм с раскрученными, хорошо продаваемыми брендами.

Как выявляется контрафактная продукция?

Павел Терехов: Чаще всего это происходит при декларировании товара. Если отсутствует разрешение правообладателя, мы направляем ему запрос. Если получаем одобрение, выпускаем товар. Если же правообладатель против, партию арестовываем с дальнейшим изъятием и конфискацией. Такое правило действует как при экспорте, так и при импорте продукции.

Как вы находите правообладателя? У вас есть адреса всех мировых производителей, имеющих зарегистрированные товарные знаки?

Павел Терехов: Те, кто хотел защитить свою продукцию, имеют представителей в Российской Федерации. За границу мы никому не пишем и никого там не ищем. Как говорится, насильно мил не будешь. Если нет в России представителя, занесенного в специальный реестр объектов интеллектуальной собственности или Роспатент, то мы представителей этой фирмы не ра­зыскиваем.

Часто попадаются товары с немного измененным товарным знаком или широко известным названием, в этом случае покупателю легко спутать фирмы. Например, хорошо известна спортивная обувь компании "АБИБАС".

Павел Терехов: Да, люди не всегда внимательны, и этим пользуются недобросовестные торговцы. Но сегодня с подобным явлением активно борются производители. Назначается экспертиза, выясняется, до какой степени схожи нанесенные товарные знаки с оригинальными, исследуются дизайн, цвет, надписи. При этом случаются любопытные инциденты. Так, китайские производители выпускали детские конструкторы один в один с LEGO, но под маркой "БРИКС". Часто подделывают аксессуары для женщин. Оригинальная дамская сумочка Louis Vuitton может стоить до 10 тысяч евро, у нас их продают по четыре тысячи рублей.

Насколько часты подобные случаи?

Павел Терехов: Совсем недавно мы приостановили экспорт стеклянной посуды - бутылок под водку в количестве 23 тысячи штук. Сделано для Таджикистана. На тару заводским способом нанесена надпись "Русская водка. Гафуровская". Однако правообладатель знака "Русская водка" решил, что это наносит ущерб его интересам. Сейчас идут экспертизы. Производитель бутылок утверждает, что водка не просто "Русская", а "Гафуровская", оппоненты возражают. В общем, решение остается за судом. Как он решит, так мы и поступим. Бутылки сейчас находятся на ответственном хранении у производителя.

Как обстоят дела с защитой авторских прав? Ведь эта сфера тоже может быть задета контрафактом.

Павел Терехов: Здесь немного сложнее. Практика еще до конца не сложилась. Был случай, когда из Китая ввезли игрушки, озвучивающие песни композитора Владимира Шаинского. А у него авторские права оформлены должным образом. Пытались их защитить, но работать в этой области очень непросто.

Бывают ли случаи, когда производитель ограничивает продажи своего товара, хотя по документам все в порядке?

Павел Терехов: Такое обычно происходит, когда компании заходят на новые рынки. Скажем, фирма торгует с Россией и одновременно желает продавать свою продукцию, например, в Польше. И товар, те же кроссовки, которые в России продает за пять тысяч рублей, в Польше реализует по тысяче. В денежном эквиваленте страны. Производитель демпингует, завоевывая рынок. Нечистые на руку коммерсанты не могут подобную ситуацию пропустить - закупают в Польше кроссовки по тысяче и продают их в России по пять тысяч рублей. В этом случае производитель накладывает запрет и ограничивает ввоз своей продукции из Польши в Россию, хотя товар произведен им самим. Мы защищаем интересы таких компаний, как и положено по закону. Если ушлым продавцам повезет, они могут проскочить мимо нас и распродать ввезенный товар. Но, как правило, ничего у них не получается. Таможня контролирует все перемещения товаров через границу.

А как быть с поставщиками санк­ционной продукции? В последние годы Беларусь и Сербия стали крупнейшими экспортерами ранее не свойственных им товаров - морепродуктов, сыров, колбас, различных фруктов-овощей.

Павел Терехов: Тут существует несколько нюансов. Например, в Норвегии поймали рыбу, скажем семгу. Это один товар. В Беларуси ее нарезали и упаковали. Это уже другой товар. Есть такое понятие, как товар, подвергнутый достаточной переработке. После такой процедуры он становится уже другой продукцией. И страна его происхождения может быть другой. Под санкции такие товары зачастую не попадают. Конечно, кроме всего прочего мы проводим документальную проверку. И к предпринимателям, которые пытаются нас обмануть, применяем соответствующие санкции.

Справка "РГ"

За контрафакт, незаконное использование товарного знака предусмотрены: уголовная ответственность - до двух лет лишения свободы со штрафом до 80 тысяч рублей; административная ответственность: граждане - штраф до 10 тысяч рублей, должностные лица - штраф до 50 тысяч рублей, юридические лица - штраф до 200 тысяч рублей. Во всех случаях производится конфискация товара.

В регионах Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край