Новости

24.08.2017 19:47
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Братья по оружию

Почему охота для русских писателей была не только забавой
В здании Государственного музея А.С. Пушкина, что на Пречистенке, 12/2, стоит лай собак и иногда протяжно воет волк. Нет, это не новая система охраны. Это организаторы выставки "С ружьём и лирой. Русская литература и охота" напоминают нам знаменитую сцену охоты Ростовых из романа "Война и мир".

Для многих классиков русской литературы охота и рыбалка были излюбленным занятием. И даже для тех, кто ее не очень-то жаловал, как Пушкин, здесь нашлось место: прижизненное издание "Повестей Белкина" можно увидеть в воссозданном кабинете Александра Сергеевича. Уникален проект тем, что организован Ассоциацией литературных музеев. Для создания охотничьей атмосферы объединили усилия двадцать три музея, в числе которых Государственный музей А.С. Пушкина, Государственный музей истории российской литературы имени В.А. Даля, Орловский музей И.С. Тургенева, Дарвинский музей, Всероссийский музей Пушкина, Музей-заповедник "Абрамцево", музей-усадьба Л.Н. Толстого "Ясная поляна" и многие другие.

Как признался Дмитрий Бак, директор Гослитмузея, идея выставки, позволяющей сплотить ведущих русских литераторов, рождалась в горячих дискуссиях между представителями литературных музеев. В итоге окунуться в охотничий быт писателей здесь можно по полной программе: экспозиция охватывает период от XVIII до ХХ века - от Александра Сумарокова и Гавриила Державина до Виктора Астафьева и Алексея Вампилова.

Противопоставление двух миров: мира природы и мира человека, их противоборство и слияние - вот на что опирается экспозиция. Организаторы попытались не только показать охотничий инвентарь писателей и представить их произведения на заданную тему, но и донести мысль, что охота была не просто популярной дворянской забавой, но наделялась и символическим значением. Приобщение к тайной жизни природы, закалка мужского характера, соперничество и борьба сильного со слабым - именно в этом организаторы предлагают искать ключи к пониманию связи между охотой и литературным творчеством.

На выставке можно увидеть необычное кресло, в котором любил рыбачить знаток "купеческой России" драматург Александр Островский; сапоги, в которых исходил сотни километров по бескрайним родным просторам "певец русской природы" Михаил Пришвин; любимую удочку заядлого рыбака Константина Паустовского и стильную кепку Антона Чехова, в которой он, вероятно, сиживал на рыбалке в ожидании клева.

Прохаживаясь по залам выставки, можно вспомнить (или узнать?) словечки из охотничьего лексикона. Вот вам навскидку: арапник, ягдташ и пыжи.

В кабинете писателя-классика с одного взгляда понятно, был ли он охотником

В воссозданных кабинетах литераторов с одного взгляда ясно, был ли писатель заядлым охотником. У Николая Некрасова все буквально кричит о его пристрастии: в центре висят ружья, из которых на самом деле стрелял писатель. До этого они не покидали музея-заповедника Н.А. Некрасова "Карабиха", и чтобы вывезти их в Москву пришлось приложить немало усилий. Известно, что Николай Алексеевич с раннего детства пристрастился к охоте. Сохранились воспоминания его сестры, где она рассказывала, что в десять лет он убил утку на Печельском озере и сам за ней поплыл. "Это стоило ему горячки, но от охоты не отвадило", - писала его сестра.

Но, как бы ни хотелось восхититься музейщиками, которым удалось собрать в одном месте и в одно время писателей разных поколений и их вещи, объединить их одной темой и попытаться разбросать по залам ключики с подсказками для разгадывания феномена литературного творчества и охоты, восторга, увы, не получается. Выставка выглядит слегка нафталиновой, ощущение, что уже на первом свидании вместо букета алых роз мне вручили букет искусственных цветов, а ружье Некрасова, несмотря на то, что привлекло внимание сразу, так и не выстрелило. Общей картинки для эффекта "вау" не сложилось.

Подобные выставки как минимум должны сопровождаться рассказом куратора, позволяющим правильно расставить акценты, сложить пазл из писательского охотничьего инвентаря и произведений в общую смысловую картину. Иначе теряешься, словно в лесу, когда не знаешь, какая ягода съедобна, какая нет, и когда от насыщенных ароматов кружится голова. Как максимум создать на ней интерактивные завлекалочки - да хоть бы компьютерную стрельбу по тарелочкам или угадывание птиц по пению. Я уже молчу про дегустацию блюд из дичи. Иначе как заманить сюда скучающего на традиционных выставках школяра, любопытствующую молодежь?

Впрочем, выставка прекрасна тем, что благодаря множеству картин и иллюстраций с изображением охоты хочется немедленно сбежать на природу, подальше от городской суеты. Пришвин писал в дневниках: "Больше всего боюсь, что перестану на пнях в лесу сидеть и куплю писательский стол, стану писать на нем". Так что за пониманием писательско-охотничьей души лучше все же рвануть в Дунино в гости к Пришвину на выходные, или в Спасское-Лутовиново к Тургеневу, или в "Ясную поляну" к Толстому, где по осени хрустят яблоки под ногами. Душой и телом ощутить прелесть природы и сходить хотя бы на "тихую охоту". По грибы то есть.

Между тем

5 октября Государственному музею А.С. Пушкина исполняется 60 лет.  К  юбилейной дате музей и Департамент культуры Москвы готовит ряд ярких событий, в числе которых открытие нескольких масштабных выставок: "Александр Клюндер. Русский камерный портрет", "Московский дом Пушкина: история в лицах", но, пожалуй, самая необычная из них - и  выставка-сенсация "Домик Нащокина - путешествие в Москву".

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Литература Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Книжная жизнь с Анастасией Скорондаевой РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники