Новости

25.08.2017 09:50
Рубрика: В мире

БРИКС на пути к межцивилизационному союзу?

Текст: Георгий Толорая (профессор МГИМО (У) МИД РФ, руководитель Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, исполнительный директор российского Национального комитета по исследованию БРИКС)
По мере приближения саммита БРИКС в китайском Сямэне (3-5 сентября 2017 г.) внимание к работе объединения повышается как в странах БРИКС, прежде всего в самом Китае, так и среди западной общественности
Председатель КНР Си Цзиньпин на встрече лидеров стран БРИКС в преддверии саммита "Группы двадцати" G20 в Гамбурге. Германия, 7 июля 2017 года. Фото: РИА Новости Председатель КНР Си Цзиньпин на встрече лидеров стран БРИКС в преддверии саммита "Группы двадцати" G20 в Гамбурге. Германия, 7 июля 2017 года. Фото: РИА Новости
Председатель КНР Си Цзиньпин на встрече лидеров стран БРИКС в преддверии саммита "Группы двадцати" G20 в Гамбурге. Германия, 7 июля 2017 года. Фото: РИА Новости

На Западе оценки БРИКС - достаточно предвзятые и критические, при этом мотивы такого негативизма - трудности как в самих странах БРИКС, так и в отношениях между ними. Действительно, экономический рост в этих странах, которые когда-то были названы американским инвестиционным банком "Голдман Сакс" самыми перспективными инвестиционными рынками, замедлился. А в некоторых странах даже стал отрицательным. Политическая ситуация в таких странах, как Бразилия и ЮАР, также вызывает тревогу, и в целом влияние "южного крыла" БРИКС на мировые дела в последние годы скорее снизилось, чем возросло. Ухудшились и отношения некоторых стран БРИКС с традиционными центрами силы на Западе. В особенности это касается России. Но и Китай, похоже, на пороге торговой войны с США. БРИКС удалось лишь незначительно повысить квоты его членов в международных объединениях и институтах, таких, как Всемирный банк и МВФ, по-прежнему остающимися под контролем Запада.

Так зачем же нужен БРИКС? Каковы его перспективы?

С учетом того что ближайшие два года БРИКС будут возглавлять, как уже говорилось, не самые активные страны - Южная Африка и Бразилия, - именно на нынешнем председателе - Китае (а в какой-то мере и России, которая примет председательство через два года) лежит ответственность за вектор движения этого межгосударственного объединения. Не будем скрывать, что именно Россия и Китай являются основателями и инициаторами создания БРИКС. Президент В. Путин недавно признался, что сама эта идея возникла в ходе бесед в Константиновском дворце в Петербурге с председателем КНР Ху Цзиньтао в 2006 году. Чего же ждать от нынешнего председательства Китая в плане определения стратегических целей БРИКС? И какие задачи должна выдвигать на первый план Россия?

Как представляется, важно понимать, что БРИКС - это не просто экономический союз больших "восходящих" держав или интеграционное объединение. Как раз область экономической интеграции - такая сфера, в которой сотрудничество между находящимися на разных концах глобуса и достаточно различными странами не было изначально таким уж императивом. Так в чем секрет устойчивости этого формата, который год от года растет и расширяется, охватывая практически все стороны политики, экономики, науки, культуры, образования и так далее? В рамках БРИКС действует более 70 треков по линии министерств, ведомств, общественных и неправительственных организаций по самым разным направлениям сотрудничества.

На роль круга друзей БРИКС или своего рода наблюдателей годятся только крупные и влиятельные страны с быстрорастущей экономикой и известной внутренней стабильностью, которые к тому же не имеют противоречий ни с одной из стран БРИКС и участие которых удобно всей "пятерке". К такой категории относятся такие страны, как Индонезия, Мексика, Аргентина, Нигерия, Египет, Иран.

Выскажусь прямо. На мой взгляд, БРИКС - это в первую очередь проект политических элит этих крупных стран, заинтересованных в том, чтобы их голос на мировой арене был услышан, в том, чтобы их позиции учитывались при принятии решений, и в том, чтобы доминирующие в мировой политике и экономике силы не действовали вопреки коллективным интересам стран БРИКС и развивающегося мира, интересы которого БРИКС также готов транслировать. Короче говоря, БРИКС желает принимать участие в определении мировой повестки дня по самым разным проблемам, начиная от урегулирования региональных конфликтов и новых вызовов, использования общих пространств, определения параметров финансово-экономической и торгово-инвестиционной архитектуры и кончая информационной безопасностью, образованием, гуманитарными обменами и так далее. То есть стать не только "исполнителем" правил, но и "разработчиком" правил мирового общежития.

Не слишком ли грандиозна это задача? Не значит ли это, что страны БРИКС идут на конфликт с доминирующей западной цивилизацией, которая в лице Соединенных Штатов, не хочет уступать завоеванные позиции, позволяющие извлекать односторонние выгоды от своей монополии на власть: власть в политике, в военном деле, в экономике, в научно-технической, инновационной и информационной сферах? Нет, БРИКС не хочет противопоставлять себя Западу. БРИКС - это отнюдь не "антизападный альянс", и было бы странно ожидать такого от прагматически настроенных стран, тесно интегрированных в мировое хозяйство. Причем большая часть объемов торговли, инвестиций, инновационных обменов, обменом людьми и культурными ценностями каждой из стран БРИКС как раз приходится на страны Запада, а не друг на друга. Поэтому задача БРИКС - это как раз быть не против, а за сотрудничество, за создание совместно с развитыми странами гармоничной и ориентированной на будущее системы, где бы соблюдалось уважение к суверенитету и равенству, где основой действий стран служили бы законы международного права и справедливости, и учитывались бы экономические интересы большинства населения мира.

При этом уверенность БРИКС в правильности такой постановки вопроса основана не только на том, что "пятерка" представляет большинство населения мира и дает 27% мирового ВВП. Дело в том, что страны БРИКС фактически представляют не просто отдельные нации, а по сути дела цивилизации. Это (по Хантингтону) - древнейшие синская и индуистская цивилизации, это (все же отдельная от общей иудео-христианской) православная российская цивилизация, это сегменты африканской цивилизации, представляемой ЮАР, и латиноамериканской цивилизации, представляемой Бразилией. Цивилизации, конечно, значительно более устойчивые, фундаментальные и долгосрочные формирования, чем нации или политические режимы, и даже идеологии. На них лежит больше ответственности за судьбы мира, их рост и развитие гораздо менее подвержены колебаниям и изменением политического курса.

Именно поэтому страны БРИКС фактически представляют наиболее глубинные интересы большей части человечества, и концепция, которую они предлагают, отличается от идеи развития, предложенной Западом, - тот считает, что прогресс идет линейно и по тем законам, которые на Западе и выработаны. Страны БРИКС выступают за разнообразие моделей, за более сложное переплетение различных восходящих сил, причем это "восхождение" является мягким и направлено на формирование мироустройства, в котором не навязывалась бы жесткая модель поведения.

Для того, чтобы справиться с теми вызовами, которые стоят перед человечеством, в том числе, в области экологии, народонаселения, технологических и природных вызовов, информационной безопасности, именно стабилизирующее участие всех крупнейших стран мира является императивом. Никто и не думает о том, чтобы как-то исключить действительно передовую на сегодняшний день западную цивилизацию или, скажем, проблемную исламскую цивилизацию (которая пока не представлена в БРИКС). БРИКС - это не только члены "пятерки", но и исторически связанные с ними страны и народы, входящие в регион, в культурный ареал, в экономическую сферу влияния "пятерки". Это позволяет создать такую модель развития мира, которая могла бы отвечать на вызовы нового века и, наверное, на десятилетия и сотни лет вперед.

Это долгосрочные задачи, а краткосрочная цель БРИКС - это изменение глобального управления в интересах развивающихся стран и растущих рынков, совершенствование глобальной экономической архитектуры и системы международной безопасности.

В момент председательства КНР особенно актуален вопрос, в какой мере страны БРИКС смогут представлять интересы других развивающихся стран. Факт, что практически каждая страна БРИКС является ведущей в своем регионе и имеет серьезное культурно-цивилизационное воздействие на окружающие страны, возьмем Россию, Китай или Индию, и это сложилось исторически и естественным путем, а не навязано кем-то сверху. Именно поэтому еще в 2013 году в Дурбане, когда Южная Африка была хозяйкой саммита, был придуман механизм "аутрич".

"Аутрич" означает участие представителей стран, входящих в зону влияния или в зону интересов каждой страны БРИКС, в диалоге с лидерами стран "пятерки". В случае ЮАР это были страны Африканского континента, Бразилии - страны Латинской Америки, России -значительная часть Евразии, Индии - страны БИМСТЭК. Китай в начале года устами своего министра иностранных дел предложил очень любопытную концепцию, которая, на мой взгляд, служит "добавленной стоимостью" китайского председательства. Это БРИКС+, а потом БРИКС++. Они предполагают участие в работе БРИКС в Китае стран не только из регионов, но и со всего мира, тех стран, которые наиболее влиятельны и должны, как нам кажется, со временем стать постоянными партнерами БРИКС как в ходе саммита, так и в ходе постоянных секторальных контактов. Данное ограниченное во времени и эпизодическое взаимодействие со странами региона не дает использовать возможности, которые можно было бы реализовать при постоянном систематическом участии представителей стран - не членов БРИКС в тех или иных структурах БРИКС по интересующим их направлениям и проектам и просто в информационном обмене. Несмотря на то, что некоторые из этих государств находятся в состоянии конфликта, доброжелательное участие БРИКС могло бы тут помочь. Поэтому давно обсуждается идея о том, что БРИКС должен иметь некий "круг друзей", то есть несколько стран, которые можно было бы назвать "наблюдателями", и более широкий круг стран, которые можно было бы назвать "партнерами по диалогу". Подобные структуры есть и вокруг ШОС, и вокруг АСЕАН, так что здесь мы не изобретаем каких-то новых форм международной сетевой дипломатии.

БРИКС - это не только члены "пятерки", но и исторически связанные с ними страны и народы, входящие в регион, в культурный ареал, в экономическую сферу влияния "пятерки".

Ясно, что БРИКС не собирается заменять ООН или другие страновые или региональные объединения, в рамках которых такое взаимодействие между этими странами ведется, и что круг этих стран не может быть неограниченным. С моей точки зрения, на роль круга друзей БРИКС или своего рода наблюдателей годятся только крупные и влиятельные страны с быстрорастущей экономикой и известной внутренней стабильностью, которые, к тому же, не имеют противоречий ни с одной из стран БРИКС, и участие которых удобно всей "пятерке".

К такой категории, наверное, относятся такие страны, как Индонезия, Мексика, Аргентина, Нигерия, Египет, Иран. Число этих стран не может быть слишком большим просто потому, что критерии, которые к ним предъявляются, не могут быть произвольно изменены и базируются на размере территории, численности населения, экономическом потенциале и цивилизационной привлекательности этих стран.

Правда, судя по всему, в ходе китайского председательства реализовать эту идею полностью не получится, поскольку среди приглашенных стран далеко не все могут считаться отвечающим этим критериям, и, возможно, их выбор определен некоторыми привходящими обстоятельствами (в том числе конъюнктурными прагматическими интересами страны-председателя). Это объяснимо, но мне кажется, что соображения сиюминутного выигрыша преходящи, а запущенный процесс должен приобрести свою динамику и устойчивость. В итоге через несколько лет он мог бы увенчаться созданием круга постоянных партнеров БРИКС, представители которых участвовали бы на регулярной основе в саммитах БРИКС, а на рабочем уровне было бы налажено секторальное взаимодействие. Не исключено, что если когда-либо будет принято решение о расширении БРИКС - а пока что такое решение отложено, для того чтобы наладить механизм взаимодействия в рамках нынешней "пятерки", несколько институционализировать ее деятельность, - именно эти страны составят "кадровый резерв" для расширения БРИКС.

Вместе с тем число членов БРИКС, конечно, не может быть слишком большим из-за уже упомянутых параметров и критериев влиятельности и размеров экономической мощи, но это не должно отстранять от сотрудничества с БРИКС другие заинтересованные страны. Более того, позволю себе крамольную мысль, что если бы все развивалось в духе гармонии, а не конфронтации и противостояния, то почему бы не подумать о включении в число партнеров или наблюдателей БРИКС крупных государств - членов НАТО, таких как Германия и Турция или, может быть, Франция.