Новости

25.08.2017 10:00
Рубрика: В мире

Китайский импульс в развитии БРИКС: в шаге от Сямэня

Брикс представляет собой, пожалуй, один из самых молодых неформальных механизмов по поиску коллективных решений в сфере международных отношений, чье появление связано с глубинными изменениями в международной обстановке
Текст: Валерия Горбачева (младший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН, советник российского Национального комитета по исследованию БРИКС)
Сегодня аббревиатурой БРИКС принято обозначать "пятерку" стран мира: Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южную Африку, чьи национальные интересы сопряжены в единой плоскости. С того момента, как страны БРИКС впервые были упомянуты в качестве некоего "виртуального клуба" новых центров силы, их деятельность стала объектом пристального внимания всего международного сообщества.
Саммит БРИКС в Китае 13-14 апреля 2011 года. Фото: РИА Новости Саммит БРИКС в Китае 13-14 апреля 2011 года. Фото: РИА Новости
Саммит БРИКС в Китае 13-14 апреля 2011 года. Фото: РИА Новости

Интенсификация сотрудничества между странами восходит к Е.М. Примакову. Во время его визита в Бразилиа в 1998 году была подписана "Декларация о принципах взаимодействия России и Бразилии, устремленного в XXI век". Хорошо известна и его инициатива о необходимости создания стратегического треугольника Россия-Индия-Китай с целью диверсификации российской внешней политики и снижения зависимости внешнеполитического курса России от стран Запада. Позднее инициатива была поддержана и другими странами в очевидном стремлении перестроить мировой порядок на основе равенства и справедливости. Мы стали свидетелями того, как группа "восходящих" держав выразила готовность встать в "авангарде" движения по переустройству мира и взять на себя ответственность представлять интересы других развивающихся стран.

Первая трехсторонняя встреча министров иностранных дел России, Китая и Индии состоялась в рамках саммита "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге в 2006 году. Значение стратегического треугольника неоднократно подчеркивалось на самом высоком уровне. В том же году в рамках 61-й сессии ГА ООН в Нью-Йорке министры встретились уже в расширенном составе, пригласив к диалогу своего бразильского коллегу. Именно тогда было принято решение о создании постоянного консультативного форума на уровне заместителей министров в качестве дополнительной платформы для более тесного взаимодействия четырех развивающихся стран. Первая встреча в подобном формате состоялась в 2008 году в Рио-де-Жанейро. В том же году было положено начало встречам министров финансов, а 9 июля 2008 года на острове Хоккайдо по окончании саммита "Большой восьмерки" состоялась первая встреча глав государств БРИК. Тогда лидеры четырех стран и пришли к соглашению о проведении полномасштабного саммита БРИК в 2009 году.

Движимые идеей о том, что формат БРИК позволит его участникам лучше понять позиции друг друга, выработать новые пути решения глобальных проблем и более эффективно содействовать реформе ключевых международных финансовых институтов, лидеры четырех стран по итогам первого саммита БРИК в Екатеринбурге в 2009 году приняли совместное заявление, в котором подчеркивалось, что диалог и сотрудничество стран БРИК служат не только общим интересам стран с формирующимися рыночными экономиками и развивающихся стран, но и строительству гармоничного мира, в котором были бы обеспечены прочный мир и общее процветание. Страны договорились о шагах по дальнейшему развитию последовательного, активного, прагматичного, открытого и транспарентного диалога и сотрудничества. В том же духе, при сохранении абсолютного приоритета своих национальных интересов и полного равенства, страны сотрудничают и по сей день.

Впервые же акроним БРИК был упомянут в опубликованной в 2001 году аналитической записке эксперта консалтинговой группы крупнейшего на Уолл-стрит коммерческого инвестиционного банка "Голдман Сакс" Джима О Нила. В своем исследовании он сформулировал набор тезисов, согласно которым страны БРИК на тот момент являлись крупнейшими центрами экономического роста и политического влияния и представляли собой ряд государств, обладающих наибольшей инвестиционной привлекательностью. О Нил утверждал, что в 2001-2002 годах реальный рост ВВП стран БРИК превысит показатели стран "Большой семерки", и в последующее десятилетие БРИК будет стремительно увеличивать свое влияние на мировые экономические процессы. Отчасти его предсказание сбылось, а акроним БРИК удачно отразил реальные процессы сближения четырех стран, хотя эти процессы гораздо глубже, чем просто обозначение набора инвестиционных рынков.

Стоит отметить, что формат БРИК появился на переломном этапе мирового развития в условиях формирующейся полицентричной системы международных отношений, где особо востребованными стали новые механизмы многосторонней сетевой дипломатии и коллективного лидерства ведущих государств мира. С целью расширения диалога между развивающимися странами по линии Юг-Юг и укрепления новых центров силы, членами БРИК было принято единогласное решение поддержать инициативу Китая и пригласить принять участие в саммите БРИК наиболее экономически развитое государство Африки - Южно-Африканскую Республику. В 2011 году на саммите БРИК в Санья ЮАР официально получила статус полноправного члена объединения, после чего "четверка" была переформирована в БРИКС. Присоединение ЮАР к неформальному диалогу развивающихся стран не только отразило усиление внимания мирового сообщества к странам Африки, но и стало важным стратегическим шагом для повышения международного статуса БРИКС.

Прошло десять лет с тех пор, как мы впервые заговорили о группе стран, чей курс лег в фарватере смены парадигмы глобального развития. На сегодняшний день БРИКC представляет собой формат международного сотрудничества, объединяющий крупнейшие центры экономического роста и политического влияния. Действует более сотни различных форматов межуровневого взаимодействия. Однако роль БРИКС в системе глобального управления зависит не столько от темпов экономического роста "пятерки", в чем, безусловно, лидирует Китай, но и от укрепления двустороннего и многостороннего сотрудничества в рамках самого блока. С 2008 года страны поступательно наращивают координацию сотрудничества в различных сферах, используя весь спектр форматов. В рамках БРИКС на разных уровнях обсуждаются не только актуальные на сегодняшний день глобальные вопросы в сфере политики и экономики. Они активно продвигают реформу мировой финансово-экономической архитектуры с целью снижения рисков возникновения новых кризисов в будущем и повышения роли развивающихся государств в принятии ключевых решений, способствуют улучшению международной торговли и инвестиционного климата. Без их участия не могут эффективно решаться такие глобальные проблемы, как международный терроризм и транснациональная преступность во всех ее проявлениях, экологическая деградация и изменение климата, международная продовольственная, энергетическая и информационная безопасность.

Вопреки существующим политико-экономическим и культурно-цивилизационным различиям, страны БРИКС объединились с целью создания модели нового мира, которая позволит как развитым, так и развивающимся странам выбрать новый путь развития. Будучи инструментом строительства полицентричного миропорядка, страны БРИКС полны решимости создать более демократичный, справедливый и безопасный мир на основе культурного и цивилизационного разнообразия.

В силу глубоких отличий страны БРИКС не претендуют на то, чтобы дублировать какой-либо из существующих форматов, так же, как и создавать антизападную коалицию, несмотря на, мягко говоря, непростые отношения с некоторыми из стран Запада. Однако можно с уверенностью сказать, что БРИКС будет продолжать действовать вне зависимости от западной риторики относительно его будущего. Постоянно меняющиеся на Западе настроения, но в целом в духе "БРИКСоненавистничества", в последнее время продуцируют шквал критики в сторону БРИКС. При этом количество критических комментариев прямо пропорционально успехам БРИКС в том или ином деле. Несведущие часто приравнивают БРИКС к политическому блоку, руководствуясь тем, что страны тесно сотрудничают в рамках "Большой двадцатки" по вопросам преодоления кризисов в различных точках мира и зачастую отстаивают схожие позиции в рамках ООН.

Но если быть объективными, в повестке дня БРИКС продолжают доминировать вопросы экономики, финансов и глобального развития, и уж тем более БРИКС не создавался как союз против Запада. Доказательством проэкономической деятельности БРИКС служит и активное развитие сотрудничества по линии Нового банка развития. Однако принципиальное несогласие с современной архитектурой мирового порядка является стимулом для наращивания как экономического, так и политического влияния стран и увеличения их роли в мирополитических процессах как в региональном, так и в глобальном масштабе.

За последние полвека архитектура международных отношений претерпела значительные изменения. В столь краткий отрезок исторического времени дважды произошла смена международного порядка. Постбиполярное мироустройство, в котором тесно переплетались элементы однополярности и многополярности, трансформировалось под воздействием объективных процессов, и теперь растущую роль в формировании структуры международных отношений стали играть новые центры силы. Вполне логично, что гипертрофированная роль, которую США при активном содействии других стран Запада играет в процессе принятия ключевых решений глобальной повестки, не устраивает добрую половину человечества, чьи интересы как раз и представляют страны БРИКС. В этой связи чрезвычайно важным является наращивание сотрудничества по линии БРИКС в качестве инновационной площадки по поиску общих точек соприкосновения в решении внешнеполитических задач и противостоянии новым вызовам современного мира. Отсюда вытекает и обширная повестка БРИКС, которая на сегодняшний день охватывает все ключевые сферы международной жизни.

Идет второй раунд председательства в объединении. Легко проследить преемственность повестки, что лишний раз свидетельствует о единомыслии, царящем в БРИКС. Но прерогативой страны-хозяйки по-прежнему остается формирование повестки грядущего саммита согласно своим приоритетам не только в развитии самого объединения, но и в позиционировании себя как сильный фактор международных отношений. Анализируя тематику "подготовительных" встреч, можем с уверенностью ожидать, что основными целями грядущего саммита БРИКС в Китае станут поддержание мира и стабильности в международных отношениях, улучшение системы глобального управления мировой экономикой, взаимодополняемое развитие стран БРИКС, расширение гуманитарных обменов.

Как и Россия, Китай в рамках своего председательства постарается максимально использовать возможности для придания нового импульса развитию БРИКС. Уже не первый год в рамках БРИКС обсуждается необходимость создания правовой базы в обеспечении международной информационной безопасности. У Китая есть все ресурсы для того, чтобы от слов перейти к действиям. В июле в китайском Ханчжоу министры связи и массовых коммуникаций стран БРИКС обсудили вопросы безопасности использования ИКТ и выразили намерение придать данному формату консультаций регулярный характер. Несомненно, вопросы международной информационной безопасности найдут отражение в итоговой декларации саммита БРИКС, который пройдет в сентябре в Сямэне.

Не останутся в стороне и вопросы, касающиеся развития ситуации в "горячих точках" - Сирии, странах Азии и Африки, на Корейском полуострове. По многим из этих вопросов страны имеют схожую точку зрения, о чем свидетельствует июньская встреча министров иностранных дел БРИКС.

Разумеется, особое внимание будет уделено работе Нового банка развития БРИКС. В 2017 году была принята стратегия развития, определившая то, как НБР будет выполнять свой мандат в следующие пять лет. Банк позволит не только анализировать состояние макроэкономики и политики стран-участниц с тем, чтобы находить и развивать прибыльные инвестиционные проекты, но и усилить координацию экономической политики членов объединения. К слову, первое "Рамочное соглашение механизма межбанковского сотрудничества в рамках БРИКС" было подписано в рамках китайского председательства на саммите БРИКС в 2011 году.

Но безусловным "ноу-хау" китайского председательства станет развитие формата "аутрич" с привлечением внерегиональных игроков - крупнейших стран Азии, Африки, Латинской Америки, многие из которых до этого момента не входили в сферу влияния председательствующей страны. Чего стоит только беспрецедентное количество (а именно двадцать восемь) стран, приглашенных к участию в Форуме политических партий, мозговых центров и гражданских организаций стран БРИКС, который состоялся в июне в китайском Фучжоу. Среди тех, кого Китай пригласил к диалогу в формате БРИКС+, были представители Индонезии, Малайзии, Филиппин, Камбоджи, Египта, Нигерии, Эфиопии, Кении, Аргентины, Чили, Мексики и др. Часть этих стран благодаря своему региональному влиянию, экономическому потенциалу, размеру территории и численности населения по праву претендуют на то, чтобы надолго войти в ареал деятельности БРИКС.

Несмотря на обострившийся накануне саммита БРИКС застарелый территориальный спор между Индией и Китаем, можно все же рассчитывать на то, что неприятных сюрпризов на встрече лидеров в Сямэне не будет. Как минимум саммит пройдет в штатном режиме. Как максимум - станет новой вехой в развитии объединения.