Новости

31.08.2017 19:41
Рубрика: Общество

Доктор прописал урок

Для тяжело больных детей в России начали работать 
госпитальные школы
Каждый год только в детских больницах страны лечатся 250 тысяч длительно и тяжело больных детей. Разного возраста. Некоторые из них прикованы к койкам, некоторые передвигаются с помощью родителей. У них случаются пики заболевания, у них бывает длительная ремиссия. А объединяет их то, что посещать обычную школу они не могут. Хотя жажда к знаниям у них нередко заметно больше, чем у здоровых детей. Как, где их учить? Кто должен этим заниматься?
Важно, чтобы здоровьем детей занимались врач и учитель. Фото: Александр Корольков/РГ Важно, чтобы здоровьем детей занимались врач и учитель. Фото: Александр Корольков/РГ
Важно, чтобы здоровьем детей занимались врач и учитель. Фото: Александр Корольков/РГ

Три года назад объявились энтузиасты: директор Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева академик Александр Румянцев и директор московской школы № 109 академик Российской академии образования Евгений Ямбург решили создать школы для таких детей. Так возник проект "УчимЗнаем", который возглавил Сергей Шариков. Сегодня Евгений Ямбург и Сергей Шариков беседует с обозревателем "РГ".

Когда проект только начинался, мы писали, сколь необходимы такие школы в разных регионах России. Это пожелание так и осталось в рамках пожелания? Или…

Евгений Ямбург: Такие школы стали реальностью. Они появились в Хабаровске, Калининграде, Воронеже, Московской, Орловской и Ленинградской областях, готовятся к открытию в ряде других регионов.

Не мало! Однако не везде. У нас что, есть регионы, где нет длительно болеющих детей?

Сергей Шариков: Дети-то есть. А вот найти людей, понимающих необходимость их обучения, очень непросто.

Назовите такие регионы.

Сергей Шариков: Не назову. Не хочу. Потому что надеюсь и верю: и до них дойдет понимание важности решения этой проблемы. Ведь чиновники, от которых это зависит, сами родители, дедушки, бабушки. И никто не даст гарантии, что любого из них не коснется такая беда - длительно страдающий ребенок.

Открытие таких школ зависит не только от вас, энтузиастов, но прежде всего от отношения власти регионов, от федеральной власти тоже.

Евгений Ямбург: Хочу сказать, что с самого начала нас поддержало московское правительство. Несмотря на то что в Центре имени Димы Рогачева лежат дети из 84 регионов России, Москва нашла возможность финансировать их обучение. Проект поддержали в Минобрнауки, Минздраве России.

Программа обучения выстроена вместе с врачами, реабилитологами и психологами. Время занятий - по рекомендации врачей

Согласитесь, в таких школах не каждый учитель может работать. Кто готовит таких специалистов? Где вы берете кадры?

Сергей Шариков: Если угодно - выращиваем.

Из кого?

Сергей Шариков: Удивитесь, но поверьте, есть немало таких учителей, которые приходят на эту работу по зову сердца. Высокие слова? Просто еще есть такие люди. И среди них много молодых.

Удивлюсь. Поверить трудно. Вот недавно в редакцию позвонила из Серпухова мама девятилетней девочки. С девочкой и мамой я познакомилась год назад, когда девочка проходила реабилитацию в "Русском поле". У девочки тяжелое онкологическое заболевание мозга. Ей показано обучение на дому. В Серпухове ей в этом было отказано. Как быть этой маме, этому ребенку?

Сергей Шариков: Типичная проблема. Наши дети испытывает трудности в продолжении образования дома.

Почему?

Сергей Шариков: По многим причинам. Требуется и особая подготовка, и иное отношение к своей профессии, и к таким детям. Можно сказать, проблемы ментальные. А они и самые сложные. К ним добавляется решение организационных вопросов. Если детей в школу в некоторых районах собирают на автобусе и везут в школу, то в случае болезни ребенка, учителей к нему никто не повезет.

В таких случаях надо внедрять дистанционное образование, использовать скайп, Интернет? Лично я считаю, это не лучшим выходом из положения, потому что ребенок, особенно длительно болеющий, нуждается в человеческом общении.

Евгений Ямбург: Вы абсолютно правы. Ничто не заменит ребенку личного контакта с учителем. А уж больному и длительно находящемуся в изоляции, тем более. Не будем забывать и то, что на просторах нашей страны не в каждой деревне есть возможность подключиться к Интернету. Тем не менее там, где это возможно, учителя наших госпитальных школ ведут занятия и в таком режиме. Учителя это не заменяет, но является важным инструментом в его работе.

Мы пока говорили о детях, у которых острая стадия заболевания. А беседуем мы сегодня в реабилитационном центре "Русское поле", точнее, в двухэтажном здании, где теперь школа для детей, находящихся в ремиссии и приехавших сюда со всей России.

Евгений Ямбург: Открытие такой школы - огромная радость. Объясню почему. Во-первых, болезнь не заканчивается после выписки из стационара. Во-вторых, огромная удача, когда реабилитация здоровья сочетается с учебной. Напомню, что Всемирная организация здравоохранения понимает здоровье в широком смысле слова, как здоровье физическое, психическое и нравственное. Важно, чтобы здоровьем детей занимались врач и педагог.

Многих врачей реабилитационного центра я знаю. А кадры школы?

Евгений Ямбург: Это педагоги нашей московской школы, потому что реабилитационный центр "Русское поле" часть Центра имени Димы Рогачева. А именно там работает наша школа.

В открывающейся школе "Русского поля" четыре классные комнаты. В одном помещении станут учиться одновременно дети разных возрастов? Будут изучать разные предметы?

Сергей Шариков: Обучение в такой школе проходит в малых группах и индивидуально. И обычные стандартные классы здесь не нужны. Места хватает всем. Кроме того, образовательная среда школы выходит за рамки здания. Занятия могут идти на природе, которой щедро одарено "Русское поле". К занятиям в нашей школе привлечены родители детей. Это очень важно.

Родители тоже учатся?

Евгений Ямбург: Именно так. Согласно Семейному кодексу, родители - первые педагоги ребенка. Тем более больного ребенка.

Сколько детей начнут обучение в школе "Русского поля"? И как занятия в этой школе вписываются в программу реабилитации детей?

Сергей Шариков: В школу придет 80 детей с 1-го по 11-й класс. Программу обучения мы выстраиваем вместе с врачами, реабилитологами и психологами. Время занятий зависит от состояния здоровья ребенка и рекомендаций врачей.

Надеюсь, 1 сентября занятия начались не только в школе Реабилитационного центра "Русское поле"?

Сергей Шариков: День знаний даст старт занятий во всех школах проекта "УчимЗнаем". В сентябре октроются еще такие школы.