Новости

04.09.2017 21:52
Рубрика: Экономика

Причастный оборот

Татьяна Нестеренко о маркировке шуб электронными метками и "теневом" импорте в Россию
Оборот товаров, находящихся "в тени", между странами Евразийского экономического союза (ЕАЭС), в который входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Армения, может достигать 70 процентов.
В некоторых сферах торговли может быть "скрыто" до 70% товара. Фото: РИА Новости В некоторых сферах торговли может быть "скрыто" до 70% товара. Фото: РИА Новости
В некоторых сферах торговли может быть "скрыто" до 70% товара. Фото: РИА Новости

Это касается самых "серых" сегментов торговли в союзе. Одним из таких традиционно считается рынок меховых изделий. Об этом рассказала в интервью "Российской газете" первый заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко.

Татьяна Геннадьевна, Россия предложила свой перечень товаров, которые необходимо маркировать. Среди них лекарственные средства, духи, одежда, фотокамеры. Что еще в него входит? Были ли из него исключены какие-то товары и почему? И почему именно эти товары попали в список?

Татьяна Нестеренко: Помимо этих товаров в перечень, подготовленный минпромторгом, вошли еще и обувь с верхом из натуральной кожи, автомобильные шины и покрышки и постельное белье. Сейчас окончательный вариант списка рассматривается государствами - членами ЕАЭС. При его подготовке использовалась модель оценки экономического эффекта от ввода маркировки, которая учитывает долю теневого оборота товаров. Также были рассмотрены и предложения участников рынка.

Какие знаки идентификации будут использоваться? Будет ли это зависеть от конкретного товара?

Татьяна Нестеренко: Требования к средствам идентификации товаров, в том числе к контрольному знаку, включая их виды, обязательные средства защиты, используемые материалы и прочее, будут устанавливаться решениями совета комиссии ЕАЭС. Они обязательно будут учитывать специфику маркируемых товаров и отраслевые особенности организации товарооборота.

Более чем в триллион рублей оценивается доля незаконного оборота продукции только в легкой промышленности

Можно говорить о том, что готовящаяся нормативная база будет предусматривать весь спектр существующих и перспективных способов идентификации. Их выбор по каждому виду товаров будет осуществляться индивидуально.

С 12 августа прошлого года маркировка меховых изделий в странах ЕАЭС фактически стала обязательной. Сегодня уже можно оценить первые итоги этого пилотного проекта?

Татьяна Нестеренко: Объективно оценить эффект от проекта можно будет только спустя два-три года. Тогда уже будут распроданы товары, промаркированные как остатки, введенные в оборот до начала действия соглашения. Тогда же налоговые органы проведут оценку объемов изделий российских производителей.

Сейчас в информационной системе маркировки зарегистрированы более 8600 участников, из которых около 20 процентов - вновь зарегистрированные предприятия либо ранее не отражавшие сведения о деятельности в отчетности.

По данным системы, оборот товаров в пять раз превысил показатели маркетинговых исследований по обороту за весь 2015 год (8,5 миллиарда рублей) и составил около 880 тысяч единиц товара более чем на 50 миллиардов рублей. В то же время, по информации Федеральной таможенной службы, задекларированный импорт меховых изделий из РФ увеличился по сравнению с 2015 годом по весу на 73,5 тонны (или 20,8 процента), а по стоимости - на 19,1 миллиона долларов США (или на 17,2 процента).

Но надо учесть, что пока пилотный проект по маркировке меховых изделий реализуется только в России и Белоруссии.

В мае этого года была создана рабочая группа по развитию системы маркировки товаров в ЕАЭС. Зачем она понадобилась?

Татьяна Нестеренко: Сейчас на площадке ЕЭК прорабатываются вопросы сопряжения информационных систем таможенных служб и других госорганов на основе интегрированной информационной системы ЕАЭС. В рамках интеграционных процессов прослеживаемость товаров - один из основных вопросов. Маркировка, соответственно, важный инструмент прослеживаемости.

Анализ мирового опыта говорит о том, что контроль за оборотом отдельных видов товаров в том или ином виде осуществляется во всех развитых и развивающихся странах. При этом инициатива по внедрению систем прослеживаемости может исходить как от государства, стремящегося обеспечить безопасность граждан, минимизировать "теневой" оборот товаров и повысить сбор доходов в бюджеты, так и от представителей бизнеса, который заинтересован в исключении недобросовестной конкуренции и в новых инструментах анализа своих логистических цепочек.

На Московском финансовом форуме, который состоится 8 сентября, как раз состоится дискуссия на эту тему. На одной из сессий мы будем обсуждать, как соблюсти баланс интересов государства, бизнеса и граждан при создании системы маркировки товаров. Кстати, действующий пилотный проект по маркировке изделий из натурального меха, который проводится в рамках ЕАЭС, уже позволяет говорить о ее положительном влиянии на легализацию "серого" рынка.

Насколько, по вашей оценке, велика на данный момент доля теневой торговли между странами ЕАЭС?

Татьяна Нестеренко: Следует понимать, что ввоз товаров с территории государств - членов ЕАЭС не попадает под таможенные процедуры. Целью же создания системы маркировки является прежде всего обеспечение прослеживаемости товаров, а не создание барьеров для торговли внутри союза.

Поэтому, говоря о теневой торговле между странами ЕАЭС, мы понимаем под ней экономическую деятельность, скрываемую от общества и государства, находящуюся вне государственного контроля и учета, доходы от которой не попадают под налогообложение.

В каких-то сферах доля теневого оборота товаров достигает 70 процентов. Яркий пример - это те же изделия из натурального меха.

В других отраслях доля теневого оборота незначительна и составляет не более одного-двух процентов - например, в сфере обращения лекарств. Их обращение подвергается значительному нормативному регулированию, но в таких сферах может быть крайне актуален риск попадания в легальный оборот и контрафактных товаров.

Конечно, контроль прослеживаемости товаров не является панацеей, но переход к практике ее использования в отдельных проблемных отраслях существенно поспособствует легализации оборота.

Министерство промышленности и торговли не так давно проводило исследование: по его данным, доля незаконного оборота только в легкой промышленности оценивалась в 1,38 триллиона рублей. Учитывая это, введение маркировки в данной отрасли могло бы значительно поднять налоговые поступления в бюджет.

Такая же ситуация складывается и в некоторых других областях. Но в каждом случае решение о необходимости и форме внедрения прослеживаемости должно рассматриваться отдельно, как с учетом интересов граждан, так и возможных последствий для бизнеса.

Инфографика: Антон переплетчиков / Роман Маркелов / РГ