Новости

Валерий Баринов, актер:

Одно из моих лучших воспоминаний - четыре года в общежитии по адресу: Трифоновская, 45Б. Мы были студентами театрального училища имени Щепкина, но жили в общежитии ГИТИСа. Веселые, счастливые дни. Я тогда получал повышенную стипендию - 28 рублей 50 копеек. В месяц проживание обходилось нам приблизительно 10 процентов от стипендии. У нас была своя столовая и общие кухни, на которых не только готовили. Один раз я заглянул, а там якутские девушки сушили над газом капроновые чулки. Взорваться можно было мгновенно. Поскольку ГИТИС был многонациональным вузом, мои однокурсники готовили самые разные блюда: кто-то жарил селедку, кто-то варил плов, и коридоры были наполнены "запахами жизни". Но по сравнению с современными общежитиями безусловный плюс заключался в том, что наша общага была большой семьей. Если человек входил в комнату, а там только что сварили пельмени, следовала реплика: "Подождите, я за ложкой!"

В комнате мы жили втроем, одна кровать была свободна. Меня назначили курсовым фотографом. Поскольку все будущие артисты любили сниматься, мне выделили одно койко-место для "лаборатории". И вот однажды к нам заглянула партийная комиссия. Неожиданно ответственные за порядок в общежитии зашли в нашу комнату и увидели, что одна из кроватей завешана одеялом. Заподозрили многое, а когда открыли и я выругался, ведь свет - это смерть для моей недешевой пленки, долго хохотали.

Помню, курсе на 3-м мы освободили две комнаты и сделали клуб по интересам, там были танцы и работал телевизор. Вся мужская часть общежития собиралась посмотреть прямую трансляцию хоккея из Канады или Америки, порой в три часа ночи.

Не знаю, как современные выпускники, для которых, возможно, важны комфортабельные, люксовые условия проживания, мне дорога другая сторона жизни "Трифоновки". Всегда, когда подхожу к своему общежитию ночью, после спектакля, вижу, как город спит, а оно горит, словно "плывущий "Титаник", смеюсь.

Общество Образование