Новости

06.09.2017 21:25
Рубрика: В мире

Есть у нас методы?

Текст: Федор Лукьянов (профессор-исследователь НИУ "Высшая школа экономики")
Живи мы в классическом великодержавном мире, Ким Чен Ын давно бы перестал будоражить мир. Потому что те великие державы, кого наиболее беспокоит тряска, производимая непоседливым выскочкой, приняли бы меры поодиночке или совместно, чтобы разобраться с раздражителем.

Ситуация вокруг Северной Кореи все более угрожающая. Два главных контрагента Ким и Трамп уверенно движутся на таран. Обоим нельзя отступать. Ким играет ва-банк, добиваясь признания себя "собеседником на пире", то есть легитимной ядерной державой. Поскольку ни одна страна пока не готова даже допустить такое, а "плана Б" у Пхеньяна нет, приходится взвинчивать ставки.

Трамп в худшем положении - дрогнуть перед лицом откровенного шантажа со стороны экзотической крошки-чучхе значит перечеркнуть все, на чем он настаивал. Надо ж было сладострастно глумиться над Обамой за несоблюденную "красную линию" для Асада, чтобы теперь оглашать череду "последних предупреждений" Пхеньяну и не быть в состоянии ничего предпринять...

Два главных контрагента - Ким и Трамп - уверенно движутся на таран. Обоим нельзя отступать

Бесконечно так продолжаться не может, ведь Ким Чен Ын натурально дразнит и провоцирует Америку под лозунгом персонажа популярного фильма конца 1970-х - "нет у вас методов против Кости Сапрыкина". Метод у капитана Жеглова, как известно, нашелся, может он найтись и у самой военизированной американской администрации за много лет.

Отягощающим обстоятельством служит то, что само по себе радикальное решение корейского вопроса в случае удачи сулит Соединенным Штатам заманчивые дивиденды. Прежде всего перспективу осадить Китай и укрепить свою роль как державы, задающей тон в АТР. Риск очень велик, но мировая политическая история богата примерами того, как комбинация безрассудства, азарта и надежды сорвать крупный куш доводила мир, говоря словами другого героя упомянутого киношедевра, "до цугундера". Не случайно зазвучали аналогии с кануном Первой мировой войны, когда амбициозный претендент бросает вызов грандам, которых он считает угасающими и неспособными всерьез ответить. Результат известен.

Остановить скатывание в пропасть может резкий слом заданной динамики. Кто больше всех заинтересован в том, чтобы обуздать разбушевавшегося Ким Чен Ына? Пекин. Сегодня любой из возможных сценариев - акция возмездия США, крах северокорейского режима под внешним давлением, новая война на Корейском полуострове, не говоря уже о применении ядерного оружия рядом с КНР, даже крайне маловероятная внезапная сделка Трампа и Кима - Китай не устраивает. Да и затягивание нынешнего положения вещей только множит предлоги для наращивания американского военного присутствия в регионе. России все это тоже не обещает выгод.

В идеальном великодержавном мире, где помимо естественного стремления к максимизации влияния игроки еще руководствуются и соображениями ответственности, Китаю и России следовало бы совместно сделать Пхеньяну предложение, от которого нельзя отказываться. Если угодно, ультиматум, но содержащий существенный позитивный компонент. Ким Чен Ын немедленно прекращает дергать окружающих хищников за усы и пытаться ткнуть их горящими головешками, а также вообще замораживает дальнейшую работу над ракетно-ядерной программой. За это Пекин и Москва официально берут КНДР под свой патронат, гарантируют его безопасность и предлагают программу экономического развития.

В утрированном виде Ким Чен Ын олицетворяет наступившую демократизацию международной среды

В этом случае Китаю и России пришлось бы рискнуть и возложить на себя отдельную от остальных крупных держав ответственность, в том числе и обязанность наказать Северную Корею в случае продолжения провокаций. И это стало бы отходом от многосторонних схем, которые обе страны традиционно поддерживают в пику американской склонности к самостоятельным акциям. Но зато появился бы шанс, сломав таким образом безнадежный статус-кво, предотвратить скольжение к катастрофе. Продолжая метафору на основе кино Станислава Говорухина, Сапрыкина-Кирпича нейтрализует в итоге не "злой следователь" Жеглов, а "добрый" и хорошо знакомый карманнику Мурашко.

На практике такого не будет прежде всего по причине сверхосторожности Китая, который нестандартные ходы не любит. Если уж совсем дать волю фантазии, можно вообразить молниеносную, как мы умеем, операцию одной России по взятию под контроль северокорейской инфраструктуры во имя сохранения стабильности. Политический эффект был бы оглушительный. Не только решить опасную для всех проблему, но и разом превратиться в наиболее влиятельного "свободного агента" в Азии, то, о чем России в нынешней ситуации остается только мечтать. Впрочем, есть одно "но" - Пхеньян станет сопротивляться. А это уже кровопролитная война.

Возвращаясь к реальности, приходится констатировать полный тупик. В утрированном виде Ким Чен Ын олицетворяет наступившую демократизацию международной среды. Что делать с отвязавшимися свободолюбцами, никто не понимает, поскольку, как и при любой демократизации, грань между свободой и анархией имеет склонность стираться. Уповающие на сдержанность китайские и российские представители наверняка осознают, что призывы к диалогу сейчас уже ритуальны. Крестный отец с уязвленным самолюбием и закусивший удила отморозок - неконструктивные собеседники.

Так что методы нужно искать срочно, а то будет поздно.