Новости

07.09.2017 20:35
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Услышать немоту

В Эрмитаже идет выставка художника-аутиста
Выставка японского художника Шиниши Савада впервые открылась в Эрмитаже. Она приурочена к международному симпозиуму "Аутсайдер арт и инклюзивные практики в музее". Представители крупнейших музеев мира, искусствоведы и медики собрались в Эрмитаже, чтобы обсудить две взаимосвязанные проблемы: место аутсайдер арт в современной культуре и что могут сделать музеи для социализации людей с особенностями развития.
 Фото: Наталья Онищенко/РГ  Фото: Наталья Онищенко/РГ
Фото: Наталья Онищенко/РГ

Шиниши Савада - аутист, он не разговаривает, не общается с людьми. Но его керамические скульптуры - причудливые "инопланетяне", драконы, ящерицы, тотемы, украшенные тысячами крохотных шипов - уже покорили зрителей множества выставок, в том числе и на Венецианской биеннале в 2013 году.

- Для многих людей с аутизмом искусство - единственный способ общения с миром, - подчеркивает генеральный директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. - Замечательный художник Шинищи Савада - наглядный пример взаимообогащения. Мы должны создать все условия для того, чтобы люди с особенностями развития могли самостоятельно посещать наш музей, участвовать в его работе, и вполне вероятно - дать ему нечто новое и важное.

Речь не идет о стандартных пандусах и табличках со шрифтом Брайля, хотя и это - важный элемент современного оснащения музея. Речь - о создании некой зоны со-творчества. Коллеги из Голландии и Швейцарии рассказали о том, как "ар брют" (творчество душевнобольных, заключенных, медиумов), впервые высоко оцененное в 1947 году искусствоведом Жаном Дюбюффе, со временем покорило мир. Многие исследователи сходятся во мнении, что ар брют представляет собой "чистое искусство" - искусство, лишенное шаблонов и традиций, а потому способное совершать настоящие прорывы. Сегодня на Западе эта мысль уже ни для кого не является неожиданной: в Амстердаме даже открыт специальный музей "Аутсайдер арт", и его директор Ханс Лойен отметил, что произведения художников этого направления все успешнее завоевывают рынок.

У нас в России к творчеству инвалидов по-прежнему относятся скорее как к явлению арт-терапии, нежели как к художественной ценности.

- Это происходит оттого, что у нас слишком мало профессионалов, владеющих одновременно двумя специальностями: медицинской и искусствоведческой, - говорит столичный искусствовед Надежда Мусянкова. - С художниками-"аутсайдерами" занимаются преимущественно психиатры, которые либо преувеличивают творческую значимость своих пациентов, либо не владеют достаточными знаниями, чтобы оценить их произведения по достоинству.

А между тем в России, по словам экспертов, трудятся сегодня порядка ста художников-маргиналов, чьи произведения без всяких скидок можно, подобно скульптурам Шиниши Савады, отнести к высокому искусству. Довольно назвать имена Павла Леонова, Василия Романенко, Розы Жарких.

Эрмитаж совместно с организацией "Антон тут рядом", созданной в поддержку людей-аутистов, осуществил весной этого года чудесный проект. На выставке представили работы профессиональных художников Императорского фарфорового завода и ребят с нарушениями аутического спектра.

Причем аутисты расписывали фарфор, выполненный профессионалами, а те, в свою очередь, расписали изделия по эскизам аутистов. Выставка произвела фурор. И она, по словам экспертов, была интересна отнюдь не только идеями "параолимпиады": мол, в жизни эти творцы такие беспомощные, а вот поди ж ты… Нет! Именно художественные результаты заинтересовали и арт-критиков, и музейщиков в первую очередь.

- Включение творчества людей с аутизмом в контекст искусства обогащает этот контекст, - подчеркивает Зоя Попова, исполнительный директор фонда "Выход в Петербурге". - Культура - явление социальное, она всегда - диалог между людьми. И потому даже такая, казалось бы, чисто социальная цель как "дать аутистам способ выйти из своего кокона" дает культурно значимый результат.

Например, спектакль "Язык птиц", который в порядке эксперимента поставил в Большом драматическом театре режиссер Борис Павлович, задействовал на одной сцене и профессиональных артистов, и людей с диагнозом. Сегодня этот спектакль включен в постоянный репертуар театра. И актеры БДТ в один голос уверяют, что этот проект важнее им самим: когда ты взаимодействуешь с кем-то, не похожим на тебя, это приучает сохранять спонтанность, избавляться от шаблонов, талантливее импровизировать.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"