Новости

10.09.2017 23:27
Рубрика: Власть
Проект: В регионах

Мост в наследство

В Пензе две семьи прописаны в доме, который снесли три года назад
Сестры Эзау из Пензы вместе с детьми, в том числе и несовершеннолетним, прописаны... под мостом. Нотариус восстановил их право на наследство отцовского дома, который четыре года назад снесли во время строительства моста через Суру. Регпалата на основании документов о наследовании выдала свидетельство о собственности на дом, которого больше нет, а в УФМС поставили штамп о прописке по несуществующему адресу.
Вместо дома, в котором они родились и выросли, стоят бетонные опоры эстакады. Над головой вместо крыши - плиты перекрытия моста. Фото: Наталья Саванкова Вместо дома, в котором они родились и выросли, стоят бетонные опоры эстакады. Над головой вместо крыши - плиты перекрытия моста. Фото: Наталья Саванкова
Вместо дома, в котором они родились и выросли, стоят бетонные опоры эстакады. Над головой вместо крыши - плиты перекрытия моста. Фото: Наталья Саванкова

По документам Юлия Эзау и Елена Власенкова, в девичестве тоже Эзау, владеют долями в частном доме по улице Урицкого, 15. Но вместо жилища, в котором они родились и выросли, теперь стоят бетонные опоры эстакады. Над головой вместо крыши - плиты перекрытия моста, по ним с грохотом несутся автомобили.

Эта запутанная история началась более десяти лет назад со строительства новой переправы через Суру в самом центре Пензы. Объект оказался долгостроем. Проблемы возникли из-за собственников нескольких домов на левом берегу. С каждой семьей мэрия решала вопрос индивидуально - кому-то предоставили квартиры по программе переселения из ветхого жилья, кто-то получил денежную компенсацию. Но история семьи Эзау на остальные не похожа.

- В этом доме мы родились, были прописаны, вышли замуж, жили с семьями, но собственниками не являлись, все было оформлено на отца, - рассказывает Юлия Эзау. - Когда началась шумиха с расселением, он не выдержал и умер. Сразу после его смерти нас с сестрой вызвали в мэрию и предложили не вступать в наследство, а получить две отдельные квартиры в социальный наем с последующей приватизацией. Показали новое жилье, оно нам понравилось, мы согласились.

Фото: Наталья Саванкова

Но квартиры предоставляла не мэрия, а воинская часть. Она являлась заказчиком строительства моста, и ее руководство было заинтересовано в скорой сдаче объекта. Но прописаться в новом жилье оказалось невозможно. Воинская часть с выдачей документов на новые квартиры медлила, ссылаясь на разные проволочки. Только полгода спустя сестрам предложили подписать договор, но квартиры в нем значились не как социальное жилье, а как служебное.

- Подписывать его мы не стали. Во-первых, мы не являлись сотрудниками воинской части. Значит, у нас нет законных оснований для предоставления нам служебных квартир. Во-вторых, жить на птичьих правах мы не хотели, - объясняет вторая из сестер - Елена Власенкова.

Вынужденные переселенцы стали обивать пороги прокуратуры, мэрии и даже следственных органов. Но воинскую часть вскоре расформировали, а в администрации Пензы сменился мэр и все руководство. И решать проблемы предшественников новые люди во власти не стремились. В итоге сестры Эзау живут в статусе бомжей.

- Даже в поликлинику с ребенком не могли обратиться, так как не было прописки. Нельзя было оформить справку на пособия и другие документы. Спасибо, что в школе в наше положение вошли и не стали придираться к тому, что в графе о месте регистрации у сына стоит прочерк, - вспоминает Юлия Эзау.

А летом 2017 года по решению суда из предоставленных ранее квартир их буквально выставили на улицу. Первый месяц они ютились у соседей с улицы Урицкого, которые вошли в их положение и пожалели. А теперь вынуждены снимать жилье.

Все это время мэрия Пензы решать жилищную проблему сестер даже не собиралась

Примечательно, что все это время мэрия Пензы решать жилищную проблему не собиралась. По словам сестер, им даже маневренный фонд не предлагают, так как они не являлись собственниками жилья. Поэтому девушки решили вступить в наследство, пусть и с опозданием. Как выяснилось, отказ от наследства был зарегистрирован незаконно - не были соблюдены формальные требования к процедуре. На этом основании нотариус и восстановила их в наследстве.

Но вместо того чтобы договариваться с собственниками, чье имущество было уничтожено, мэрия подала на них в суд. Как пояснила представитель мэрии в суде Вера Сирякина, собственники вступили в наследство, когда дом и земля уже были переданы в муниципальную собственность. На момент передачи переговоры велись только с собственниками жилья, с членами их семей никакие договоренности не заключались. Позиция чиновников понятна: нет дома - нет проблем.